Администрация
Мелюзина
Артур

Навигация
Правила
Сюжет игры
Объявления
Форум возобновил деятельность с 21 апреля 2015 года. Наша игра посвящена правлению легендарного короля Артура. Май 505 года, времена, названные в истории Британии Тёмными веками. За основу взяты валлийские легенды, произведения Томаса Мэлори, Бернарда Корнуолла и те немногие исторические факты, что известны о Тёмных веках. Да, присутствует у нас (весьма умеренно) и магия - ибо какая же кельтская сказка обходится без нее?

Разыскиваются
Мужские персонажи|Женские персонажи|Заявки от игроков
Герой месяца


Пост недели
Ланселот
[читать целиком]
Цитата недели
""Да не нужна мне твоя красота, мне свою девать некуда", - фыркнула фея". (c) Мелюзина

Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Май, мир, турнир (палаточный городок, Камелот, окрестности)


Май, мир, турнир (палаточный городок, Камелот, окрестности)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

УЧАСТНИКИ
Вивиана, Олвен, Неметона, Кайл, Мерлин, Тристан, Азбеленос
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
4 мая 505 года, день перед турниром, Камелот и его окрестности.
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Вивиана и Олвен отправляются в Камелот, где их ожидает довольно необычное знакомство.
Мерлин отправляется в палаточный городок, размышляя о хитросплетении человеческих судеб.
Азбеленос и его подопечные ждут завтрашнего праздника и жарят на кострах мясо. Мясо оленя.


Вивиана молчала. Глазам открывался величественный простор, словно всё, что было на Земле, можно было видеть отсюда. Прохладный ветерок трепал ее волосы. На руку села божья коровка, и устроившись поудобнее, умывалась лапками. Огромная, с перламутровыми крылышками стрекоза, пролетела перед самым носом и скрылась вдали. Вспугнутая серохвостая белка прошебуршала и исчезла в сплетении веток. Вся поляна была залита весенними первоцветами и сливалась в огромное синее море. Вдали слышались крики людей, ржание лошадей, и трели птиц. От костров палаточного лагеря доносились ароматные запахи. Над головой была бескрайняя бездна, и такая же была под ногами. Солнце, по-весеннему ласковое, дарило благодатную теплоту.

+1

2

После разговора с Мелюзиной, беспокойство Мерлина по поводу юного рыцаря еще более усилилось. Чем-то ему не нравился, этот дерзкий парень. А чем - пойди пойми. Предчувствие опасности обычно являлось чародею красными отблесками - как пламя далекого костра. И приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы определить, в какой стороне разведен костер и кто его развел.
Но сейчас Мерлин отложил размышления на тему, чем сей человек может быть опасен. Чародея ждали более важные дела. Идеальный рыцарь, воин без страха и упрека, тот, кому предначертано вынуть из ножен заговоренный меч, хранившийся в сокровищнице Камелота.
Бодро пристукивая ореховым посохом, старец покинул Камелот и направился в палаточный городок. 
Одной из способностей Мерлина было умение отводить людям глаза. Например, рядом с Артуром каждый немедленно признавал в нем королевского советника. Но стоило волшебнику показаться на улицах города или в лесной чаще (тут Мерлин с усмешкой припомнил вчерашнюю встречу с белокурой синеглазой красавицей) - и его принимали за простого старика-бродягу. Вот и сейчас он шел, никем не узнанный, меж разноцветных палаток, протискиваясь сквозь разнаряженную толпу рыцарей и дам, торговцев и детей, которые всюду совали свой нос. Его радовали и разноцветные гербы и штандарты, и рыцари, которые разминались, устраивая тренировочные поединки, на потеху зрителям, и розовощекие, похожие на лесные розы, девицы. Как прекрасны люди, живущие в мирное время! И Мерлин был доволен, потому что эти прекрасные люди были и его заслугой. Скорее всего, именно его заслугой. Потому что не возьмись он в свое время за обучение Артура - кто бы вырос из этого увальня? Еще один горлопан, тупой вояка или пьяница. А так... Старец огляделся по сторонам, любуясь делом рук своих и своего ума.
Но он пришел сюда не для того, чтобы любоваться на праздник, а со вполне определенной целью. Пробираясь по рядам палаток, Мерлин, наконец, нашел тех, кого искал - от одной из палаток послышался говор, который ни с каким другим нельзя было спутать. Северяне. Рыцари с севера. Они-то и были нужны чародею.

