Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Почему не рекомендуется девушкам жить одним и в лесу.


Почему не рекомендуется девушкам жить одним и в лесу.

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

http://sd.uploads.ru/t/qnbiu.jpg

УЧАСТНИКИ
Арин о`Риордан, Торин па Талверин
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
начало мая 505 года. Деметия, лес Долвиделан, хижина Арин
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Арин мечтала обрести в Британии покой и думала, что находится в безопасности. Но разве может девушка находиться в безопасности, когда она одна и в чаще леса?

0

2

Проводив очередную гостью, Арин взяла корзинки и отправилась в лес. Нужно собрать кое-какие травы, а потом приготовить ужин. Вчера охотник принёс за лечение пару зайцев , и можно сделать пирог и суп.
Через пару часов улыбающаяся девушка вернулась. В корзине сумасшедше пахли свежие травы. Разложив травы на просушку, Арин начала чистить овощи на похлёбку. Отличный вышел день: и все дела переделала, которые запланировала, и вкусный ужин скоро будет готов. Чем не счастье? Это не в монастыре краюшку хлеба и кружку воды получать.
Тряхнула головой, отгоняя непрошеные воспоминания. Пять лет она живёт здесь, и никто не нашёл. Значит, мачеха потеряла след, оставила в покое падчерицу. И пусть наследство и приданое потеряны. Зато теперь девчонка свободна. Никто не посмеет навязывать ей мужа, никто не будет мучить её, как мачеха. Жаль, с отцом так и не увиделась. Наверное, он уже умер - ещё тогда сильно болел. А вот Арин теперь в Британии... И счастлива в новом доме.
Дар прокормит её и здесь, как кормит все эти годы. Сельчане любят свою целительницу, девушки с удовольствием помогают собирать травы и корешки для лекарств. Охотники всегда оставляют тушку-другую добычи, сельчане делятся продуктами в обмен на настойки и лекарства. Одно только зареклась делать Арин: зло. Никаких приворотов, никаких порч, ничего такого. Она не тёмная.
Поправила тёмно-синюю юбку, набросила платок на голову: негоже волосами над едой трясти. Хоть и в косе, а всё же надо прикрыть. На груди, прикрытой кофтой чуть светлее, тускло поблёскивал оберег в виде восьмиконечной звезды. Зевнув, Арин поставила горшок с похлёбкой в печь и задвинула заслонку. Всё, почти готово. Скоро можно будет покушать.
Накрыла стол простенькой тёмно-зелёной скатертью, поставила глиняную миску, рядом положила ложку. В кружке остывал мятный отвар, который молодая знахарка обычно пила на ночь. Похоже, гостей сегодня больше не будет, можно лечь пораньше.

Отредактировано Арин (2014-08-17 00:46:38)

+1

3

Дервель Белобровый не по своей воле шлялся по Долвиделану в компании головорезов. Но она сказала, что надо все сделать быстро, пока герцог Деметии отбыл на турнир в Камелот. Она сказала: девчонка, рыжая девчонка, она из Ирландии, важно захватить ее и подложить под брата герцога. Дервель спросил, почему не сделать это с какой-нибудь другой рыжей девчонкой. Мало ли рыжих в Британии? И что за корысть ей в брате герцога. Она тогда засмеялась тихо и ласково, как, верно, умеют смеяться ведьмы, и сказала:
- До чего же ты туп, Дервель-Бродяга, Дервель-Заячьи Уши! Мне нет нужды в брате герцога, и в самом герцоге, а вот девчонка... Чтобы до того, как она попадет в руки лорда Торина, ни единого волоска не упало с ее рыжей башки. Понял? Ни ты, ни кто-то еще из твоей банды не должны прикасаться к ней даже пальцем. Передай ее девственной и непорочной, как агнеца Господня. А все остальное - не твоего ума дело. Только у тебя и нет никакого ума, и мне это нравится.
И она поцеловала его на прощание. И в этом поцелуе были обещания грядущих наслаждений. И он, Дервель, прозванный Белобровым, не смог ей противится. Потому что был полностью в ее власти, и свободы не хотел.
И вот он с пятерыми головорезами уже неделю околачивается в проклятом Довлиделане, где утопаешь во мху по колено, а воздух всегда такой сырой, что кажется, что дышишь водой, как рыба.
Они дождались, когда герцог отбыл в Камелот, вызнали, где лачужка рыжей девчонки (она и в самом деле была ирландка, хотя и разговаривать уже научилась почти без акцента, да еще и была знахаркой, к которой бегала вся округа) и дождались вечера, когда лорд Торин выехал в деревню на побережье, чтобы проследить, как идет работа по починке корабля, который пострадал во время последнего плавания.
- Чтобы девчонку - никто... Даже пальцем... - предостерег Дервель своих, когда они остановились перед хижиной лесной жительницы в сумерках.
- С чего бы ей такая честь? - спросил кто-то лениво, зевая и почесывая грудь через грязные лохмотья, в которые они вырядились, чтобы не привлекать излишнего внимания.
- Потому что я сказал так, - оскалил зубы Белобровый. - А кто не согласен - может со мной поспорить.
Спорщиков не нашлось, и они двинулись вперед, общаясь уже не словами, а жестами. Двое встали у окна, трое на мгновенье замерли у дверей.
Дервель на секунду заколебался, но потом упрямо мотнул головой: да ну, она же не ведьма, а простая знахарка! травница! Плошки-миски, травки-ветки - тьфу!
Он ударил ногой, сбивая дверь с петель к матушке Цернунна, и первым ворвался в убогое жилье. Рыжая собиралась ужинать - они застали ее с ложкой в руке. Ничего, небольшая голодовка не повредит. Перевернув пинком и стол - без большой надобности, просто для отстрастки, Дервель уселся на стул и смерил знахарку наглым взглядом от макушки до пяток. Девчонка была смазливой, такая могла бы одеваться и повеселее, а не пеленаться в тряпки, как монашка. Что, если  брат герцога посмотрит на такую монашку - и отправит ее в монастырь? Кого она совратить-то может в этой кофте под горло? Дервель судил по себе - уж он-то точно не проникся бы.
- Ну что, дорогая леди, не ждали гостей перед сном? - спросил он вежливым голоском, ну точно мальчик из церковного хора. Остальные разбойники заржали, оценив шутку. Один из них уже деловито вязал "дорогой леди" руки, а второй держал ее за волосы, пригибая к полу, чтобы сильно не брыкалась.

+2

4

Дверь вылетела из косяка с оглушительным грохотом, насмерть перепугав Арин и её ручную лисичку Ринни. Зимой юная ведьма вытащила рыжую из капкана, залечила сломанную лапку и накормила. С тех пор Ринни поселилась в избушке и даже спала с человеческой девушкой.
Когда ворвались оборванцы, Ринни лежала на печке, грея брюшко. Коротко взвизгнув, она забилась в одеяло и притихла. Арин негромко вскрикнула, когда её за волосы пригнули к полу.
- Таких гостей, как вы, я и днём не жду, - огрызнулась она, морщась от боли - верёвку на запястьях затянули на совесть. - Что вам надо? У меня нет денег, если вы грабить пришли. Мне платят продуктами и тканями.
Зачем они пришли? Неужели мачеха всё-таки нашла непокорную беглянку? Пять лет прошло, могла бы и забыть уже. Мало, что ли, наивных наследниц в Ирландии?
- Кто вы такие? - через боль выпрямилась девушка и посмотрела в глаза главарю. Странные они. Непохожи на обычных бандитов. Во-первых, лорд Алистер давно вывел здесь подобных особей. Во-вторых, обычные разбойники уже бы рыскали по вещам и укладывали девчонку на пол, задирая подол. А эти словно и не собираются ничего такого делать. Не то чтобы Арин жаждала стать жертвой насилия, но нелогичность происходящего её настораживала. Связывать зачем? Она и так шестерым здоровым мужикам не помеха - берите, что хотите. Неужели увезти собираются? К мачехе?
- Вас наняла моя мачеха? - ровным тоном забросила удочку Арин. - Сколько она вам заплатила?
Как не хочется возвращаться к той злобной твари! Почему-то леди Броган не желала пойти простым путём, подложив падчерицу под сыночка насильно - куда бы потом делась обесчещенная и беременная Арин? Нет, белокурой дряни нужно было непременно согласие строптивой наследницы. Неужели в завещании отца что-то неожиданное?
Мерзавцы... Только бы не разозлились. То, что они не обидят саму знахарку, Арин чувствовала. Но вот свернуть шею Ринни могут. Просто для острастки, чтоб девчонка не дёргалась. Вздохнув, рыжая приняла решение не сопротивляться и не злить незваных гостей.

Отредактировано Арин (2014-08-22 13:44:27)

+1

5

Наивный вопрос: кто вы такие? - заставил разбойников расхохотаться.
- Тебе по именам представиться? - с издевкой спросил один из них. - Хочешь заказать службу за здравие?
Они снова посмеялись, больше радуясь возможности обстряпать похищение быстро и без лишнего шума. Знахарка хоть и испугалась, но не визжала и в обморок падать не собиралась, значит, с доставкой подарка братцу герцога проволочек быть не должно.
Девчонку связали, и Дервель жестом приказал повернуть ее, чтобы проверить, на совесть ли сработано. Его люди свое дело знали, и главарь взял в руки конец веревки, намотав его для верности на ладонь. Сейчас ночь, девчонка живет здесь давно, сбежит - и ищи ее потом по кустам. Нет, он предпочитал действовать наверняка и без ненужного риска.
- Можете успокоиться, дорогая леди, - почти пропел он, подтаскивая ее поближе. - О вашей мачехе я слыхом не слыхивал и видом не видывал. Но на вашем месте поостерегся бы задавать лишние вопросы. Кто знает, что может произойти, если у девушки язычок слишком длинный и трудится не там, где нужно?
Кто-то словно бы невзначай продемонстрировал девице широкий охотничий нож.
- Если не хотите познакомиться с ним поближе, - продолжил Дервель уже другим  тоном, подскакивая со стула и сплевывая на пол, - следуйте, куда вам скажут и болтайте поменьше.
Он потащил девушку на веревке к выходу, как барашка на продажу.
- Спалите все тут, - бросил он через плечо. - Только быстро, будем ждать вас у старого дуба.

