Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » В туманном лабиринте


В туманном лабиринте

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://cs305804.vk.me/u75398946/-14/x_b8130764.jpg

УЧАСТНИКИ
Гвиневера, Катарина
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Камелот, вечер 3 мая после пира, и последующие дни
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Сэр Ланселот, явившийся предметом весьма занимательной беседы между королевой и ее наперсницей - так и не появился на пиру по окончании турнира. Более того - там не появилась и леди Элейна, избранная королевой любви и красоты. Подозрения, гнев или беспокойство зародит это странное совпадение в уме юной королевы, и поможет ли преданность Катарины отыскать для своей повелительницы верный выход из лабиринта туманных догадок.

Отредактировано Катарина (2015-05-24 16:55:18)

+3

2

Гвиневера едва высидела положенный по этикету срок и ушла с пира, сославшись на усталость и плохое самочувствие. Этот праздник абсолютно не оправдал надежд королевы, став достойным завершением сегодняшнего дня полного неурядиц. Идя по пустынным коридорам дворца, молодая женщина пылала от гнева. Сэр Ланселот безо всяких объяснений не появился на пиру, не дав королеве высказать те вопросы, что мучили ее, опять заставив волноваться и мучительно вздрагивать каждый раз, когда открывалась дверь пиршественной залы. Подлила масла в огонь и Мелюзина, не желавшая умерять поток красноречия. Опять в присутствии всего двора, а главное Его Величества, была высказана пара мерзких намеков и колких насмешек, замаскированных наивностью и простодушием. Простодушная фея, очень правдоподобно! Гвиневера едва не фыркнула, придя к этой мысли.
Краткая прогулка по замку нисколько не успокоила молодую женщину. Войдя в покои, королева раздраженно бросила вскочившим навстречу госпоже дежурным дамам: "Не беспокоить!" и прошла в будуар. Всего несколько часов назад здесь же Гвиневера и ее любимая наперсница обсуждали темы, так волновавшие женщин: любовь, вражду, сплетни. Тогда королева была преисполнена надежд, сейчас ею владело мрачное разочарование.
Гвиневера села в кресло у туалетного столика и хмуро уставилась в зеркало. Оттуда на нее смотрела юная красавица с бархатной белоснежной кожей, правильными чертами лица, глубокими темными глазами, оттененными черными пушистыми ресницами. Даже усталая и злая королева оставалась прекрасной. Созерцание самой себя помогло Гвиневере слегка успокоиться, красота всегда доставляла ей наслаждение, а уж осознание собственной красоты и вовсе было чудесным ощущением.
Налюбовавшись собой, молодая женщина прикрыла узкими изящными ладонями лицо и принялась вспоминать сегодняшний вечер в надежде найти отгадку на мучившие ее вопросы. В непосредственной близости от венценосной четы располагались наиболее почетные гости, в их числе фея Мелюзина, победитель турнира, а также королева любви и красоты. Вот только несколько кресел остались незанятыми, не явился, к облегчению Гвиневеры, Мерлин, отсутствовала и Элейна, по которой молодая женщина тоже не скучала. Поначалу все шло своим чередом, но время текло, надежды на появление сэра Ланселота таяли и Гвиневера не выдержала, спросив, как бы между прочим, где златокудрый рыцарь. Никто не смог ей ответить, зато Мелюзина не преминула осведомиться о причинах такого повышенного внимания королевы к простому рыцарю. Пришлось, следуя совету Катарины и собственным идеям, напомнить наглой фее, что обязанность королевы - следить за благополучием верных подданных Его Величества, особенно после столь напряженных боев, как те, которые выдались на долю Ланселота во время турнира. Не преминула Гвиневера вставить и то, что не только сэр Ланселот волнует ее, она также беспокоится за его названного брата сэра Медраута, тоже искусного воина, и еще за нескольких рыцарей Камелота. Говорила королева громко, так, чтобы слышала не только для волшебница, но и весь двор. Вот только Мелюзина не захотела проникнуться благородным порывом Гвиневеры и продолжила осыпать ту намеками да насмешками. Прекратило пикировку лишь вмешательство Артура, вновь ставшего на сторону жены. После этого разгневанная королева и покинула пир, рассудив, что уже слишком поздно, чтобы запоздавший рыцарь мог примкнуть к пирующим, а значит сэр Ланселот не появится. Вокруг все чаще поднимались тосты, барды играли все более вольные песенки и кое-кто уже начал им подпевать. Гвиневера всегда любила пиры, но этот ей осточертел едва начавшись.