+4

3

- ... А потом подцепляешь его за ногу - и оп!- Тристан ловко подсек длинной палкой щиколотку Аргайла, который, хоть и ждал чего-то подобного, охнул и опрокинулся на бок, нелепо раскинув руки и ноги, словно лягушка. Мальчишки и юные пажи, стайкой собравшиеся возле палатки, засмеялись и одобрительно загудели. Тут же половина из них бросилась обдирать окрестные заборы и даже трибуны, которые все еще достраивали плотники и затягивали тканью королевские обойщики, а вторая, хрустя полученными в качестве дармового угощения яблоками. Сам корновиец, утерев со лба пот, смеясь, протянул руку товарищу и помог ему встать.
Соседи и благородные рыцари, только что прибывшие к месту турнира, и искавшие себе места среди тесного ряда шатров, с некоторым снисхождением, а то и надменностью смотрели в строну бородатого воина, возившегося с ребятней вместо того, чтобы щеголять своим конем или вооружением. А теперь в вовсе позор - взялся за мужицкую палку, которой многие его братья по оружию получали по спине и бокам от всякого сброда.
Тристан замечал эти колкие взгляды, но только посмеивался, забавляясь недовольством важных господ; Аргайла, чья шкура не была еще выдублена клинками ирландских пиратов, эти знаки неуважения задевали гораздо больше. Юноша краснел и бледнел, когда какой-нибудь разряженный щеголь, точно помоями, обливал его с ног до головы невидящим взором - и то и дело принимался упрашивать "сэра Тантриста" схватиться с ним на мечах, на что получал регулярный отказ.
Устав более от этих споров, чем от кратковременной схватки под горячим солнышком, корновиец, воткнув палку в землю, воссел на притащенные бог знает откуда козлы, где были развешены его вещи, и которые венчало седло, снятое с утомленной спины Серого.
- Сиииир...- приступил было к своему господину Аргайл, но тут же получил в бок метко пущенным яблоком. Ухмыляясь, наследник и сват Марка вытащил из висящего тут же мешка со снедью еще один сморщенный плод и с громким хрустом его надкусил.
- Заткнулся бы ты,- посоветовал он товарищу, покачав головой и досадуя, что тот забыл о настойчивой просьбе сохранять его имя втайне.
Однако, их диалог был тут же прерван одним из юношей постарше, носившем господские гербы.
- Сэр рыцарь,- тот вытянулся, стараясь казаться солиднее остальных, с некоторым сомнением озирая статного воина, ведшего себя совершенно не так, как все прочие господа в окружении.- Разве пристало благородному рыцарю сражаться с противником этим оружием? Разве не должен он добывать себе славу копьем и мечом, как это делает сам король и его ближние? Не уподобимся ли мы жалким смердам, перенимая их обычай и избирая столь гнусный и недостойный бой?
Глаза Тристана на мгновенье прищурились. Но почти тут же он рассмеялся, встряхнув темной, с грехом пополам расчесанной гривой волос - и в улыбке была затаенная горечь.
- Если ты ищешь славы или любезного взгляда какой-нибудь девицы, молодой сэр,- ерзая на неудобном сиденьи, ответствовал он, катая надкусанное яблоко по широкой ладони,- то помоги тебе боги и наша Небесная мать иметь время на то, чтоб задуматься, коим оружием драться неблагородно. Потому как ни саксы за стеной, ни ирландцы такого подарка не подадут.
Дав этот странные, и, с точки зрения юноши, нелепый ответ, мужчина жестом попросил Аргайла налить ему чего-нибудь умягчить горло. Временно возведенный в должность оруженосца воин с готовностью нырнул в палатку, чтобы появиться оттуда с почти опустошенным мехом, который так берегли в дальнем пути, и который он прихватил в числе прочих пожитков, из оставленного в Астолате маленького обоза, и широким ковшом за поясом.
Брови принца едва не взлетели на затылок.
- Эй, да он тощее, чем цыпленок в ирландском монастыре! Ты не прикладывался к нему по дороге, а, друг сердешный?- с притворным гневом Тристан сдвинул брови и даже всем корпусом повернулся к виновнику, как сейчас выяснилось, грозящей им жажды.
- Я? Та я ио берех, шловно машь рашную!- возмутился Аргайл, зубами раскачивая пробку и немилосердно шепелявя, чем вновь вызвал дружный смех детворы. В конце концов сражение увенчалось успехом, и та выскочила, больно щелкнув бедняку по длинному носу.
- Тогда наливай, чего ждешь?- корновиец улыбнулся, на этот раз широко, показав все оставшиеся зубы, острые, словно у волка. Придерживая горлышко меха рукой, "оруженосец" вытащил из-за пояса скопкарь и принялся осторожно нацеживать туда остатки ароматного напитка.
Мальчишки, только что хихикавшие над ним, тут же оживились, и, вытянув шеи, наблюдали за током виноградной крови из узкого горлышка. О том, чтобы попросить хотя бы глоточек, не могло быть и речи - но самый факт того, что казавшийся голодраным рыцарь пил не эль и не хлебное вино, поднял в их глазах престиж Тристана на недосягаемую высоту.

