Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Брат мой, друг мой, враг мой, что же делать мне с тобою...


Брат мой, друг мой, враг мой, что же делать мне с тобою...

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://tikho.narod.ru/Fotki/Piter2010_Vyborg/IMG_1153W.jpg

УЧАСТНИКИ
Медраут, Ланселот
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Камелот, майский турнир, палаточный городок за ристалищем
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Что думать когда твой брат неожиданно начинает вести себя подобно врагу? Что делать, когда за шаг до желанной победы ее вырывают из твоих рук? Немало подобных вопросов могло накопиться в головах обоих воспитанников Озерной Феи и после сражения которое вместо желанной победы принесло Медрауту лишь изгнание с ристалища -  встреча может пролить свет на многое... или запутать еще больше

Отредактировано Ланселот (2015-05-03 14:31:26)

+3

2

Шатер, где располагались рыцари Круглого Стола, был пуст, когда там появился Медраут. Все выскочили посмотреть, как два брата примутся выяснять, кто из них боле достоин победы. Выскочить выскочили, а возвращаться не спешили, хотя поединок уже закончился. Оруженосец робко приподнял занавесь на входе, соображая, можно ли зайти, не опасаясь получить затрещину, пинок, а то и кулаком в челюсть.
- Что выглядываешь, как крысеныш из норы? - прикрикнул Медраут. - Помоги рыцарю раздеться.
Оруженосец шмыгнул внутрь бесшумно, как мышь, прижимая  груди брошенные Медраутом шлем и щит.
Вообще-то, снять кольчугу можно было и самому, но покрикивание на оруженосца успокаивало разгоревшееся сердце. Сначала он вспылил - снова потерять победу из-за этого тюфяка Ланселота! Но потом на место гневу пришла холодная ненависть. Проигранный бой - это еще не проигранная война. И этот турнир - не последний. А изгнание с ристалища - просто придирки. Да, придирки со стороны короля. Его зависть к тому, кто моложе, храбрее и сильнее. Наверное, она смотрела слишком восхищенно, вот и поторопился унизить, лишить права участвовать в игрищах.
Пока оруженосец помогал снять кольчугу, в шатер вернулись рыцари из числа помоложе. Смущенно переминаясь с ноги на ногу, они посочувствовали Медрауту, не обвиняя прямо короля, но признавая, что изгнание с турнира было не совсем правильным. Медраут выслушал своих сторонников мрачно, молча и не глядя ни на кого.
- Ого! Похоже, твой брат собирается разделить с тобой изгнание! - сказал сэр Мелвас, который следил за происходившим на ристалище, стоя у выхода из шатра.
- Leam-leat (лицемер!) - выругался сквозь зубы по-ирландски Медраут. Его никто не понял, но переспрашивать побоялись.
- Что будешь делать? - спросил кто-то услужливо.
Пожав плечами, Медраут забрал меч в ножнах и сунул его под мышку, указав оруженосцу на чехол для доспеха. Мальчишка поспешно принялся складывать кольчугу, шлем и забросил на спину щит.
- Обидно и несправедливо, - прищелкнул языком Мелвас. - Ланселот продолжит участие в турнире.
- Кто бы сомневался, - хмыкнул Медраут и хлопнул Мелваса по плечу, чтобы тот дал дорогу. - Встретимся вечером, на пиру.
Рыцари переглянулись. Ни один из них не осмелился бы появиться на королевском пиршестве после того, как сам король потребовал лишить его участия в турнире и забыть обо всех сегодняшних победах.
- Ему все ни по чем, - сказал сэр Брохваэль, когда Медраут вышел в сопровождении слуги. - Вот ведь кабан толстокожий.