+1

6

- По именам не надо, - побледневшая Арин всё же держалась с достоинством дочери лорда. Нож внушал опасения, и вопросы замерли, не спеша сыпаться с языка. Похоже, это какие-то необычные разбойники. И не собираются насиловать девчонку прямо здесь. Поведут куда-то. Куда? Зачем?
Услышав про то, что дом сгорит, Арин резко обернулась.
- Вы хотите сжечь дом? Но...
http://sd.uploads.ru/t/RwjcB.jpg
А как же Ринни? Неужели она погибнет? Даже если лисёнку удастся спастись, она уже не выживет в лесу одна, привыкшая к человеку и заботе...
- Я не буду задавать вопросов и пойду с вами, если вы позволите мне взять с собой моего лисёнка, - предложила уговор Арин. Главарь не выглядел кретином и должен был сообразить, что добровольное послушание пленницы лучше, чем сопротивление и крики. Ведьма не верила, что бандиты угрожают ножом всерьёз. Чутьё подсказывало, что девчонка нужна им живая и здоровая. Зачем вот только - пока неясно. Но в любом случае их много, и ей с ними не справиться. Так что лучше послушаться и спасти любимицу. Жаль только избушку... Не то чтобы у Арин были несметные сокровища, но она привыкла к этому дому, обстановке, немудрёным нарядам. А сейчас комната выглядела разгромленной. Похлёбку жалко, нелогично вздохнула пленница.

Отредактировано Арин (2014-08-17 20:30:53)

+1

7

- Кого?! Ли-сенка?! - сначала Дервель вытаращился на знахарку, думая, что она сдуру потешается над ним, но увидев в глазах девушки непритворную мольбу и страх за чужую - пусть даже звериную - жизнь, решил уважить просьбу.
Видимо, те же мысли о покорстве и молчании, пришли ему в голову, а может, свою роль сыграли другие намерения. Так или иначе, он кивнул одному из подручных:
- Возьми мешок, посади туда кого она там просит... Только живо, живо. А вам, миледи, если хотите, чтобы ваша зверюшка сохранила свои четыре лапки и хвостик, лучше во всем слушаться меня.
Они не успели дойти до условленного места, когда на траве запрыгали красноватые сполохи и запахло гарью. Дом в лесу вспыхнул, как щепка, взметнув пламя до самых небес. В мешке, который нес один из разбойников, копошилась лиса, а сам Дервель тащил на веревке пленницу, не забывая зорко посматривать по сторонам.
Собравшись у дуба, вся компания, согласно заранее намеченному плану, устремилась на запад, к побережью.
- Может, ей рот заткнуть? - спросил помощник Дервеля. Он посматривал на знахарку с таким удовольствием, что Дервель поспешил отправить его вперед, показывать остальным дорогу. Они уже миновали лесную деревню, и теперь девчонка могла сколь угодно кричать на весь лес. Вряд ли из-под ближайшего куста жимолости вылезет благородный рыцарь с копьем наперевес и кинется спасать даму, попавшую в беду. Но что-то подсказывало главарю, что кричать пленница не станет.
Они пробирались сквозь лес по еле заметной тропе, спеша о утра поспеть к верфям. Девчонка то и дело спотыкалась, наступая на подол платья, но Дервель безжалостно дергал веревку, не замедляя шага. Похищение человека лорда Алистера - подвластного лорда, не такое уж большое преступление, за него положены штраф и пять ударов плетью, но и они были нежелательны. К тому же, брат герцога мог уехать, тогда попасть к нему будет труднее.
О лорде Торине Дервель слышал лишь мельком, все - слухами. Вроде, как два года или год у него умерла жена, и с те пор он на радостях  гуляет с бабами и напивается напропалую. Такой не будет долго раздумывать, когда ему преподнесут подарок. Разбойник не сдержался и хмыкнул, снова дернув веревку.

+1

8

Слава богине, они согласились взять Ринни! В мешке ей, конечно, неудобно, но зато она жива и с хозяйкой. Для дыхания разбойник прорезал ножом две дыры в мешке, и в одной из них тут же показался любопытный носик лисички.
Дорога оказалась нелёгкой. Арин то и дело спотыкалась, наступая на подол, и чудом не падала, когда главарь дёргал верёвку, вынуждая идти дальше. Такой быстрый шаг оказался сложным для не привыкшей к длинным переходам девчонки, и когда дошли до дуба, она уже чувствовала себя усталой.
Опустилась на колени в траву, глубоко вздыхая. Посидеть бы. Куда они тащат? Далеко ещё? Что это за странные разбойники, которые даже не обыскали дом, не забрали лежащие в тайнике монеты, продукты, не тронули девчонку? Какова цель их нападения? Клянутся, что к мачехе отношения не имеют... Может, и правда? Тогда куда они волочат измученную деревенскую ведьму?
- А руки обязательно связывать сзади? - не поднимая головы, подчёркнуто негромко и смиренно поинтересовалась Арин. - Может, спереди свяжете? Я никуда не денусь, пока у вас Ринни. Мне неудобно так идти, спотыкаюсь...
Она честно выполняла обещание не задавать вопросов и идти куда скажут, но про руки уговора не было. А если бы их связали впереди, было бы удобнее. Во-первых, можно подоткнуть подол и не наступать на него. Во-вторых, когда дёргают, принуждая идти дальше, от рывка не разворачивает, пихая верёвкой в спину и сообщая девичьей фигурке дополнительную скорость падения.
А ещё хорошо бы отдохнуть хоть чуточку. Потому что ноги уже ноют от быстрой ходьбы. Но об этом пленница даже не заикалась.

+1

9

Словно в ответ на бормотанье Арин, главарь похитителей вдруг остановился и долго глядел на небо, соображая что-то по звездам. Потом он свистнул, и спустя короткое время из чащи показался еще один разбойник - совершенно лысый толстяк. Отдуваясь и смешно перепрыгивая через древесные корни, он спешил к своим подельникам, сгибаясь под тяжестью ноши.
- Вы быстро, - пропыхтел он, поравнявшись с Дервелем и остальными и с облегчением сбрасывая на землю пухлый сверток. Сняв со свертка чехол из рогожи, толстяк извлек наружу восточный ковер - пестрый, как весенний луг, с пышным и мягким ворсом. Такие дорого стоили, и увидеть подобную драгоценность ночью, в лесу, в компании оборванных бандитов было удивительно.
- Развяжите ее, - скомандовал Дервель, указывая на Арин. После возни с тугими узлами девушку освободили, и один из разбойников начал сворачивать веревку в бухту, наматывая на собственный локоть. Значит, путы больше не понадобятся. Лисица в мешке завозилась и негромко тявкнула, за что сейчас же получила хорошего пинка. Тявканье сменилось скулежем, но Дервель не обратил на это внимания. Расстелив ковер, он поманил пальцем Арин и сказал:
- А теперь, дорогая леди, извольте снять ваши монашеские тряпки и лечь вот на это мягкое ложе, - он похлопал ладонью по густому ворсу ковра.
Ответом ему было испуганное молчание. Тишину нарушало только лисье поскуливание. Дервель повторил приказание уже другим тоном, не скрывая раздражения:
- Толстый! Оторви-ка башку этой мерзкой твари, что никак не угомонится! А потом помогите миледи раздеться. Сама она не привыкла марать ручки подобной работой, а камеристку мы с собой не взяли!

+1

10

Сказать, что Арин удивилась - значит, не сказать ничего. Она слишком устала от быстрой ходьбы, чтобы почувствовать неладное. И к тому же забеспокоилась, почуяв отчаяние хозяйки, Ринни. Рыжая ведьма вскочила, закрывая собой мешок. Сначала она услышала только приказ оторвать голову лисичке и кинулась к любимице в отчаянной попытке защитить. И только тут до неё дошло возмутительно наглое требование бандита. Он - что? Предлагает раздеться и лечь на ковёр? О богиня, неужели они решили всё-таки изнасиловать добычу? Но к чему тогда ковёр? Насильники никогда не заботятся об удобстве жертв. Тут что-то другое. Им надо... что им надо? Зачем им обнажённая девушка на ковре?
Дрожащими руками Арин прижала к себе мешок с лисой.
- Не... не надо. Прошу вас, не убивайте Ринни, - заплакала девушка, стараясь не думать о том, что эти ублюдки сейчас кинутся срывать с неё одежду. Придётся подчиниться. Богиня, никто никогда не видел её обнажённой, никто! В монастыре - грубые холщовые рясы, дома - закрытая одежда, приличествующая юной леди. А теперь...
- Я... сама, - всхлипнула Арин. - У меня нет камеристки...
Мысли лихорадочно метались, словно летучие мыши, всполошённые фонарём. Арин часто дышала, пытаясь справиться с ужасом и унижением, которыми веяло от приказа. Если не подчиниться, они убьют Ринни. И всё равно разденут пленницу, раз уж им приспичило это сделать. Но если послушаться, лисичка останется жива... И может, их даже не разлучат там, куда они потащат добычу.
Прежде чем раздеться, Арин распустила волосы, волной жидкого пламени хлынувшие на спину. Волосы прикроют тело... хоть немного, но прикроют! А затем трясущимися пальцами потянула завязку кофты...
Через минуту платок с бёдер, юбка и кофта тёмной грудой лежали на траве, а Арин, сжавшись в комок, стояла на коленях у расстеленного ковра. Как надо ложиться? Посередине? Или с краю? Глотая слёзы, градом катящиеся по щекам, полуживая от унижения и позора девушка осторожно, боком, легла на край ковра, пытаясь спрятаться под роскошной копной волос.
За что? Зачем всё это? Кому она что плохого сделала, ради Айрмед? Чем заслужила унижение лежать раздетой под взглядами шестерых разбойников, облизывающихся на юное тело?
Арин молча плакала, дрожа от страха и ночного холода. Ринни притихла, словно чувствуя, что хозяйке сейчас куда хуже, чем ей.