+4

4

Слух не подвел, и вскоре Мерлин уже мог любоваться сценой импровизированного поединка. Победителя он узнал сразу. Тристан Корновийский. Тот самый, который... Впрочем, об этом позже. Оперевшись о посох, он довольно долго наблюдал, как принц разглагольствовал насчет рыцарской чести и подшучивал над слугой, собираясь распить вино.
Когда вино поравнялось с краями скопкаря, Мерлин подал голос:
- Не слишком ли рано сэр рыцарь начал праздновать победу? Он так уверен в свои силах? Или не сомневается, что на завтрашнем турнире не будет достойных соперников? И то и другое - это от переизбытка самомнения или от недостатка ума.
Свите принца не понравились такие слова. Юноша, державший мех, аж подпрыгнул от негодования, побагровел, ничуть не уступив в цвете вину, и обратился к принцу Корновийскому:
- Господин! Позвольте я дам пинка этому наглому старикашке, чтобы шел куда подальше! - он взглянул на Мерлина с откровенной ненавистью: - Нечего тебе тут каркать, сивая борода! А будешь попусту молоть языком, гляди, чтобы тебе бороду не укоротили. Вместе с головой!
Мерлин тихо засмеялся, выслушав эти угрозы. Пристукивая палкой, он подошел поближе, хитровато поглядывая по сторонам, и сказал дерзкому юноше доверительно:
- Это тебе надо поберечь свою голову, сударь мой Аргайл.
Юноша выпятил нижнюю губу, показывая, насколько он проникся непонятным предостережением. Вдруг прямо ему на макушку капнула пахучая серая капля и сверху донеслось карканье. Вокруг засмеялись, когда Аргайл принялся от души костерить "этих наглых серых гадов! и хорошо, что коровы не летают!".
- А ты, Тристан? Что ты ответишь старику? Тоже пообещаешь пинков? Или сразу схватишь за бороду? - словно бы между прочим поинтересовался  Мерлин.