+3

3

- Вас вызывают, мессир!
Восторженный визг Эгга, подпрыгивающего у полога шатра не вызвал никакого отклика. Ланселот с трудом поднялся. Поединок, когда и на ноги- то встать тяжело... нечего сказать в хорошую же авантюру он ввязался. Проклятая гордость, ну что стоило сказать что потянул запястье и выйти из турнира? "Я бы хотел видеть вас на ристалище". Слово короля закон. Никуда не денешься... Господи, продержаться бы этот бой... Кто там зовет?
- Мессир вам дурно?
Проклятье, даже мальчишка это замечает... Он взглянул на свое отражение в отполированном лезвии меча который Эгг по-пижонски подвесил к шесту острием вниз. Мальчишка похоже гордится своим местом. Мда. Надеть вместо кольчуги белый балахон - даже при свете дня сойти за привидение можно. Лицо бледное как у покойника, расширенные от боли зрачки превращают серые глаза в черные. Не беда, с трибун не видно, а по остальному и не скажешь. И то хлеб... Господи, ну почему принято брать в оруженосцев мальчишек... Эггу не хватило силенок затянуть повязку достаточно туго.
Ладно... неважно...

Ослепительный солнечный свет ударил по глазам, заставив зажмуриться. Слава Богу поединок конный, мечом мне сейчас не орудовать... Жеребец, которого после предыдущих трех сшибок хорошенько растерли уксусом и водой, косил глазом, но выделываться не стал, когда рыцарь поднялся в седло. Копье показалось тяжелее чем обычно. Ничего.. держись, только держись.... Кто кстати вызвал-то? Он сощурился разгядывая противника. Сэр Дирнард, брат сэра Ламорака... Ланселот знал Ламорака а вот с обоими его братьями был знаком лишь понаслышке, да и не испытывал желания познакомиться. А вот они по-видимому с крайним любопытством отнеслись к юнцу который появившись при дворе лишь год назад нахально побеждал во всех поединках, кроме тех которые сознательно сводил к ничьей. Теперь видимо решили и сами на прочность проверить, в добрый час...
Зеленый щит, пристегнутый к руке заставил сердце сжаться. Не смотри! Он и не посмотрел в сторону королевской ложи, выезжая на ристалище. Айле шел размашистой рысью - то чего ему сейчас менее всего хотелось - даже те толчки что он гасил мерно приподнимаясь в седле отдавали болью под ребрами, в дополнение к постоянной рези при дыхании. Повязка слегка уменьшила ее, но... Господи, почему нельзя приказать себе не дышать так же как можно приказать себе не смотреть...
Противник приветствовал короля с королевой. Ланселот сделал то же, впервые взглянув на королеву и вновь почувствовал как горячей волной затапливает грудь, отгоняя липучую слабость и заставляя забыть о боли.
Трубы! Жеребец рванулся вперед, взрывая копытами песок. Сэр Дирнард - не Медраут. Неужели он думал что я лишь по глупости или неумению трижды сминал щиток на копье брата? Рыцарь скакал чересчур перегнувшись влево чтобы половчее нанести удар, и не слишком торопился. Упустил драгоценную секунду и вспорол копьем воздух над плечом. Ланселот которому во что бы то ни стало надо было проводить поединки как можно короче, потому что мало-мальски затяжной бой вытянул бы из него остатки сил - не особо церемонясь сшиб его на всем скаку, и пронесся мимо галопом, отшвыривая остаток своего копья. Многоголосый рев трибун, яркие флаги и одежды, пение труб и ржание Айле которого кто-то схватил под уздцы в конце дорожки сливались, в нестройный гул, который то и дело перекрывался тяжелым неровным стуком с которым в висках билась кровь. Ничего.... ничего, держись, не так уж это и сложно....
Он выдернул повод из руки того кто его держал и развернул жеребца к шатру. Дойти до него сейчас пешком - все равно что до замка названной матери ползком на коленях задом наперед...
Эгг поймал поводья сияя как ауреус под солнышком. Ланселот тяжело спешился. Куда девался весь воздух в этом мире.. легкие при вдохе заполняются раскаленной каменной крошкой, и чем дальше тем больше.
- Воды...
Сияющее выражение на лице мальчишки тут же сменилось паническим. Округлились и без того круглые глаза
- Мессир, так быстро, я не успел... сейчас сбегаю.
Немудрено... прежний бой казалось длился целую вечность а этот - меньше минуты.
- Оставь... За Айле пригляди, я сам.
До колодца не так уж далеко. Только вот кольчугу снять... Нет, без помощи уже пожалуй не снять.
Трубы... Рев трибун. Хорошо. Похоже Красный Рыцарь кого-то вызвал.. Слава Богу, все сейчас сбегутся смотреть бой - у колодца будет пусто.
И вправду - проход между шатрами выводивший к колодцу у самой окраины палаточного лагеря был пуст. Тяжело передвигаясь Ланселот дошел до колодца, и споткнувшись на последнем шаге тяжело оперся руками о каменный парапет, опуская голову. Тяжесть в груди все нарастала, растекалась слабостью по телу. Вдобавок и сердце присоединилось к этому безобразию - частые, неровные удары словно колотились изнутри по ребрам. Да угомонись же!
Похоже колодец этот стоял тут еще с римских времен, и лагерь устроили рядом с ним чтобы не было недостатка в питье. Весьма разумно... Только вот воды бы черпнуть... Черпну, сейчас только вот... воздуха, воздуха....