Отредактировано Арин (2014-08-18 22:13:07)

+1

11

Да, так было гораздо лучше. Дервель даже пожалел, что поклялся не трогать девчонку. Такие же мысли, наверняка, посетили и остальных, поэтому Белобровый поспешно закатал знахарку в ковер и начал командовать, пока никому не пришло в голову предаться плотским забавам здесь и сейчас, а не тащиться по Долвиделану непонятно чего ради:
- Толстый и ты, Рябой, понесете девку. Остальные - ждите здесь, мы должны скоро вернуться. Если до утра не придем - дергайте обратно. Только тогда и денежек вам не видать.
- Зачем нести ее к брату герцога в ковре? - спросил Толстяк. Он был самый умный из бандитов. По-крайней мере, иногда задавал дельные вопросы. Но сейчас был не тот случай. Дервель тоже спросил у нее зачем ковер и нельзя ли просто приволочь девчонку за волосы? Она долго смеялась, словно он сказал что-то очень забавное, а потом презрительно бросила:
- Тебе не понять. Ты - просто грубое животное, жрущее там, где найдет пищу. Но даже и ты не откажешься отведать еды, которую тебе подадут на золотом блюде - хотя бы из любопытства. А брат герцога - не животное, и если бросить ему под ноги кусок мяса, на накинется на него. Поэтому ты должен приподнести ему мясо на золотом блюде, чтобы он точно не смог отказаться. При встрече отдашь ему это, - она протянула Дервелю запечатанное письмо, - и скажешь...
Разговор лишний раз указал Дервелю, что его место - у порога.
Поэтому на свой вопрос Толстый получил короткий совет - заткнуться. Это, дескать, жизнь удлиняет. Дервель подхватил мешок с лисой - сам не зная зачем, лучше было бы бросить животину здесь, а не таскаться с ней подмышкой. Лиса, кстати, весила, как щенок-волкодав в полгода.
Теперь они шли медленнее, но деревня была уже близко. Выйдя из леса, трое со своей ношей направились сразу к воротам, не сторожась охраны.
- У нас послание от герцога для лорда Торина! - помахал письмом Дервель. - И подарок!
Печать на письме изучали долго. Несомненно, печать была герцогская - герб Деметии, парящая чайка. Доложили лорду Торину, и он велел пропустить.
Троица прошла в деревню. Их проводили к одной из хижин, где на эту ночь расположился брат герцога. Во дворе жарко пылал костер, а вокруг костра сидели воины. Некоторые уже сняли кольчуги, но некоторые были и во всеоружии. Они посматривали на прибывших подозрительно, и с еще большим подозрением - на подарок, который герцог зачем-то срочно отправил своему брату.
Из хижины вышел лорд Торин. Дервель никогда не видел его, но она описала внешность лорда так подробно, что не узнать было невозможно.  Он и вправду был очень высок - даже Дервель смотрел на него снизу вверх, черный от загара и  хмурый, точно только что съел сырую лягушку.
- Вам послание от брата, милорд, - произнес Белобровый учтиво и с поклоном протянул письмо. Знать бы еще, что там?
Письмо взял один из воинов и передал лорду. Тот осмотрел печать и сломал ее, не усомнившись, что письмо от герцога. Дервель перевел дух. По его знаку, Толстый и Рябой положили ковер на землю.
- Примите подарок от вашего брата, - Дервель взял ковер за свободный конец и дернул, разворачивая. Дружный многоголосый возглас указал, что своей цели дарители достигли. - А это - довесок, - он пнул мешок поближе к девчонке, выкатившейся из ковра, и вместе со своими спутниками скрылся в ночи, никем не замеченный.

+2

12

Корабль был почти готов, и работой плотников Торин остался доволен. Как обычно, он решил переночевать в Пуллгвингилле, а утром отбыть в замок. Торин любил эту деревню, здесь его не посещали мучительные воспоминания. Поти не посещали. Энвил никогда не бывала здесь. Слушая, как галдят воины, располагаясь у костра на ночлег, Торин уже выпил пару чаш южного вина - темно-красного, почти черного по цвету. В голове зазвенело, и по телу разлилась блаженная нега, предшествующая сну. Сну без сновидений.   
- Милорд, там посланцы от вашего брата...
Виноватый голос оруженосца прогнал долгожданное спокойствие. Посланцы от брата? Но ведь герцог на турнире в Камелоте. Что-то случилось?
- Сейчас, иду, - проворчал Торин, тяжело поднимаясь с постели, покрытой медвежьей шкурой. Он вышел во двор, щурясь от яркого света костра, и увидел троих незнакомых мужчин. Да уж, придумал братец, кого отправить! Своих людей, что ли не нашел? Один - белесый, как заяц, второй - толстый и лысый, как огр, а у третьего вся морда словно градом побита - последствия оспы.
Белесый заговорил, и речь его была правильна и учтива, а поклон указывал на то, что мужчина оказался не просто крестьянином из лесной деревни. Услышав про подарок, Торин вскинул брови. Брат никогда не баловал его подарками, даже на свадьбу, с чего бы решил сейчас? Ему передали письмо от герцога. Торин проверил печать. Да, это печать брата. Такая только у него. Даже щербинка над крылом чайки та же. Он развернул послание, торопясь прочесть. Почерк был изящный, незнакомый. Но это лорда не удивило. Как всякий знатный человек, герцог предпочитал перу - меч. Наверняка, нанял писца. Письмо гласило:

Любезному брату - лорду Торину, с сердечным приветом и наилучшими пожеланиями. Здоровье мое отменно, чего и тебе желаю. Посылаю с верными людьми небольшой подарок - сия рыжая дева привезена была в Британию из далеких Греций, и я купил ее, чтобы ты мог насладиться и позабыть тоску последних лет.

Не успел Торин дочитать послание до конца, как белобрысый ловким движением развернул ковер, и к ногам лорда выкатилась та самая рыжеволосая дева, о которой писал брат, прикрытая только собственными кудрями.

+2

13

В ковре было жарко и душно. К тому же бандиты волокли свёрток, словно бревно, не заботясь об удобстве пленницы. Арин не шевелилась - впрочем, это у неё и не вышло бы: слишком тесно. Судя по тявканью Ринни, её взяли с собой, слава Айрмед. Куда они волокут пленницу? К чему этот трюк с ковром? Вопросов было много, но ответов на них никто не преподносил на золотом блюде. Что там, даже в деревянной плошке и то не приносят. А девчонке, которую сорвали с привычного места, уволокли дракон знает куда, опозорили насильственным раздеванием, а теперь в ковре приволокли в неизвестное место, ответов хотелось. Очень.
Ковёр с пленницей опустился на землю. Послышались мужские голоса. Сквозь несколько слоёв плотной ковровой ткани ничего не разобрать... Ужас ласково взял за загривок и провёл ледяной лапой по коже ирландки, рассыпав на ней горсть мурашек.
А через секунду Арин вытряхнули из ковра. Судя по короткому хмыканью мужчины, возвышавшегося над ней, зрелище он оценил. Правда, в его взгляде светилось скорее любопытство, чем похоть.  А если в качестве оценки считать дружный возглас тех, кто стоял рядом, стройность фигуры и белую кожу подарка отлично рассмотрели и все прочие.
Как все рыжие, ирландка краснела мгновенно и ярко. Пунцово-алая Арин с трудом - затёкшие руки и ноги болели - села на колени и сжалась, прикрываясь волосами. Унижение продолжалось: на помосте всё та же, зрители расселись согласно купленным билетам. Хвала Айрмед, милосердная ночь укрыла несчастную пленницу темнотой своего плаща, а от костра света было мало.
Попросить одежду? Или не стоит рисковать? Неизвестно ещё, кому приволокли... И что ждёт похищенную ведьму этой ночью. Дрожа от холода и стыда, Арин смотрела в землю, прислушиваясь к звукам. Тявканье Ринни где-то позади успокоило - не убили, не бросили. Взяли...