+3

5

Он мог бы не спрашивать. Тристан повернулся в его сторону в то же мгновенье, когда прозвучал первый, слишком дерзкий для простолюдина вопрос - и уже не сводил с незнакомца вспыхнувшего, кинжально острого взгляда. Словно спрашивал - подвела ли его память, или же именно это лицо мелькало в королевской свите, неуловимо, как призрак, предвещая бури и штормы, так что впору было прозвать его - Буревестник. Молодые солдаты начинали восхищенно толкать друг друга локтями, старики хмурились, пробуя на остроту свои топоры, ибо знали - там, где он, идут рука об руку смерть и победа. Или, полно, ошибся, и старец, как равный заговаривающий с принцем, - вовсе не королевский советник, мудрец, какого еще не знала Британия.
Мерлин...

Если бы всем известный чародей появился, как про него говорили, верхом на драконе, во всполохе пламени, или блистал раззолоченными одеждами, Тристан усомнился бы в том, что все это происходил на самом деле. Но тому, кто скрывал и свое имя, и само присутствие в Камелоте, появление самого могущественного человека в Британии в виде оборванного старика было понятно и до странности грело душу.
- Тебя схватишь, пожалуй,- слезая со своего трона и на всякий случай прикрыв макушку ладонью, ответил он. Затем задрал голову и посмотрел в небо, опасаясь - всерьез или в шутку?- увидеть там целое воронье войско. Мальчишеская улыбка, которую не могли скрыть ни борода, ни густые усы, засияла на лице принца, когда тот вновь повернулся к незваному гостю.
- Ты уж прости дурака, добрый человек,- кланяясь так, чтобы для других это выглядело шутливо, и лишь собеседнику показывало, что тот узнан, попросил корновиец. Аргайл засопел, но, привычный не обсуждать слова и приказы своего господина на людях, на этот раз не сказал ни слова.
Стайка мальчишек в недоумении перешептывалась, но, найдя себе более интересные занятия, чем разговор странного рыцаря с нищим, начала постепенно редеть.
Все еще не веря, Тристан сделал пару шагов вбок, будто бы гость мог исчезнуть, или если бы это могло разрушить чары, наведенные злым шутником. Потом шагнул назад, вернулся - и уже обратился к старику почтительным тоном, каким надлежит говорить с умудренным годами и очень дорогим посетителем.
- Присядь, отец, и, коли не брезгуешь, испей с нами чашу. Праздновать мы не празднуем... а так, малость хотим возвеселить дух, ибо дела наши трудны, и требуют мудрого совета.

С напряжением, отразившемся в пылающем огнем взгляде, он ожидал, что в ответ скажет пришелец.

Отредактировано Тристан (2014-08-14 19:29:15)

+2

6

То, что принц из Корновии его узнал, оказалось для Мерлина приятной неожиданностью. Похоже, это - верный путь. Мерлин прищурил блестящие глаза, как сытый кот, устраиваясь поудобнее на месте, любезно предоставленном ему Тристану. От вина чародей не отказался.
- И учтивость у тебя, принц, и обхождение, - сказал он, принимая чашу, - и совета вот просишь... Да только зачем тебе советы, если ты к ним не прислушиваешься? Дали тебе уже совет. Даже два. Но тебя же это не остановило? И в зеркало Астолатской девы посмотрел, и в Ирландию готов ехать по-прежнему.
По странному стечению обстоятельств, зеваки отчего-то потеряли интерес к северянам. Дети унеслись прочь веселой стайкой, щебеча, как птицы на рассвете, взрослые разошлись, болтая о завтрашнем празднике, нарядах и предстоящем угощении. Возможно, это была не случайность, а колдовство Мерлина, но сам он сделал вид, что здесь ни при чем.