Отредактировано Ланселот (2015-05-04 10:28:55)

+2

4

Собрав свои нехитрые пожитки и расседлав коня, Медраут направился в Камелот. Оруженосец нес сумку с доспехами, меч и копье, а рыцарь вел в поводу коня.
- Завернем к колодцу, - велел Медраут оруженосцу. - Зачерпни воды.
- Коня еще нельзя поить, мой господин, - робко заметил мальчишка. - Он еще не остыл...
- Это не для коня, - отрезал Медраут.
Мальчишка замолчал, боясь получить очередной тычок за излишнюю болтливость и непокорство. Уложив сумку и оружие на землю возле колодца, он послушно бросил вниз ведро и закрутил деревянное колесо.
Когда ведро показалось над бортами колодца, Медраут стащил рубашку и наклонился:
- Лей на голову!
Вода была холодная, как камень. Целый водопад обрушился на голову. Из ведра вырвалась зеленовато-белая водяная дуга, пахнущая землей. Она разбилась о темные волосы Медраута, обдала плечи и сбежала по спине, так что заблестели все бугорки позвонков.
Оруженосец поскорее подал хозяину кусок редкой ткани - вытереться. Медраут помотал головой, стряхивая с волос капли воды.
Натянув рубашку на еще не высохшее тело, он кивнул мальчишке, приказывая идти дальше. Они прошли полных пятьдесят шагов, когда на трибунах взревели так восторженно, что Медраут оглянулся. Сердце болезненно дернулось. Кто это там так геройствует, что публика ревет от удовольствия?
У колодца маячила одинокая фигура. Медраут порадовался, что ушел от водопоя быстро. Не было нужды терпеть осуждающие, а еще хуже - жалостливые взгляды. Стоявший у колодца схватился за борта и наклонился так низко, словно хотел прыгнуть.  Самоубийца, что ли?
А в следующий момент он узнал его. Ланселот. Вот уж принесла нелёгкая.
Поколебавшись, Медраут бросил поводья оруженосцу:
- Или в казарму. Я догоню.