Отредактировано Арин (2014-08-22 13:45:41)

+2

14

- И что это? - хмуро спросил Малыш Киан, правая рука и верный помощник Торина. Помощник стоял, сложив руки на животе и с огромным неудовольствием рассматривал голую рыжую девку.
- Братец прислал подарок, деву из Греций, - отозвался Торин, протягивая Киану письмо, совершенно забыв, что тот не умеет читать. Неожиданное событие этой ночи протрезвило его лучше, чем ведро ледяной воды на голову, но ясности мысли не прибавило.
Киан, судя по всему, тоже пребывал в некой растерянности, потому что письмо взял и даже посмотрел в него. Правда, тут же выругался и сунул послание оруженосцу.
- Сдается мне, - сказал он желчно, - что это обыкновенная ирландская шлюха. И не из каких она не из этих... земель заморских.
- Зачем брату дарить мне ирландку? - возразил Торин. - А где, кстати, те трое?..
Тут выяснилось, что посыльных и след простыл. Кто-то видел, как они спешно вышли за ворота и направились в сторону леса. Искать их туда никто не пошел, да брат герцога и не настаивал. И так понятно, что никого не найдешь в ночную пору в Долвиделанде. Там каждый кустик - защита, а каждое дерево - готовый дом.
- Наверняка, твой брат тут ни при чем, - довольно здраво продолжал рассуждать Малыш Киан. - Недруги наняли девку, чтобы она перерезала тебе глотку в постели. Всем известно, что ирландские бабы куда как ловки с оружием. Надо утопить ее, да и дело с концом.
Воины заметно заволновались. Один из них - широколицый, с усами до самой груди, не сводивший глаз с девушки, сказал за всех:
- Утопить всегда успеем. Надо ее сначала того... допросить, - и почесал ляжку, задрав тунику.
- А ты, я смотрю, никак ирландский уразумел? Или собираешься с ней на пальцах объясняться? - не остался в долгу Киан.
- Не, пальцем тут не сподручно... - протянул кто-то из молодых.
Мужчины нетерпеливо засмеялись. Когда же их предводитель скажет слово? И как он решит судьбу девчонки?..
Но Торин медлил, разглядывая сгорбленную фигурку со смешанным чувством жалости и брезгливости. Пока он обдумывал,  что предпринять, воины залезли в мешок, оставленный таинственными посыльными. Раздался крик, а потом и ругань. Широколицый вскинул руку, разглядывая глубокий укус на запястье:
- Там собака! Кусается!
Ему ответили громовым хохотом:
- Хороша собака! Такой только кур душить!.. Лиса! Смотрите! Лиса, клянусь Миртой! Наверняка, герцог в Камелоте поймал! Брату на воротник!..
- Девку - утопить, зверюгу - придушить, - басом сказал Киан, но лорд остановил его.
- Подожди, не горячись. Мы не спросили у нее, кто она такая и зачем оказалась здесь. Дайте ей что-нибудь, прикрыться.  Йос, накинь на нее плащ.
Заворчавший оруженосец не посмел ослушаться и набросил на девушку свой плащ. Едва женская нагота была скрыта, лихорадочное веселье, охватившее было мужчин, пошло на убыль. Воины разом поскучнели, некоторые вернулись к костру - доваривать в котелке рыбную похлебку, другие резко вспомнили про какие-то важные дела, которыми надо было немедленно заняться. Подумаешь, невидаль - голая ирландка! Что они, баб не видели, что ли? На самом деле все испытывали стыд и неловкость. Так всегда бывает, когда один совершает правильный поступок, словно в упрек остальным. 
Возле "подарка" остались брат герцога, его помощник и несколько воинов из числа охраны.
- Ну, можешь говорить безбоязненно, женщина, - сказал Торин холодно. - Отвечай, кто ты, и кто отправил тебя ко мне.

Отредактировано Торин (2014-08-19 21:35:10)

+3

15

Они стояли над дрожащей девчонкой и, не понижая голоса, обсуждали подарок. На предположение, что она шлюха, Арин едва не вскочила, чтобы залепить пощёчину говорившему, но вовремя вспомнила, что раздета, и сжалась сильнее, слушая обсуждение. Молча. Промолчала она и на предположение, что нанята убить кого-то. Всё равно же не поверят. Их тоже понять можно: пришли незнакомые мужчины, притащили голую девку. Попробуй она заяви, что является дочерью ирландского лорда - засмеют и по рукам пустят. Нельзя пока называть имени рода, нельзя. Айрмед не оставит своей милостью, в это несчастная пленница верила твёрдо, потому что больше не на что было надеяться. А что обсуждают - ну и пусть... Сейчас имело значение только одно: обнажённость. Отчаянно хотелось укрыться, спрятаться от похотливых глаз, от насмешек и сальных усмешек.
Не выдержала пленница только когда добрались до Ринни.
- Нет! Не трогайте её! - умоляюще вскрикнула она, повернувшись к тем, кто вскрыл мешок и был укушен лисой. В этот миг на плечи опустился тяжёлый плащ, и Арин схватила края, укутываясь по самый подбородок. Даже нос спрятала, чтоб не было видно ни кусочка тела. В плаще и с лохматой гривой, спутавшейся при переноске, она напоминала нахохлившуюся птицу. Дрожь стихла, краски отхлынули от лица. Айрмед милосердная, спасибо тебе! Правда, желание провалиться куда поглубже не пропало. И холодная земля, на которой девчонка стояла босиком, никуда не делась.
Осторожно подняла голову: мужчины разошлись, осталось только несколько из них. И тот, что повыше и хмурый, задал вопрос. Арин испуганно отшатнулась, едва не споткнувшись о мешок, из которого уже выбралась Ринни. Лисица села у ног, важно поглядывая на воинов и, фыркая, нюхала край плаща.
- Меня зовут Арин, - тихо представилась рыжая. - Те, кто принёс меня, - разбойники. Сегодня вечером они ворвались в мой дом и увели меня с собой. Связанную. А на окраине леса заставили раздеться и завернули в ковёр. Я не знаю, кто они и зачем всё это сделали... Пожалуйста, отпустите меня...
Правда, дом сгорел, но ведь можно пожить в деревне, или даже в замке лорда, он предлагал. А деревянное строение в две комнаты крестьяне отстроят за три дня... Как же страшно! Девушка стянула потуже края плаща, нервно пытаясь спрятаться в него целиком. Правда, для этого надо было накинуть его капюшоном, но шут с ними, с волосами. Зато тело надёжно скрыто от жадных глаз. И немного теплее.
Вконец замёрзшими ногами Арин осторожно встала на ковёр, не в силах больше стоять на колючей от соломы ледяной земле.

Отредактировано Арин (2014-08-25 11:14:00)

+3

16

Нехитрый рассказ Арин мужчины выслушали в напряженном молчании. Первым заговорил Малыш Киан:
- Врет она все, нутром чую.
- Или врет, или что-то скрывает, - спокойно согласился Торин. Мало того, что историю девица рассказала странную, так еще у нее на теле - это все видели - не было ни единой царапины, ни синяка. Значит, пошла и раздеваться согласилась добровольно, не сопротивляясь. Настораживало и имя - Арин. Ирландское имя, а никак не греческое. По нелепому стечению обстоятельств, так созвучное имени брата герцога. А может, это не случайность? А еще один хитрый ход? Вроде письма, что принесли посланники. Все это сильно смахивало на какой-то продуманный заговор, и девчонка Арин играла в нем не самую последнюю роль.
- Утопить, утопить... - бубнил Киан на разные лады, но Торин остановил его бормотанье.
- До приезда герцога она останется у нас, - сказал  он. - А мы пока разберемся, кто ее захватил, почему именно ее и какие у похитителей были цели.
Малыш Киан всем своим видом выразил, насколько неразумным считает решение своего лорда - он досадливо крякнул, состроил выразительную рожу и ударил кулаком по собственной ладони. Звук вышел такой, словно лошадь огрели по крупу деревянной лопатой. Но на Торина это не произвело особого впечатления. Подозрительность помощника, которого он давно считал другом, не раз оказывала им добрую услугу:
- Пусть скажет, где она жила раньше, а ты, Киан, завтра проверишь ее слова. Тебе ведь это труда не составит? - он старался говорить спокойно, хотя это давалось с трудом. Появление голой девицы, выкатившейся из ковра, вряд ли могло оставить кого-то равнодушным. Слишком уж красива, и совсем не похожа на крестьянку - у них не бывает таких холеных рук. Сразу видно, что не к тяжелой работе привыкла эта девица. Ах, да. Арин. Она сказала, что ее зовут Арин.
Не дожидаясь ответа на вопрос, Торин велел своим воинам возвращаться на пост, а Киану - отдыхать. Завтра с утра им предстояло возвращаться на Ллин Долен. В замок Рыжей Девы. Торин невольно усмехнулся новому совпадению - везти рыжую в замок с похожим названием. Боги решили пошутить этой ночью.
Малыш Киан спросил, куда определить "подарок". Может, запереть в конюшне? А вдруг лошадей испортит?
- Она проведет ночь со мной, - сказал Торин, заранее зная, что услышит в ответ.
- Ты спятил, милорд?! - загремел Киан. - Мы ведь даже не знаем, кто она! Может, ирландская шпионка!
- Я еще голых сопливых девчонок не боялся, - хмыкнул Торин. - Или ты опасаешься, что ее лиса перегрызет мне глотку?
Пресекая все дальнейшие возражения, он взял Арин за плечо и подтолкнул в сторону хижины которую ему уступили для ночлега. Здесь жил староста деревни, но из уважения к лорду он на время перебрался вместе с домочадцами к родственникам. Не особенно роскошное жилище, если сравнивать с благоустроенными домами южных городов, но по местным меркам - лучше и не сыщешь на побережье.
Стены были выложены гладко оструганными деревянными дощечками, такими же досками был устлан пол и выскоблен добела. Дымоход очага был выведен наружу, а на широких скамейках, заменявших кровати, лежали одеяла из медвежьих шкур. В домах попроще постели стлали прямо на полу, а очаг устраивали посредине жилища и топили по-черному.
Торин зашел следом за девчонкой и плотно закрыл двери. Налил еще вина и устроился с чашей на кровати, с любопытством разглядывая Арин.
- Так что делает ирландка на бриттском побережье? - спросил он. - Хотелось бы узнать, где ты жила и кто твой лорд.