+2

7

Лицо Тристана в эту минуту отразило попеременно множество чувств: и почти детскую радость и гордость от того, что его догадка оказалась правдивой, и изумление, а затем новая догадка о том, кто сокрыт был под обличием спасенного из рук христиан лекаря.  Но почти тут же он сдвинул брови, услышав упрек в неразумности, и истолковав этот ответ как отказ.
Однако же сдаваться, похоже, не собирался.
- Мудрый, ты знаешь ответ,- проговорил он сурово, садясь у ног чародея на траву и глядя на него лишенным сомнения взглядом.- За то, что не утерпел и поддался соблазну - винюсь, но за то, что еду в Ирландию, и о том намерен просить короля - нет вины, ибо сам ты не всегда волен был в том, что делал, и совершал то, что приказывал долг, а не сердце. По крайней мере, так говорят,- принц опустил взор, как будто прося прощения, что вспомнил о самом черном, самом чудовищном слухе, какой людская молва распустила про Артура и Мерлина.
- Я не могу отказать герцогу Марку,- проглотив ком, сжавший горло, с упорством повторил он.- Тот воспитал меня, как родного сына, доверил мне судьбу принципата, судьбу своих людей, безопасность границ с севера. Союз с ирландской принцессой даст нам хотя бы какое-то время без войн,- не выдержав, воин, от взгляда которого трепетали друзья и враги, вдруг вскинул лицо и уставился на Мерлина, как провинившийся мальчик.
- Не для себя я прошу совета, о мудрый! Заступись за сирот и детей, помоги нам хотя бы на одну весну, на две... хотя бы на несколько обрести мир! А с меня... с меня взыщи, за что хочешь.

Отредактировано Тристан (2014-08-15 10:21:56)

+3

8

Мерлин смотрел на принца внимательно. Нет, он не ошибся в нем. И толк из этого бородатого мальчишки должен был выйти. Но, опять же... Не интересуется ничем, кроме своего Ллейна и далекой Корновии. А ведь для того, чтобы вершить судьбы мира надо видеть дальше собственного носа. Способен ли принц на такое?
Вздохнув, чародей погладил бороду и задумчиво сказал:
- Так получилось, что моя забота больше твоей. Тебя волнуют судьбы жителей побережья, меня же волнует судьба всей Британии. Так получилось, что твое будущее важно для меня, потому что ты можешь быть полезен всей нашей стране. Заметь, не Ллейну, не Корновии, и даже не Уэльсу, а всей Британии. Я предостерегал тебя от зеркала, потому что оно создано женщиной. Женские знания, в том числе и колдовские - суетны. Они распаляют воображение и чувства, но не полезны для сердца и ума. Мне не известно, что ты видел в зеркале леди Шалотт, и я не хочу этого знать, потому что мой дух будет ослаблен. Боюсь, что женское колдовство может ослабить и тебя. Но надеюсь, что этого не произойдет. Поездка в Ирландию опасна, потому что я вижу смерть, стоящую за твоими плечами. А мне не нужна твоя смерть, мне нужно, чтобы ты кое что выполнил. Совершил подвиг во имя Британии. Тогда я смогу помочь не только жителям Ллейна, но и всей нашей земле.
Мерлин поднялся, тяжело опираясь на посох.
- Я стар, Тристан Корновийский, - сказал он совсем другим голосом. - И даже приняв облик молодого лекаря я не обрету вновь молодую силу и задор. Да и в молодости я бы не смог совершить то, о чем ты просишь. Лишь в сказках волшебник побеждает целое войско мановением руки и молнией из глаз. На самом деле, это невозможно. Невозможно идти против существующих законов, получается только использовать их. И то не всегда удачно. Ты ждешь от меня чуда, а я не чудотворец. Возможно, я знаю немного больше, чем остальные, и думаю немного проницательней, чем многие. Но мне известно, как привести в действие одну страшную силу, которая поможет нам держать в повиновении и саксов, и ирландцев, и бретонцев, и даже римлян, если они снова сунутся на наши земли. И тем более важно, чтобы эта сила подчинялась нам, действующим по законам, а не тем, кто поступает вопреки. Возможно, ты не понял ни слова из того, что я сказал, но тебе это и не нужно. Уясни одно: если готов послужить на благо Британии и выполнить то, о чем я попрошу завтра после турнира, мир надолго воцарится на нашей земле. Я не требую ответа немедленно, потому что не хочу принуждать тебя. Не скрою, были смельчаки, которые пытались совершить то, о чем я попрошу тебя. Были и такие, которые пытались это сделать по моей просьбе. Никто не вернулся. Ты волен распорядиться своей жизнью, поэтому я буду ждать твоего ответа завтра.