+2

5

Вода блестела в проеме - близко а не достать... Ничего... Сейчас, сейчас... Только вот дух переведу...
Но дух никак не желал переводиться. Воздуха не хватало, Ланселот задыхался, от горячей тяжести наполнившей всю правую часть грудной клетки его поневоле клонило набок, забивало легкие горячим песком. Ну предположим, это-то понятно, сердце-то отчего так частит и сдавливается словно чья-то рука с тупыми когтями так и норовит вырвать его прочь...
Неважно, все неважно, воды, воды!
Кое-как распрямившись он столкнул ведро вниз, и услышав плеск налег на ворот всем телом. Вот же не сказал бы что настанет день что поднять ведро воды из колодца станет непосильной задачей. Но позвать кого-то? Ага, как бы не так. Поторопиться бы кстати. Что бы там Красный Рыцарь не творил на ристалище - а поединок не будет длиться вечно, и кто бы из рыцарей не победил - тут вновь будет полно народу и уж тогда от любопытных глаз будет не скрыться. Довольно того что один Эгг смотрит перепуганными глазами, но слава Богу пока помалкивает... Надо бы кстати внушить ему что...
Ведро приподнялось над бортиком, Ланселот удерживая ворот почти навалившись на него - ухватил ведро левой рукой и втащил его на бортик, а потом и на землю. Дно ведра ударилось о борт, вода пролилась ему под ноги. От усилия и ничтожной казалось бы тяжести ведра у него на секунду потемнело в глазах. Рыцарь ухватившись за борт поневоле прижал руку к сердцу, выжидая когда очередная серия неровных галопирующих толчков более ли менее успокоится, и с усилием перевел дыхание. Где-то тут был черпак на веревочке, второй раз полное ведро поднимать не стану.... Ага, вот он. Все еще удерживаясь одной рукой за борт он протянул вторую, снимая черпак и подняв взгляд наткнулся на знакомую фигуру.
Медраут... С лошадью и оруженосцем... Собирался уезжать? Ну.. да, что ему еще остается... Мысли начинали путаться. С медленным выдохом Ланселот погрузил черпак в воду, и запрокинув голову плеснул ледяной воды себе в лицо и на шею.

Отредактировано Ланселот (2015-05-06 08:32:52)

+3

6

Вообще-то не было нужды заговаривать с Ланселотом, и сказать честно, Медраут не очень-то жаждал разговора с братцем, но мучили угрызения совести. Нет, не те муки, на которые хотел бы рассчитывать ангелоподобный Ланселот. Было стыдно, что даже сподличав не одержал победу. А еще был страх. Даже не страх - опасение. И вот теперь, чтобы это опасение развеять, Медраут отправил оруженосца подальше, а сам вернулся к колодцу.
Он довольно долго простоял на расстоянии пяти шагов от Ланса, но тот так и не соизволил его заметить.
- Ты всегда выглядел не очень, а теперь и вовсе похож на привидение, - сказал Медраут, не дождавшись, пока на него обратят внимание. - Ну что, всех победил? Наверное, теперь золотой венец любви и красоты красуется на королевиной головке? Верно?

+2

7

Ланселот вопреки мнению Медраута прекрасно его заметил, но молчал намеренно, предоставляя тому право завязать разговор либо обойтись без оного. И определить в каком тоне этот разговор пройдет - заодно. И первая же фраза брата, и даже не слова - а тон которым она была сказана - заставила его еле заметно дернуть уголком рта, хотя на побелевших губах так и не родившаяся полуулыбка была больше похожа на судорогу
- Ты похоже слишком лестного обо мне мнения... -он опустился боком на бортик колодца и плеснув в лицо еще одним ковшом поднял на брата спокойный взгляд - без тени упрека или насмешки. Хотя говорил он с трудом, выдавливая слова из раздираемых удушьем легких - Куда уж мне. К тому же у королевы своя корона... не замечал?

+1

8

- Таким одной короны всегда мало, - дерзко ответил Медраут, пристально разглядывая Ланселота. Нет сомнений, что именно из-за причиненного им ранения он едва держится на ногах. Вот уж неженка! Ткни посильнее, и он уже побледнел, и колышет его, как листок на ветру. Но как узнать, рассказал ли он о ране? Пожаловался ли?
- Значит, ты ушел с турнира сам? Ах да, кто-то же просил короля об этом... Неужели, Артур исполнил твою просьбу? Или он отправил тебя с глаз долой, чтобы его женушка на тебя взглядом до дыр не протерла?
Говоря так, Медраут словно бы невзначай оглянулся - нет ли кого поблизости? Одно дело - говорить дерзкие речи про королевскую чету Ланселоту, а другое - если кто-то посторонний услышит. И донесет. Тут и до настоящего изгнания недалеко. Но вокруг было пустынно, и лишь вдали раздавались дружные крики зрителей - то испуганные, то восторженные.