+3

17

Они ей не поверили... Ну ещё бы: девчонка не избита и вообще выглядит целой. Не расскажешь же им про Ринни, засмеют...
Если сказать им про владения лорда Алистера, то легко будет выяснить, что ведьма жила там не всю жизнь. И они узнают про Ирландию, про побег и мачеху... могут ведь и отдать ей. Не говорить? Айрмед, помоги...
И без того замёрзшая девчонка похолодела, услышав предложение утопить. Неужели правда утопят? И Ринни тоже? Как умирать не хочется...
Слава богине, главный не позволил, подтолкнув пленницу к избе. Наклонившись, Арин взяла на руки Ринни и закуталась в плащ снова. Его, наверное, отберут... А во что ей одеться? Разбойники не взяли с собой одежду, которая была на рыжей.
Дом, в который лорд привёл девушку, выглядел как обычное крестьянское жилище. Только побогаче. В домах некоторых из сельчан, куда ведьма приходила лечить, порой очаги попроще выглядели, прямо на полу и дымили...
Остановившись на пороге, Арин нерешительно замерла, глядя на лорда, усевшегося на кровати. Ей присесть не предложили. Не поднимая головы, ирландка покрепче прижала Ринни.
- Лорд Алистер... он позволил жить в его владениях, потому что я спасла жизнь его сыну. В лесу рядом с деревней стоял небольшой домик. Его сожгли разбойники, когда увели меня. Вы вправе не верить, но я говорю правду... Мне ничего не известно о них и их намерениях. Я послушалась приказа раздеться потому, что они пригрозили убить мою лису, - тихо проговорила она, не надеясь, что мужчина услышит. - У меня никого нет, кроме неё, и... я обещала слушаться, если они возьмут Ринни с собой, а не оставят в доме, который собирались поджечь.
Не в силах стоять, Арин опустилась на пол, поправив полы плаща. Умница Ринни сидела тихо, не тявкая. Голодная девчонка не смела попросить еды, слишком пугал её лорд-великан. Но, может, они позволят покормить хотя бы лису? В деревне есть куры, и если Ринни не покормить, она пойдёт на охоту. А влетит за это ирландке.
Арин было очень страшно. Она по-прежнему ничего не понимала в происходящем и очень боялась, что тот огромный мужчина настоит на своём и уговорит лорда утопить подозрительный подарок.
На вопрос о причинах появления в Британии Арин не ответила, надеясь, что лорд отвлечётся на рассказанное ею. Меньше всего ей хотелось бы вернуться в монастырь или к мачехе...

Отредактировано Арин (2014-08-21 12:46:10)

+2

18

Вот теперь хотя бы Торин услышал имя, которое было ему известно.
- Я знаю Алистера, - сказал он, потягивая вино. - Он - лорд, подвластный моему брату. А брат мой - герцог Деметии. И мне очень интересно, почему тебя приволокли сюда от его имени люди, которых ты, если верить твоим словам, совсем не знаешь. Завтра отправлю посыльного к Алистеру. Если он подтвердит, что ты жила у него, с тебя будет снята половина подозрений. Но вторая половина останется.
Дверь распахнулась без стука, и вошел Малыш Киан, волоча корзинку, из которой шел аппетитный запах. Под мышкой он нес тряпичный сверток из грубой тканины. Киан так и ожег взглядом Арин, но обнаружив, что та сидит на полу в обнимку со своей лисой, немного успокоился.
- Вот немного еды и одежда для этой... - он бросил Арин сверток, оказавшийся платьем.
Торин смотрел на друга с ухмылкой. Вино сделало свое дело, он вновь ощутил живительное тепло этого божественного напитка, и все показалось не таким уж плохим, на самом деле.
- Можно подумать, ты пришел только для того, чтобы меня накормить и ее одеть, - он указал на стоявший на столе кувшин, давая понять, что желает еще вина. Киан с ворчанием взял кувшин и вновь наполнил чашу лорда до краев:
- Надо хоть кому-то беспокоиться о тебе, раз ты сам не в силах это сделать. Напьешься, она задушит тебя во сне и сбежит!
- Может, это будет лучшим выходом, - медленно ответил Торин, осушая чашу одним глотком и требуя еще.
Помощник витиевато выругался, помянув все дьявольские отростки в Ирландии, те, что плодят таких вот рыжеволосых потаскух, которые еще хуже, чем вороватые лисы. Он швырнул корзину на стол, бросил на Арин еще один презрительный взгляд и вышел, не преминув громко хлопнуть дверью.
В комнате стало так тихо, что слабый треск догоравших в очаге поленьев казался оглушительным. Торин сделал еще два глотка и обратился к Арин:
- Что же ты ждешь? Надень одежду, больше подходящую твоему полу, и поешь. Гость не должен оставаться голодным. Даже если это незваный гость. Переоденься, я не стану смотреть.
Он и в самом деле закрыл глаза, презрев все предостережения и опасения Киана. Пусть делает, что хочет.

+2

19

Подозрения... Знать бы ещё, в чём подозревают. Понятно, что выглядит странно - девушка, живущая во владениях лорда, вдруг попадает в руки брата его сюзерена как подарок. Бред какой-то, если подумать. Но Арин-то при чём? Она и правда не знает этих людей. И сюда не рвалась, ей и дома хорошо было...
На замечание лорда о подозрениях девушка не ответила. Ему, скорее всего, и неинтересно слушать её оправдания. А сама Арин очень устала. Ноги болели после быстрой ходьбы, на руках остались синяки и ссадины от верёвок. Хочется поесть, искупаться, поспать. И остаться в одиночестве. Но разве ж оставят...
Вошёл здоровяк, предлагавший утопить подозрительную пленницу. В руках у него был свёрток ткани и корзинка, издававшая такой аппетитный запах, что Ринни заскулила, а желудок девушки предательски заворчал, требуя еды. Тихо шикнув на лису, Арин опустила голову, не в силах встретиться с презрительным взглядом здоровяка. Дурак, кого она может задушить своими тонкими руками? Ну если не верят, зачем привели и оставили наедине с лордом? Заперли бы где-нибудь, и точка! Нет же...
- Я бы тебя лучше задушила, да не допрыгну, - буркнула Арин вслед здоровяку, надеясь, что тот не услышит. А то прибьёт же, и лорд не спасёт.
Следующие слова темноволосого заставили Арин изумлённо вскинуть глаза. Ей дадут одежду и еду? Пленнице? Подозрительной ирландке, невесть зачем тут оказавшейся? Надо же... Лорд глаза закрыл, чтобы не смущать. Ха, это после того, как девчонку выкатили обнажённую из ковра и на её попу глазел весь его отряд?
Поставив Ринни на пол, Арин мгновенно скинула плащ и нацепила грубое домотканое платье - к счастью, в пол и с маленьким вырезом. В свёртке валялся ещё и плетёный пояс. Дрожащими руками девушка повязала его и достала из корзины жареное мясо и хлеб. Остудив мясо, она отдала его лисице, а сама принялась за хлеб и молоко, кувшинчик с которым стоял там же, в корзине.
- Спасибо, - тихо произнесла она, доев и снова опускаясь на пол. Плащ Арин аккуратно свернула и положила на скамью рядом. Голод отступил. Это, конечно, не то чтобы еда, но желудок успокоится. Если бы Арин слопала мясо, она бы точно наелась - но не могла же она не покормить Ринни! Кстати, о ней. На ночь, наверное, придётся поясом привязать к ножке скамьи. Или попросить на улице привязать, чтоб зверушка могла справить нужду? И... где будет спать сама ирландка? Постелей в доме две. Лорд... ведь... не потащит её в постель, нет?

Отредактировано Арин (2014-08-22 13:46:41)

+1

20

Пока ирландская девчонка ела и возилась с переодеванием, Торин успел задремать. Чаша с остатками вина выпала из его руки, и рубиновая жидкость пролилась на медвежью шкуру, которая была брошена на постель вместо одеяла. В тонком сне, когда душа вроде бы и вылетает из тела, но остается рядом, не отправляясь путешествовать в подлунные дали, Торин вдруг вспомнил, что ирландка не ответила на главный вопрос: как она попала в Британию с Изумрудного острова. Была ли она пленницей или прибыла сюда своей волей... Если своей - то какую цель преследовала?
Слова благодарности, произнесенные "подарком" почти шепотом, заставили брата герцога вздрогнуть и открыть глаза. Сбросив чашу с постели на пол и стряхнув с ладони капли вина, Торин улегся поудобнее, на раздеваясь, лишь скинул сапоги. Тоненькая девчонка с копной огненных кудрей и в мешковатом платье с чужого плеча выглядела смешно. Похоже, эти одежды принадлежали крестьянке, которая была выше и гораздо шире телом, чем Арин. Да, Арин. Так ее зовут. По-ирландски это означает "мир". Неподходящее имя, совсем неподходящее. Больше бы подошло Айле или Сайофра - Эльфа или Сида. Сида в крестьянском платье - странное зрелище.
Мысли стали путаться, как всегда бывало после благословенного напитка из южных земель.
- Устраивайся, как тебе удобнее, - сказал он. - Спать осталось - всего ничего, на рассвете мы отправляемся домой...
"В Замок Рыжей Девы", - добавил он мысленно. И это снова оказалось ему столь забавным, что он не удержался и хмыкнул.
Фитиль в плошке с жиром зашипел, мигнул красным, и погас. Но Торин этого уже не видел, потому что спал. Спал крепким сном, без сновидений.