Отредактировано Мерлин (2014-08-17 18:55:43)

+3

9

... Когда Мерлин начал говорить, корновиец едва не закричал. Это они-то, на севере, пекутся лишь о себе? Да если бы не Корновия, если б не истекающий кровью Ллейн, если бы они дрогнули, если бы не принимали на себя удар за ударом ирландский орд - так ли приветливо, так ли роскошно цвели бы поля в этих благословенных землях? Так ли вольготно бы выходил пахарь на поле, так ли свободно бы проезжал по дорогам купец, потряхивая полной мошной? Так ли сверкали бы на дамах и знатных девах жемчуга и драгоценные ожерелья, а рыцари - так ли сияли бы новым, не опаленным войной доспехом?
Пусть они, северяне, одеты в обноски, пусть смотрят на них, как на дикарей, пусть не умеют они плести сладких и льстивых речей - но не их ли телами, живым щитом, закрыты, замурованы стены империи, ее житницы и города, звонкие рощи и пашни?

Но чем дольше тот говорил, тем суровей сжимались губы Тристана. Вот она, высшая мудрость, вот он - главный закон: пока между ними, внутри страны, лежит рознь, пока люди одного короля делят себя на "своих" и "чужих", пока Юг не слышит зов подыхающего в крови Севера - ни один из давших присягу не может почивать в спокойствии и величии. И если не им, северянам, видевшим кровь и войну, взять на себя еще и эту ношу - кому? Кто расскажет о хлебе лучше голодного, кто больше обрадуется дождю, чем страдающий от жажды?

- ... Приказывай, мудрый,- сдвинув брови, проговорил принц корновский, вставая и выпрямляясь. С загорелых щек схлынул румянец, но причиной тому был не страх. Время юности кончилось: нить судьбы вдруг легла в ладонь так же ясно, как рукоять меча или рукоять скопкаря, принятого от волшебника. Сейчас он даже боялся заглядывать в плещущуюся в нем влагу, как будто все сказанное могло отразиться в ней, ухнуть на дно колдовским наговором. Зажмурившись, словно принимая назначенный ему кудесником жребий, мужчина сделал большой глоток - а затем выплеснул остатки вина на траву.
- Перед Солнцем и Луной, Морем и Землей* я обещаю тебе свою службу, и готов нести ее, пока ты не освободишь меня от принесенной клятвы. Пусть затупится мой меч, пусть ветер никогда не наполнит больше мои паруса, и пусть лицо и тело мое покроются шрамами, если я солгу.

... Мужчина умолк, чувствуя, как от произнесенных слов мир вокруг на мгновение замер, а затем дрогнул и расширился, словно вздохнул. Про такие мгновения говорят, что клятва "ушла", она услышана и принята тему, кого призывают в свидетели - и, если ее нарушить, земля и вода проклянут клятвопреступника, отрекутся от него так же, как он - от своих собственных слов. По спине принца прошел холодок, а затем вниз в углублении позвоночника сползла предательская холодная капля.
Все совершилось и отступить было более невозможно.

Однако Тристан не был бы собой, если б позволил мистическому экстазу овладеть собой вот так, вдруг, при скопленьи народа, да еще в месте, где клятвы язычников вряд ли бы встретили буйным восторгом. Встряхнув головой, словно лохматый пес, он с прежней мальчишеской улыбкой взглянул на чародея - и в темных глазах искрилось знакомое лукавство.
- Только, прежде чем я уеду... Может быть, ты заглянешь в будущее, или какие-нибудь волшебные книги - посмотреть, как старому герцогу побыстрей получить себе в постель молодую невесту?