+2

9

- Не отправил к сожалению - медленно отозвался Ланселот с усилием выпрямляясь, поскольку заметил что его вновь начинает против воли сгибать вправо - Так что мне еще участвовать. Пока не вышибут. Послушай, брат - хочу спросить. Не думаю...- его речь прервал сухой удушливый кашель - говорить было неимоверно трудно - Не думаю что ответишь правда... Если хочешь поупражняться в злословии - Бога ради. Но мне просто интересно. Зачем?

+1

10

Вот ведь упрямец! Медраут невольно сжал кулаки. Нет, чтобы сказать прямо - ты меня ранил, я обо всем доложил герольдам и королю. Или - ты меня ранил, но я помолчу. Сейчас он еще допрос учинит, будто перед ним не рыцарь из королевского войска, а нищеброд-оруженосец, примеривший без разрешения кольчугу хозяина.
- Зачем - что?! - воинственно выпятив подбородок, Медраут сложил на груди руки. - Ты в чем-то меня обвиняешь?

+2

11

А вот воинственная поза брата была ему знакома, знакома настолько что едва не заставила рассмеяться. Медраут и в детстве часто походил на ощетинившегося ежика, и сейчас до странности напомнил себя прежнего. Только кроме невеселой усмешки ничего выдавить не получилось.
- Обвиняю? Нет. Просто спрашиваю - зачем ты меня ранил? И кстати - что это было? Результат впечатляющий, могу тебя уверить. И брось свои фокусы - зрителей здесь нет, а мы не первый день друг друга знаем. Так зачем?

+1

12

Не стоило Лансу смеяться. Медраут на секунду закусил губу. Тут и вправду никого нет. Сбросить этого хорька в колодец. И крышкой прикрыть. Пусть зовет на помощь, пока не околеет от холода.
Мысль привлекательная, но Медраут не спешил приводить ее в действие. Чувство самосохранения подсказывало, что и с раненым Ланселотом лучше не связываться.
- Даже не понимаю, о чем ты, - сказал он. - Видно, королевская милость вскружила тебе голову. Говоришь и бредишь.
Слова названного брата его несколько успокоили. Раз предлагает поговорить без свидетелей, значит, не рассказал. О да, в этом - весь Ланс! Играет в благородство даже тогда, когда это никому не нужно.
- Я побоялся, что ты упадешь в колодец. Только поэтому подошел. Подумал, может, напился на радостях. Но вижу, что ты во мне не нуждаешься.
Вот и все, а теперь уйти. Уйти, как ни в чем не бывало.

+2

13

- С чего мне радоваться? - Ланселот поднял голову, глядя в темные глаза Медраута спокойным, ровным взглядом, хотя расширенные от боли зрачки превращали его глаза в два черных провала на помертвевшем лице - С того что мой брат ударил меня в спину поняв что не одолеет меня в честном бою, на котором так настаивал? Не думаю что это повод для веселья. Но и упрекать тебя не собираюсь. Ты хоть понимаешь - что вывел меня из строя, рисковал тем что твой удар, и его результат кто-то заметит.... А теперь результат пожнет кто-то другой. Ты еще этого не понял? Я не сказал что ранен. И король отказал мне в праве разделить с тобой изгнание. Придется сражаться дальше. В таком вот состоянии. Кому-то достанется очень легкая победа.

+1

14

Теперь уже Медрраут не сдержал улыбку. Все-таки, Ланс глуп. Глуп до святости. Значит, точно не сказал. А ведь мог бы разом избавиться от вечного соперника. А то, что они с Лансем соперники от рождения, Медраут теперь не сомневался.
- Пусть победит любой, но не ты, - сказал он. - А в остальном... Это ты во всем виноват. Твое лицемерие, твоя подлость - вот что толкнуло меня. Вини сам себя. Можешь принести покаяние и запереться в монастыре - там полно таких, как ты. Святош с гнилым нутром!