+2

21

- Домой? - расстроенно повторила Арин. Значит, её не отпустят? Не вернут во владения лорда Алистера? Но...
Кто затеял всю эту интригу, кто? Зачем лорду преподнесли девушку? Почему именно её, Арин? Было ли это направлено против лорда Алистера или против его сюзеренов? Без дополнительных сведений ирландка ничего не понимала, а письма она не читала. Как и не общалась с той, кто послала разбойников в её лес.
Значит, лорд не собирается отпускать подарок. Почему? Хочет выяснить, что стоит за письмом... или его просто впечатлила обнажённая рыжая, вытряхнутая из ковра? Айрмед, как понять... Ладно, стоит лечь спать, пожалуй. Из дома её никто не выпустит, там стража стоит. Как ещё оставили-то наедине с лордом, не испугались.
Сняв пояс, Арин обмотала его вокруг грудки и лап лисицы, оставив достаточную длину, чтобы можно было потом взять лису к себе в постель. Не надо ей бегать. До рассвета осталось не так много времени, потерпит. А здесь, внутри, и лиса, и её рыжая хозяйка в безопасности. Этот лорд странным образом внушал доверие. Не верилось, что он способен на насилие по отношению к юной девушке, будь то постель или ударить. Может, это было ведьминское чутьё... Но из всех людей, стоявших там, во дворе, Арин могла бы довериться только этому. Но даже ему беглянка не готова была рассказать про Ирландию, мачеху и козни леди Броган. Вернуться к ней и выйти замуж за её сыночка (если ещё не нашли другую жертву) - последнее, чего хотела бы девушка.
Забравшись на вторую скамью, Арин укрылась шкурой и затащила под неё Ринни. Обняв любимицу, ирландка вздохнула и свернулась клубочком. Уставшее тело благодарно расслабилось, и вскоре девушка заснула.

+1

22

Еще не открывая глаз, Торин услышал легкое шуршание по крыше. Дождь. Благословенный майский дождь. И хотя добираться до замка в непогоду было не очень приятно, дождь означал урожай, сытость и процветание. Сев в постели и потерев ладонями лицо, прогоняя остатки сна, Торин наклонился, чтобы поднять сапоги и увидел рыжую шевелюру на соседней кровати.
События прошедшей ночи припомнились ему, как странный сон. Обуваясь, он украдкой посматривал в сторону "подарка", хотя девушка спала и его внимания все равно бы не заметила. Лорду были видны лишь крепкое белое ушко и краешек щеки. Вдруг из-под огненных локонов показался черный нос, а потом и острая мохнатая морда - рыжая, с черными подпалинами на носу и возле глаз. Лиса! Точно, девчонка нянчилась с этой лисой, как с собственным дитятей. 
Натянув сапоги и накинув куртку, Торин вышел из хижины, подставив лицо дождю. Воздух был напоен той особенной свежестью, какая бывает только в мае и только утром. Торин не был поэтом, но в такие мгновения очень об этом жалел.
Малыш Киан уже командовал сборами. Укрывшись под плащом из рогожи, он следил, как седлали лошадей, но больше следил за хижиной, в которой ночевал его лорд. Стоило Торину появиться на пороге, как Киан поспешил подойти. Он делал вид, что вовсе никуда не торопится и шел вразвалочку, весьма быстро при этом переставляя ноги.
- Ты похож на утку во главе выводка, - поддразнил его Торин, направляясь в отхожее место.
- А ты - на пьяницу, которому отказала баба! - не остался в долгу Киан.
Торин оставил оскорбление без ответа. Малыш Киан топтался у дверей, дожидаясь лорда, и вид у него был недовольный.
- Ты возьмешь девку с собой? - спросил он на обратном пути.
- Да, пока не получу известий от брата. Отправим герцогу письмо в Камелот. А возможно, он приедет раньше письма.
- Разумно, - согласился помощник. - Чувствую, за ней нужен глаз да глаз. Я сказал ребятам, чтобы следили за ней.
Они поговорили еще, обсуждая дорогу, и Торин вернулся забрать вещи и разбудить девчонку. Арин. Он все время напоминал себе, что ее зовут Арин, но ирландское имя упрямо не ложилось на язык.
Он постоял над постелью, медля будить. Ему слышно было тихое ровное дыханье, столь же приятное, как и шуршание дождя. Но медлить было невозможно, поэтому он тихонько потряс девушку за плечо. Лиса тут же завозилась, пытаясь выскочить, и Торин увидел, что зверек привязан пояском к столу. Значит, зверь не ручной, а дикий. Не лучше ли отпустить его в лес?
- Вставай, - сказал он девушке. - У тебя четверть часа, чтобы приготовиться к дороге. Не успеешь - никто не станет задерживаться ради тебя, поедешь, как есть. И еще. Твое имя мне не нравится. Здесь валлийские земли, а не ирландские. У тебя волосы, как огонь, поэтому твое имя будет Танвин.*
_____________________________________________________________________
    *Танвин - "яркое пламя"

+2

23

Арин проснулась оттого, что под боком завозилась Ринни, желающая прогуляться до кустиков. Зевнув, девушка повернулась и посмотрела на подошедшего лорда и недовольно дёрнула плечом, которого тот коснулся. Подготовиться, ха! А ей есть что готовить? Умыться из ближайшей бочки да пояс завязать. Проклятые похитители даже собраться не дали... Ублюдки.
Отвязав Ринни, ирландка погладила любимицу, обещая ей прогулку, как только выйдут.
- Тише, маленькая, - ласково погладила она лису. - Знаю, дома я тебя не привязывала. Но тут незнакомые места и куры. Зачем нам неприятности, правда?
Умница Ринни села на постели, глядя, как хозяйка встаёт, оправляет на себе сбившуюся за ночь рубаху и завязывает пояс.
- Имя - это всё, что у меня осталось от прошлого. Это я. И я не отдам его просто потому, что тебе неудобно произносить ирландское слово, - тихо, сквозь страх, заупрямилась девчонка. - Я не буду отзываться на другое прозвание.
Тряхнув головой, девчонка выскочила наружу и подбежала к стоящей у избы бочке с дождевой водой. Поставив на землю лису, она умылась и пальцами расчесала волосы. Вчерашний здоровяк демонстративно смотрел, как умывается ирландка. Наскоро заплетя косу, Арин подобрала верёвочку с земли и завязала волосы. Ну вот, она готова. Холодно только - босыми ногами стоять на мокрой от дождя земле приятного мало. Вчерашний ковёр исчез, и не на чем было постоять. Поэтому Арин вернулась в хижину и уселась на кровать, накрыв ноги шкурой. На лорда она не смотрела.

Отредактировано Арин (2014-08-27 01:02:18)

+2

24

Слова ирландской девчонки позабавили Торина. Похоже, она дорожила своей прошлой жизнью. А вот приверженность к далекой родине была не так забавна. Лорд знал ирландцев, как людей, которые легко шли на смерть, потому что верили, что их ожидает новое рождение и новая жизнь - тем лучше, чем почетнее и благороднее была гибель. Ирландцы даже занимали друг у друга деньги, обещая отдать "в следующей жизни". Все же с рыжей надо быть настороже, мало ли какие мысли роятся в этой хорошенькой головке, за выпуклым упрямым лбом.
Киан просунул голову в дверь, доложив, что лошади готовы и можно отправляться.
- Пошли, Танвин, - скомандовал Торин, забирая сумку и плащ. Он заметил, что Арин поджимала босые озябшие ноги, но ничего не сказал. Обувь можно подыскать и в замке, дорогой не замерзнет, а требовать у крестьян башмаки - возможно, единственные на всю семью - это больше похоже на грабеж. - Ты поедешь со мной, а лису придется снова упрятать в мешок. Не хотел бы, чтобы она тяпнула меня или моего коня.
Девчонка не двинулась с места. Да, она же сказала, что не хочет нового имени. Торин не стал спорить. Взял ее за плечо и вытащил на вольный воздух вон из хижины. На выходе он чуть не столкнулся с Кианом.
- Как ты ее назвал? - заинтересовался помощник, который наверняка подслушивал под дверью. Он уже держал наготове мешок, чтобы посадить туда лесную зверюгу.
- Танвин, - отозвался Торин, двумя пальцами подхватывая лисицу за шкирку, как нашкодившего щенка и отправляя в мешок.
- Слишком красиво, - буркнул помощник, - Рыжая Башка - было бы лучше. Не надо будет припоминать имя - стоит только на нее посмотреть.
Брат герцога легко с ним согласился:
- Идет! А тебя тогда будем звать Пивное Брюхо - очень удобно, не правда ли? Стоит только на тебя посмотреть...
Воины, сопровождавшие лорда, и уже сидевшие в седле, расхохотались. Малыш Киан цыкнул на них, но на очередной перемене имени для Арин уже не настаивал. Торину подвели коня - серого, с лохматыми "чулками". Коня звали Боглер, и он был северной породы - не особенно рослый, коротконогий, но с широкой спиной и выносливый. Вскочив в седло, Торин лихо развернул жеребца, наклонился, и, не успела Арин опомниться, как он взял ее под мышки и усадил в седло перед собой, повернув девушку боком к лошадиной холке. Оглядел свой отряд, удостоверился, что собрались все, и что все в порядке, после чего кивнул:
- Отправляемся. Малыш Киан, езжай вперед, да не потеряй в пути лису. Танвин дорожит зверюшкой, а мы ведь не варвары, чтобы заставлять девушку грустить.