* форма клятвы у бриттов, сохранившаяся с бронзового века до христианских времен.

Отредактировано Тристан (2014-08-19 00:14:11)

+4

10

В ответ Мерлин лишь покачал головой:
- Я не занимаюсь сводничеством, Тристан Корновийский. Что есть любовь к женщине по сравнению с любовью к истине? Я знаю, что ты задумал дело благое, но рискованное. Ирландская принцесса может стать залогом мира, но заполучить ее почти невозможно. Могу обещать лишь поговорить с Артуром, убедив его, что твое сватовство - дело государственной важности, и что тебе надо оказать всяческое содействие и помощь. Но если тебе так хочется заглянуть в будущее... Тогда слушай: лучшее бы ты сватался сам, а не действовал от имени герцога Марка. Пора тебе перестать мечтать, словно мальчишке, о феях, и начинать любить женщин земных.
Чародей кивнул Тристану на прощанье и пристукивая ореховым посохом затерялся среди пестрой толпы.

+2

11

На этот раз не было ни громких криков, ни просьб остановиться. Тристан молча смотрел вслед королевскому советнику, словно прислушивался к его поступи, к глухо стучавшей на утоптанной земле деревянной клюке. Удалялась ли это его судьба, уходила, так до конца и не понятая, неразгаданная, заблудившаяся в складках чужого плаща? Или, наоборот, то удалялось его спасение?
Он даже не пытался разгадать, что хотел сказать Мерлин вместо прощания. Изменить уже нельзя было ничего - что скажет герцог Марк, что подумает король, когда молодой принц вернется из чужих стран с женой или невестой вместо того, чтобы добыть ее для своего сюзерена? Поступок, недостойный принца и воина.

... Украдкой, как вор, Тристан бросил взгляд на трепетавшую под ветерком. Не о ней ли говорил Мерлин, упрекая его в мальчишеских мечтаньях? Помимо воли сердце в груди глухо стукнуло - и мужчина поспешно списал это на изумление и суеверный страх от попавшей так точно в цель догадки старика. Молва приписывала тому умение читать в людских душах - как и много других, не менее сказочных деяний, сражений с сидами и драконами... да и зачат он, как говорили, был смертной женщиной от бесплотного духа.
Корновиец усмехнулся. О любовных шалостях неземных дев он знал не понаслышке, только вот не было в них ни сверкания молний, ни пугающего рокота волн. Вернее... были, но только в моменты, когда в их глазах угасает последний свет, и остается мольба и стон - стон обычно, земной, вожделеющей плоти.

Тристан тяжело двинул челюстью,- но тут же встряхнул головой, отгоняя не к месту вернувшиеся воспоминания. Порыв ветра взметнул его волосы, наполнив грудь запахом земли и примятых зеленых трав. Весна...
То ли это были какие-то чары, то ли боги небес и земли решили вознаградить его за принесенную клятву: луч солнца прогнал набежавшую тень, с небывалой яркостью осветив плещущий радостью, шумящий вокруг светлый мир. И разноцветные гербы, и штандарты, юные воины, что по маской шутки пробовали свои силы, и седые ветераны, с улыбкой наблюдавшие за поединками, и девицы, румянец которых напоминал обсыпанный цветами розовый куст...
... Перед глазами, как выросшая из-под земли, появилась встревоженная физиономия Аргайла. Юноша, не уразумевший, о чем у его господина шла речь со старым бродягой, продолжал для виду усердно натирать песком щит, не замечая, что уже давно сполз на кожаную обшивку.
Рассмеявшись, принц сделел несколько шагов и потрепал младшего товарища по плечу.

- Не печалься за выпивку, приятель,- проговорил он, примирительно улыбаясь.- Уверен, где-нибудь мы отыщем место, где подают старый добрый мед. Клянусь Небесной матерью, мне сейчас необходимо хорошо выпить...

+2


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » Май, мир, турнир (палаточный городок, Камелот, окрестности)