+2

15

Лицемерие? Подлость? Если Медраут хотел разозлить его изобретая самые невероятные оскорбления - то у него получилось с точностью до наоборот. Смех подкатил к горлу и но вместо него выдох рванулся из груди судорожным сухим кашлем, заставившим рыцаря согнуться чуть ли не пополам и вцепиться пальцами в грудь в тщетной попытке восстановить дыхание.
- Мой несчастный брат... столько риска... ради мести ни за что? - кое-как с хрипом отдышавшись Ланселот поднял голову - Кому ты все это говоришь? Зрителей тут нет, и ты прекрасно знаешь мне цену как и я тебе. С каких это пор мне есть в чем каяться перед тобой?

+1

16

- Передо мной?! - Медраут картинно вскинул брови. - Я что, священник, чтобы выслушивать твои лживые покаяния? Бог, вот у кого ты должен вымаливать прощения, - он ткнул пальцем в небо. - Там все видят, и знают все черные, лицемерные души. Ты осмелился с вожделением смотреть на ту, о ком я даже помыслить не мог. Если бы король не был так слеп и глух, он бы вознаградил меня за мой сегодняшний поступок. А ты болтался бы на первом же суку, или был утоплен в болоте, как чумная овца.*
___________________________
* Повешение и утопление считались позорными казнями, их применяли только в отношении простолюдинов и рабов. Или в отношении рыцарей, совершивших страшные преступления.

+2

17

Нет, это было совершенно бесподобно! Медраут рассуждающий о грехах и о Боге? О вожделении и лицемерии? Это было так же невероятно как если бы епископ собора святого Михаила принялся со знанием дела и в деталях расписывать устройство Камней и восхвалять друидские ритуалы жертвоприношений. На этот раз он не удержался от смеха, удушливого, раздирающего грудь, застревающего в горле смеха. Голову закружило, он вцепился в бортик колодца так что пальцы побелели и замотал головой силясь вдохнуть хоть немного воздуха
- Вот... оно... что.... Так ты вызвал меня на поединок... и ударил в спину когда понял что не одолеешь... Из-за того что защищал честь Ее Величества? От вожделеющих взглядов, которые Бог весть в каком сне тебе пригрезились? О мой благородный брат... как же я не разглядел твоего чистого и праведного порыва... Ты не добил меня на ристалище - хочешь уморить смехом? Это жестоко, не находишь?

Отредактировано Ланселот (2015-05-08 08:58:38)

+3

18

Надо сказать, что от заповедей христианства Медраут был далек, как от звезды небесной. Но при случае знал, как усовестить приверженца римской религии. Ланс тоже был из этих. Им скажи: Бог все видит, - и готово. Начинают оглядываться на ровном месте.
Правда, Ланс не торопился раскаиваться - но оно и понятно. Лицемер так и поведет себя.
Медраут выслушал, пока Ланс отсмеялся, а потом сказал почти ласково:
- Смейся, пока можешь. Когда тебя настигнет возмездие, будет не до смеха. А я не намерен закрывать глаза на то, что наш король станет рогоносцем. Если... уже не стал. Тебе понятно?
Он пнул ведро, в котором еще оставалось больше половины воды. Ведро опрокинулось., по земле растеклась лужа. Медраут отступил, чтобы не замочить сапоги.
- Советую покаяться, - сказал он на прощание. - Пока еще есть такая возможность.