+2

25

Вот дьявольское отродье, молча выругалась Арин словами замкового священника. Чётко же сказала... Скотина.
Вырваться не получилось - на улицу выволокли едва ли не за шкирку. Хорошо ещё, Ринни не мучили. А к мешку бедное животное уже начало привыкать... Опять же, хорошо, что взяли. Могли бы прибить или в лес выпустить. А ирландка привыкла к рыжей, как и она сама, питомице. Среди крестьян нашлось немало добрых знакомых, но по-настоящему близким не стал никто. Ухаживать за аристократкой сельчане не рисковали. А что Арин не из их числа, мудрые люди прекрасно понимали. Лорд Алистер относился к ней как к дочери, а иных аристократов в округе не было. Вот и очутилась беглянка в одиночестве.
Усаженная на лошадь, Арин поёжилась, устраиваясь поудобнее. Чрезмерная близость лорда Торина её пугала. Недобрый взгляд мужчины и его прикосновения девчонке совсем не нравились. На очередное именование дурацким валлийским именем Арин только зубами скрипнула. Пока что она опасалась показывать характер. Кто знает, что это за люди - а в их руках её жизнь. И жизнь Ринни. И они в чём-то подозревают рыжую. Надо сказать, не зря - любой насторожился бы, преподнеси ему голую девчонку в ковре, которая к тому же аж из другой страны родом.
Рассказать им про отца и дом? Нет, нельзя. Вдруг решат мачехе вернуть? Может, пронесёт и лорд Алистер подтвердит её благонадёжность... Ну кто знает, авось удовлетворятся этим нежданные знакомые. Хотя чутьё подсказывало молодой ведьме, что вряд ли. И ждут её приключения в замке Рыжей девы. Вот почему бы им просто не отпустить девчонку, а? Отправили бы назад, Арин бы сама в деревню вернулась. Нет, выясняют что-то, ищут. А ей думай, как выкрутиться.
Скрестив руки, девчонка смотрела вниз. Она и не подумала держаться крепче - это проблемы лорда, не уронить пленницу. Торин злил ирландку неимоверно, начиная уже с дурацкого имени, придуманного им. Прищурившись, Арин принялась вспоминать самые жуткие имена ирландцев. А что? Он её обозвал как ему надо - вот и получит ответное прозвище.

+1

26

Замок Рыжей Девы не был самым большим замком в Деметии. Всего два этажа, грубая кладка, окна затянуты бычьими пузырями - ничего, что напоминало бы изящество зданий в южных городах. Зато крыша была крыта настоящей черепицей, а не соломой. И дымоходы от печей и каминов соединялись в одну большую трубу, которая выходила наружу. Торин был рад, кода впереди заблестели воды Ллин Долена, но не такой радостью, какая бывает при возвращении в родные места. Замок был его домом вот уже несколько лет, но детство брата герцога прошло не здесь, а в Кэр Тайлер - там сейчас всем заправлял герцог, и Торин давно смирился, что отеческий дом потерян для него навсегда.
К замковым воротам вел деревянный мост, по которому в ряд могли проехать только три лошади, и то - если не слишком откормленные. сам замок скрывался в зарослях ив и бузины. Возле входа, на самом солнечном месте, росли молодые рябины. Их было три. Деревья посадила мать - леди Розвин. Одно - за себя, два - за сына и дочь. Торин знал, что мать каждое утро первым делом спешила сюда, чтобы через рябину пожелать дочери доброго дня там, в далекой Ирландии. Все в замке делали вид, что не замечают этого, потому что сама леди всячески скрывала свою тоску и не любила, когда кто-то совал нос в ее душевные дела.
И еще Торин знал, что сейчас мать стоит у окна в своей спальне, откуда просматривается мост, и ждет, когда появится сын.
"А я притащил в замок ирландку, - невольно подумал он, - словно для того, чтобы ранить материнское сердце еще сильнее".
- Вот мы и приехали, - сказал он, направляя коня на мост. Копыта Боглера глухо застучали по доскам, а сам он радостно замотал головой, предчувствуя отдых в знакомой конюшне и мешок сытного овса.
- Куда ты определишь девчонку? - будто невзначай спросил Киан, ехавший рядом с лордом. - На кухню или в свою спальню?
- Комната сестры пустует, - спокойно ответил Торин.
Киан недовольно засопел. Такое внимание к вменяемой шпионке было ему не понятно. 
Они проехали в ворота, и решетка за ними опустилась. Стражники приветствовали лорда и сопровождающих, а из конюшни показались слуги, чтобы забрать коней.
Торин спрыгнул на землю и обхватил за талию свою спутницу, помогая ей покинуть седло.
- Кого это ты привез? - раздался холодный голос, и навстречу прибывшим вышла величественная женщина. Одета она была почти как зажиточная крестьянка - в шерстяное коричневое платье, вязаные полосатые чулки и деревянные ботинки поверх кожаных. Зато платок на голове был из тонкого заморского шелка, а на груди красовалась золотая брошь в виде розы.
- Здравствуй, леди мать! - отозвался с улыбкой Торин, пропуская вопрос мимо ушей. Он подошел, чтобы получить обычный при встрече поцелуй, и леди Розвин коснулась его лба губами. Привычным движением она пригладила ему взлохмаченные волосы и положила руки на плечи:
- Добро видеть тебя в здравии и с радостью на лице. Вижу, что и люди твои вернулись, и кони, и собаки. Это хорошо. Но что за деву ты привез в замок? И не делай вид, что ты стал глух, как скалы Истрайгила.
мать была прямолинейна, как всегда. И Торину ничего не оставалось, как представить Арин:
- Я привез ее из Пуллгвингилла, ее зовут Танвин. Пусть пока поживет в комнате сестры, остальное я объясню тебе потом.

+1

27

В дороге Арин с лордом не разговаривала, посматривая по сторонам. В этой части герцогства ей бывать не приходилось. Как доехала до земель лорда Алистера, так и осталась на них. Осела в лесном домике, стала лечить крестьян и всех прочих, кто приходил. Платили продуктами, тканью, инструментами кое-какими... Наладилась, в общем, жизнь. Если б не бандиты, непонятно зачем похитившие ирландскую ведьму...
В общем, было о чём подумать, вот и молчала Арин, не общаясь с Торином. Не о чем, да и злилась она на него за имя. А вообще было о чём подумать. Что всё это означало? Кому понадобилось дарить девчонку лорду, и зачем? И почему именно её, Арин? Под руку попалась? Или нужна была конкретно она? Вряд ли лорд расскажет правду. А как узнать? Ничего, надо будет попробовать. Мало ли.
Вот зачем он посадил рыжую к себе? Неужели никто из воинов не взял бы седока? Или вообще... наверняка же свободные лошади есть. А то ишь, придерживает, смотрит...
Решение лорда поселить нежданный подарок в комнате сестры оный подарок здорово озадачило. Это он что, милосердие проявляет или как? Или просто хочет поближе держать девчонку? Логичнее было бы засунуть подозрительную шпионку в подвал. Но лорд уже показал бесстрашие, проведя ночь с ирландкой в одной комнате. Как ни предостерегал его здоровяк.
Ирландка очнулась от размышлений, ощутив руки лорда на своей талии. Резким движением оттолкнула мужчину на голову себя выше, тихо прошипев ругательство на родном языке. Какого дохлого мыша он себе позволяет? Она не беспомощная, сама спрыгнула бы!!!
Женщина, встретившая их у ворот, напугала ирландку. Глаза, поза... королевские, не меньше. И одежда крестьянки не обманывала дочь лорда, умеющую видеть детали. Одна золотая брошь чего стоит. А платок? Такого шёлка даже отец не покупал ни жене, ни дочери. А ведь семья их была состоятельна. Ах, это мать лорда... Мда. Весёлое положеньице. Кем она сочла девчонку, приехавшую на одной лошади с её сыном? Игрушкой, пленницей, гостьей? Он ещё спокойно сообщает, что поселит в комнате сестры... Кстати, вот ещё повод для размышлений... зачем селить так близко? Они же подозревают ирландку, считают шпионкой. В подвал бы сунули. А если лорду понравилась девчонка, тело которой он рассмотрел вечером, то проще в свою спальню поселить. Тьфу-тьфу, не дай Айрмед, конечно. Мда. Ничего не понятно. Ничего.
Ррррррр! Сволочь, издевается. Четыре буквы запомнить не может, скотина! Ладно, сам виноват... Арин сочувственно улыбнулась старой женщине:
- Приветствую, леди. Ваш сын, похоже, ударился головой... Иначе не объяснять его проблемы с памятью...
Повернулась к Торину и укоризненно покачала головой:
- Арин. Меня зовут Арин. Понимаете, лорд Тиджернан? Я могу написать на деревяшке, хотите? А то Вы не можете запомнить простенькое ирландское имя из четырёх букв. Это печально - такой молодой и уже хромает память.
Да, она нарывалась. И понимала, что рискует. Но если стерпеть сейчас, он так и будет называть ирландку дурацким именем. А её это не устраивает. Мама назвала дочку Арин, и никаких других имён не будет. Так что каждое "Танвин" повлечёт за собой ирландское имя позаковыристее и погадостнее переводом. Пожалуй, это лучший выход, нежели простой бунт и строптивость. Лорду, похоже, понравлиось дразнить девчонку, которая зависит от его воли. Айрмед, скорее бы к лорду Алистеру поехать. Он признает знахарку, а крестьяне быстро отстроят дом. Как раз у юной ведьмы на Бельтайн был день рождения. Дом, конечно, дороговатый подарок простой девчонке, но ведь она лечит людей лорда. А недавно помогла забеременеть его жене. По крайней мере, лечение должно было принести плоды, ведь на отвар начитан хороший заговор, Дивир должна выздороветь и понести! А то они с лордом больше десяти лет мечтают о дочери, Эйвил просил сестричку. Взрослый уже совсем парень, скоро отца догонит в росте. А уж умом давно перегнал своих ровесников, не интересующихся ничем, кроме девок и развлечений.

+2

28

Если на Торина выходка Арин произвела крайне неприятное впечатление, то леди Розвин была поражена так, словно оказалась свидетелем, как барсук заговорил. И пусть она не все поняла из сказанного девушкой - все же, ирландский акцент не удалось изжить даже общаясь с валлийцами, но главное она уловила - нежданная гостья недовольна ее сыном. Ее. Сыном. Брови женщины грозно сдвинулись к переносью, она поджала губы, и вместо ответа девушке внимательно посмотрела в глаза сыну и сказала:
- Она плохо одета и еще хуже воспитана. Правильно ли я тебя поняла, что ты хочешь поселить ее в комнате моей дочери? Не лучше ли будет определить ее на кухню? К слугам? Там она найдет, с кем ей... поболтать.
- Нет, пока на кухню она не отправится. Я потом все тебе расскажу, леди мать. А сейчас дай мне промочить горло с дороги. Надеюсь, пиво ждет меня так же верно, как и ты? - Торин попытался шуткой сгладить тягостное впечатление первой встречи, но мать насупилась еще больше. В этом она оказалась удивительно похожа с Кианом - оба сразу невзлюбили ирландку, как будто та обокрала их на тысячу ауресов.
Не желая участвовать в женских разборках, брат герцога поспешил скрыться в замке, оставив гостью на попеченье матери. В его комнате уже ждала горячая ванна и кувшин охлажденного пива - что может быть приятнее путешественнику, вернувшемуся наконец-то домой?
Осушив двумя глотками кружку, Торин не удержался и выглянул в окно. Леди Розвин стояла на прежнем месте, оглядывая Арин с головы до ног. Потом она подозвала кого-то из служанок и коротко кивнула в сторону рыжеволосой девушки, поручая, по-видимому, ее прислуге. Служанка, помедлив, взяла Арин за руку, предлагая следовать за ней, в отведенную комнату.
"Ох уж эти женщины, - подумал Торин, наполняя еще один бокал. - Им никогда нельзя угодить. Красивые, как розы, и такие же колючие. Говорят, только в раю растут розы без шипов".
Он невольно вздохнул, потому что знал одну такую розу - не колючую и земную. Его покойную жену. Она была совершенством - спокойная, послушная, всегда приветливая. И никогда не отвечала дерзко матери.

+1

29

Арин прищурилась, видя явственное недовольство лорда. Да, она знает, что её выходка дурна. Но, дракон вас подери, господа, нечего переиначивать её имя только потому, что оно вам не нравится! Почему сама Арин не переименовала лорда первой? А теперь подите - кривится он, ужас какой! Леди мать тоже отреагировала предсказуемо – как же, её сыночек не понравился кому-то, надо же! Что ж, война объявлена – сами виноваты. Быть ангелом Арин умела… но не когда нападали первыми.
- О присутствующих не говорят в третьем лице, - елейным голосом прощебетала ирландка. – Так что кто ещё воспитан плохо, это вопрос. А мой кошмарный вид никак не связан с воспитанием, дражайшая леди. Просто я попала в беду, а Ваш милый сыночек меня спас. Не до нарядов было, уж извините.
Больно ей надо с кем-то болтать в этом замке! Скорее бы уже лорд Алистер подтвердил невиновность своей целительницы да отпустили! В лесном доме нет подозрительных здоровяков и высокомерных леди. А крестьяне куда искреннее и добрее этих валлийских аристократов. Похоже, лорд Алистер – приятное исключение из высокородных здешних земель.
Лорд быстро смылся, сделав слабую попытку защитить свою пленницу. Скотина. Выслушивать недовольство маменьки он не пожелал, бросил на съедение этой хищнице беззащитную ирландку. Рыцарь, что и говорить! Прям влюбиться и балладу сочинить! Недостатки лорда Торина копились со скоростью пополнения королевской казны в дни сбора налогов. Ещё немного – и рыжеволосая строптивица его возненавидит. А пока эта эмоция достанется его родительнице.
Не обращая внимания на недовольную физиономию леди, Арин отобрала у здоровяка свою лисицу и взяла её на руки. На разглядывания матушки лорда она внимания не обращала, воркуя с любимицей. Всё равно приговор уже озвучен, её сочли ничтожеством, а переубеждать леди откровенно лень. К тому же вряд ли ирландка задержится здесь надолго. И вот куда смылся этот мерзавец? Не мог сам девчонку в комнату отвести, надо обязательно оставить на съедение этой львице?
Когда подошедшая служанка взяла её за руку, желая куда-то увести, Арин отдёрнула кисть:
- Не стоит, дорогая. Я не маленький ребёнок, чтобы меня водили за руку, - вспомнив, что она всё-таки дочь лорда, с аристократическим недовольством попеняла ирландка служанке. Забавный контраст представляли в этот момент её нищенский наряд не по фигуре, босые ноги и ледяной тон аристократки вкупе с по-королевски невозмутимым лицом. – Просто идите, я пойду за Вами.
Попрощаться с «леди матерью» Арин и не подумала. Та первая проявила недовольство и в весьма хамской манере. Так что с каких это ландышей об этикете будет вспоминать ирландка? В конце концов, она не просилась в этот замок, не навязывала своё общество лорду. Её никто не спросил, притаскивая в лес и заворачивая в ковёр. И теперь подозрения в адрес пленницы очень злили её. Да, никто не обязан ей верить, а эффектное появление обнажённой из ковра и впрямь выглядит… странно. Но хамить зачем?
Аристократка туда же… Истинная леди не стала бы поливать презрением незнакомую девушку, которую привёз сын. И, на минутку, не назови её лорд чужим именем, не было бы и едкой колючей реакции на это! И, в конце концов… Да пошли они все… далеко! Отпустили бы обратно в деревню – и не было бы проблем! А в ангелы ирландка не напрашивалась. Наслушавшись дома про этих безупречных существ, она ещё тогда хихикала над их идеальностью.

Отредактировано Арин (2014-09-09 22:52:27)

+1

30

В двери тихо стукнули и открыли, не дожидаясь разрешения. Торин ждал, что это будет Малыш Киан, но вошла старая женщина со спокойным, улыбчивым лицом и слегка сутулая. У нее вовсе не было той надменной осанки, которой отличалась леди Розвин. В руках у женщины был ворох свежего белья, а сверху - пучок дикой мяты, высушенный и перевязанный веревкой, заканчивающейся петелькой - чтобы можно было подвесить на кроватный столбик.
- Это чтобы сладко спалось моему бедному мальчику, - нараспев сказала женщина, вешая мяту и выкладывая простыни на постель. А почему ты еще не в ванной? Дай-ка я помогу тебе снять рубашку...
Она тут же принялась распускать вязки на рукавах Торина, продолжая болтать:
- Ох уж эти дети! Не доследи за вами, забудете обо всем. Ты опять пьешь? Когда же Господь отвратит тебя от этой пагубной привычки? Вино надо принимать малыми дозами, например, подогретое с пряностями - когда болит горло. Как хочешь, а я заберу кувшин. Хватит этой отравы на сегодня. Видишь, я принесла мяты? Она отгоняет дурные сны, и ты будешь спать сладко-сладко.
Торин и не подумал останавливать ее речи и даже поднял руки, чтобы женщине было удобнее стаскивать с него одежду. Женщина была его кормилицей и нянькой, и сколько Торин себя помнил, жила в его семье. Если к матери он относился с уважением и благоговением, то нянька вызывала совсем другие чувства. Рядом с ней он всегда был ребенком - своенравным, порой излишне упрямым, но ребенком. Звали ее Этна, но в замке все величали няньку Тётушкой, хотя она не  приходилась родственницей герцогу и его домочадцам. 
- Вино оставь, - сказал Торин, когда она взяла со стола кувшин, намереваясь его унести. Нянька поставила кувшин обратно и ничего не ответила, но лицо ее омрачилось.
- Я привез девушку, - продолжал тем временем лорд, - ее должны поселить в комнате сестры. Сходи к ней, посмотри, как она устроилась и скажи, что ей разрешено взять одежду из сундуков. Поможешь подобрать что-нибудь... И принеси ей туфли. Еще не хватало, чтобы она бегала босиком по замку.
- Леди Розвин не довольна, что ты привез ее, - сказала нянька.
- Леди мать всегда недовольна. Пока я не могу отпустить девчонку. Мне надо кое что выяснить.
- Сделаю все, как ты сказал, - заверила его старая Этна, забрала рубашку и поцеловала Торина в макушку, прежде, чем уйти.

+1


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Почему не рекомендуется девушкам жить одним и в лесу.