+2

19

- Брат, что я слышу?! - Ланселот уже не мог смеяться, дыхания не хватало, только вот в глазах плясали искорки словно бы он хохотал от всей души. Черт побери - ну кто сказал что злоречие Медраута действительно должно злить? За двадцать лет проведенных бок-о-бок он научился не только мириться с нравом брата, но и получать удовольствие от его общества. И такие вот неожиданные экспромты как Медраут выступающий в роли проповедника - с лихвой окупали многое.
- Да ты проповедуешь не хуже этого отче, которого в прошлом году проказа укусила. Может похлопотать за тебя перед епископом - если повторишь свою речь то тебя примут с распростертыми объятиями. - он с силой вжал в грудь кулак чтобы утихомирить вновь начинавшее заходиться в рваном ритме сердце, и пожав плечами уже спокойно добавил
- А что касается Его Величества можешь рассказать свою сказку если желаешь - мешать не буду. Сам прекрасно знаешь что это не так. Королева - прекраснейшая из женщин на земле, да, и я повторю это кому угодно. Но на этом точка. Ты прекрасно знаешь, я никогда не пытался соблазнять замужних женщин. Да и вообще - что ты говоришь им всем... - он кивнул в сторону шумевшего за палатками ристалища - Это твое дело. Но наедине-то зачем ломать комедию? Не убеждай меня что ты действительно веришь в эту чушь которую сейчас нагродил, иначе я просто решу что тебе - впервые- не хватило мужества выложить мне правду в лицо, раз ты прячешься за столь смешными обвинениями.

Отредактировано Ланселот (2015-05-09 10:06:04)

+1

20

- Наш король слеп, раз не видит очевидного, а ты, похоже, глух - раз не слышишь слов. В отличие от вас обоих я слышу и вижу, - Медраут потерял интерес к перепалке, вызнав все, что ему было нужно и высказавшись, наконец-то, перед названным братом. - Поэтому знаю, что происходит вокруг. Можешь и дальше делать невинные глазки и хихикать по любому поводу, утверждая, что все помыслы у тебя невинны. Но я-то знаю, каков ты на самом деле. Желаю удачи на турнире, - добавил он с издевкой. - Спеши! Королева ждет!
Круто развернулся и пошел по направлению к городу. Он был доволен тем, как вел разговор у колодца, но на душе все равно было удивительно паршиво.

+2

21

Ланселот выслушал его с каменным лицом и молча проводил взглядом. Лишь когда брат скрылся за палатками он позволил себе закрыть глаза и выдохнуть опуская голову. Вот так. Чтобы Медраут пропустил мимо ушей "у тебя не хватило мужества..."  это могло означать многое. Не может ли он в самом деле верить в этот бред? Кто-кто но Медраут? Медраут, с которым они выросли бок-о-бок, который знает его уже двадцать лет? Быть этого не может... Но в том что у брата есть какая-то причина ненавидеть его он мог уже не сомневаться. Какая? За что? Мысли путались от нехватки воздуха, и он отчаянно пытался ухватить хоть какую-из них, но тщетно.
Он все еще сидел на бортике фонтана, ухватившись одной рукой за бортик и прислонившись спиной к столбу с укрепленным на нем воротом, когда протрубили трубы обозначая следующий поединок, не слыша ни их медных голосов, ни рева толпы. Надо было возвращаться в шатер, но он все медлил, пытаясь совладать со все глубже и глубже затягивающей его холодной темнотой.
Мелькали воспоминания перемешиваясь с догадками, мелькали вспышками самые дикие предположения тут же отметаемые как заведомо невозможные, мелькали картинки, фразы, слова, его интонации и взгляды... Медраут был великий лицедей - это Ланселот знал, одна только комедия с тем как он убежденно говорил "там знают все черные души" - словно бы самый верующий из священников - была доказательством его немалого таланта. Но как разобраться - что правда а что притворство? Брат ненавидит его? У любой ненависти должна быть причина. Какая? Какие причины могут заставить возненавидеть того с кем ты вырос вместе и того кто никогда не сделал тебе ничего плохого? Соперничество? Зависть? Ревность?
Соперничество - пожалуй, сколько между ними было тренировочных боев, гонок на лошадях, а вспомнив слова брата после сцены на сеновале Ланселот не удержался от улыбки.
Зависть? - При этой мысли он пожал плечами. Если Медраут еще мог обманываться, оправдывая то везением то стечением обстоятельств постоянную расстановку сил, то Ланселот знал себе цену, хоть и не афишировал этого. И знал что во владении мечом ему найдется мало равных - он ощущал это так же ясно как отличал закат от рассвета. И знал что Медраут никогда не одолеет его в честном поединке. Ну и что с того? Как можно завидовать простому и малозначащему факту? Ведь тот же Медраут стрелял из лука так, словно был с этим луком рожден, и умел объезжать лошадей лучше чем кто бы то ни было. И Ланселот всегда искренне этим восхищался, даже и не пытаясь соперничать с братом и признавая его первенство. Зависть? Смешно и глупо было бы - окажись это причиной...
Ревность? Еще смешнее.... Боже мой - к кому ревновать-то? И тут рыцаря пробило холодом. "Ты осмелился с вожделением смотреть на ту, о ком я даже помыслить не мог" Неужели.... нет... ведь не может же быть, чтобы Медраут.....
А с другой стороны - с чего в таком случае он то и дело вворачивает упоминание о королеве чуть ли не в каждую фразу? Из желания уколоть? Он мог бы найти тысячу других булавок - почему именно королева?
Да нет, бред, бред!!! Кто-кто а он-то прекрасно знает что я и двух слов не произнес выходящих за рамки обычного этикета, да и ни разу не видел ее наедине... кто мог бы обвинить меня хоть в чем-то кроме обычного почтения с которым и подобает относиться к королеве? Кто мог бы приписать мне мысли которых у меня нет и не было? Лжец, изобретающий придирки чтобы замаскировать какую-то потаенную мысль? Или... или ревнивец? Неужели Медраут.... тоже очарован ею?
Да нет.... нет....
- мысли заметались в сгущавшемся тумане - и какие-то странные доводы в пользу этой дикой идеи, и рассудочные возражения - все кружилось теперь как в плохом сне.
Впрочем... какая разница. Прими это сейчас как данность. И его тон. И его поступок. И его этот взгляд на прощание.
Он мой брат!
Брат способный ударить в спину. Способный поверить в ложь придуманную им самим лишь бы оправдать ненависть ко мне?
Брат который меня ненавидит....
Брат с которым мы росли вместе. С которым делили радости и горести пока он не стал отдаляться.

Пальцы коснулись серебряного креста под кольчугой и с трудом подняв голову Ланселот взглянул вверх.
Ты заповедал прощать. Любить врагов. Но знаешь... я не могу держать на него зла. И даже не из-за заповедей твоих, Господи... А просто... просто потому что не могу иначе. Смешно и глупо что какие-то детские проделки.. совместные проказы.. или то как мы прикрывали друг друга от выговоров матушки... то что оба росли без родителей.. то что делили хлеб и ночные кошмары... смешно наверное что это значит для меня больше чем его желание побольнее уколоть, оскорбить, и больше чем этот удар в спину. 
Способен ли я на истинное милосердие и всепрощение, как следовало бы тому кто чтит Тебя? Смог бы простить подобные нападки кому-то другому?
Нет..... Усмотрел бы в этом оскорбление чести, и вызвал бы на поединок ни секунды не задумываясь... И даже не думая о Тебе... Плохой ли я христианин? Или нет... решать Тебе, а я... я не могу быть иным. Лишь Тебе ведомо что у меня в душе. Так ли это - что любовь которую Ты разбудил в моем сердце так грешна как об этом говорит Медраут? А если и так...
На все воля Твоя... 
Мне придется жить, зная что мой брат способен предать меня. И неважно по какой причине.
Принять это как данность.
И все......

Мокрый бортик колодца. Лужа у ног, валяющееся ведро. Пора возвращаться в шатер.
Ланселот с усилием оттолкнулся от бортика, пошатнулся ухватившись за ворот, и уже не пытаясь восстановить дыхание пошел между шатров, с усилием держа голову высоко и прямо, словно не клонила его к земле чудовищная тяжесть в груди, не звенело в ушах, наливаясь тяжким стуком крови нараставшее удушье, и не сдавливала душу странная пустота поселившаяся после разговора с братом.

+4


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Брат мой, друг мой, враг мой, что же делать мне с тобою...