+2

3

- Ваше Величество - тихо произнесла Кат, беззвучно появившаяся из внутренней двери с подносом на котором стоял кубок и лежала горячая булочка, от которой так и тянуло сладким ароматом.
- Вы ничего не отведали за столом. Не изволите ли теплого молока?
Она все еще была в том самом скромном темно-голубом платье с серебряной вышивкой по лифу и на рукавах, в котором была на пиру. Только вот присматриваясь к рыцарям и прислушиваясь к их разговорам, и даже решившись на наводящие вопросы, когда те уже изрядно подогрелись вином и элем - она не разузнала ничего. Но тем не менее - некоторые фразы заставили ее насторожиться. В числе прочего - то как сэр Гавейн и сэр Гай отреагировали на появление сэра Медраута, и разговор произошедший между ними, дерзкое "разе я сторож брату своему" - произнесенное им, и некстати вызвавшее на ум совсем недавно выученную ею притчу из Писания. Но осторожные расспросы вскользь ничего не дали, а решиться на более прямые - она не отважилась. Более того, понаблюдав за феей Мелюзиной - она убедилась что у волшебницы довольно своих проблем. Одного только "танца" с сэром Медраутом, закончившимся нелицеприятной сценой с северным принцем было более чем достаточно чтобы задуматься.
Но все-таки почему Ланселот не явился на пир? Катарина прекрасно ездившая верхом и знавшая толк в хороших всадниках имела возможность оценить мастерство рыцаря в конных схватках на турнире, и раз за разом вспоминая его последний бой, когда еще до удара копьем его кренило в седле точно пьяного - она никак не могла взять в толк, что могло послужить причиной. Неужто после схватки с братом он напился пьян? Даже если бы такое и было возможно - напиться во время турнира это ведь не просто неуважение к зрителям но и почти самоубийство! Однако всплывшая в памяти картинка - опрокинувшийся от удара на круп собственной лошади рыцарь, хоть и с явным трудом но вполне уверенно выпрямился потом в седле... нет, пьяный бы упал. Кат не знала что и думать, но прежде всего следовало помочь королеве раздеться и лечь. Она поспешила из зала почти сразу же вслед за своей госпожой, задержалась лишь ненадолго, чтобы убедиться что ее уход не спровоцировал никаких сплетен и разговоров, и к своему удовлетворению не услышала никаких сплетен и злословия. А потом - не успев переодеться, зато успев послать слугу на кухню она пробралась мимо придворных дам.
Леди Розвин посоветовала не входить - поскольку королева явно не в духе, но Кат тем более поторопилась. Если королева всего лишь в гневе то это было дело виданое, и не страшное, но что если хуже, что если она - расстроена и сидит там теперь совсем одна?
И она вошла со своим подносом, еще не зная что увидит, или услышит сейчас.

+1

4

За спиной Гвиневеры открылась дверь и зазвучал мелодичный девичий голос. Вырванная из своих мыслей, королева едва не подпрыгнула на кресле и резко развернулась. На нарушителя высочайшего уединения уже были готовы обрушиться громы и молнии, но, увидев Катарину, Гвиневера смягчилась.
- Ты испугала меня. Я же приказала, чтобы меня не беспокоили, - мрачно произнесла королева, но этот выговор был чисто формальным. - Я ничего не хочу, убери это, - кивок на поднос.
Гвиневера вновь развернулась к зеркалу и откинулась на спинку кресла. Настроение было хуже некуда, но рядом с ней был едва ли не единственный человек, с которым она могла обсудить произошедшее. А ведь известно, что когда выговоришься, становится легче. Поэтому она и не рассердилась на Катарину.
- Ты ничего не выяснила? Где сэр Ланселот? - быстро спросила королева, в надежде, что придворная дама могла услышать среди рыцарей какую-нибудь сплетню, проливавшую свет на происходящее. Дождавшись отрицательного ответа Катарины, королева обреченно и зло покачала головой. - Куда он мог запропастится? Виданное ли дело, участвуя в турнире не явиться на пир и даже не предупредить никого, не испросить королевского позволения!
Гнев и беспокойство мешались в душе королевы, заставляя густые брови хмуриться, а и без того темные глаза чернеть. Быть может он исчез, чтобы избежать встречи с братом-предателем? Или причина была куда более прозаической и душевную боль сэр Ланселот унимал с помощью кувшина вина и прелестницы-подавальщицы в ближайшем кабаке? В сердце королевы полыхнула ревность и принесла с собой еще более недобрые мысли. Среди них, как озарение, мелькнула одна: "Леди Элейны тоже не было на пиру". Разгневанная донельзя, Гвиневера вскочила, не в силах сдерживать чувства, вызванные нечаянной догадкой.
- Где леди Шалотт?! - почти закричала она, обернувшись к Катарине.
В глазах королевы бушевало гневное пламя, на белом лице выступил яркий румянец, а вокруг будто бы сгустилось облако напряжения. Внезапно случившееся приобрело четкость и ясность, и Гвиневера как будто наяву увидела то, что, по ее мнению, явилось причиной отсутствия Ланселота на пиру. Она представила как леди Элейна в короне любви и красоты случайно или намеренно встречает златокудрого рыцаря, как улыбками и словами очаровывает его и как сэр Ланселот, польщенный вниманием госпожи турнира и покоренный ею, соглашается вместо пира прийти ночью к ней.
- Изменник! - воскликнула она. - Он прикидывался добродетельным, а на деле, стоило лишь глупой вертихвостке поманить его... - королева до боли закусила губу и стиснула руки.

+2

5

Катарина благоразумно помалкивала, позволяя своей повелительнице выговориться. Она лишь поставила свой поднос на темный резной комод, с тем, чтобы унести его позже и не оставлять королеву сейчас. И потом - может быть она все же передумает и поест хоть чуточку? Девушка была преисполнена неловкости и досады на себя. Надо же было ей обратить внимание Ее Величества на сэра Ланселота, и высказать предположение, вызвавшее в королеве такой радостный подъем... который сейчас вот обернулся таким сокрушительным крахом? Глупая курица, ну когда ты научишься прежде думать а потом болтать языком? И что сейчас? Королева расстроена, разгневана, и ведь даже сказать ничего не можешь, потому как должна пристыженно помалкивать за свою пустую болтовню! Пустую? Она вновь вспомнила залитое ослепительным солнечным светом ристалище, рыцаря преклонившего колено у королевской ложи. Неужели же показалось? Неужто и вправду ей везде мерещится любовь, где ее нет? Кат вспомнила как рыцарь поднял ленту с песка и какими глазами посмотрел на леди Шалотт. Вот уж непохоже что померещилось! На дочь герцога Бернарда он смотрел лишь с почтением, тогда как во взгляде обращенном к королеве словно сияло солнце.
Уймись! - строго сказала она себе - Довольно и того что твои предположения расстроили королеву! Не время и не место вновь говорить об этом!
Вместо этого она почтительно приблизилась к своей повелительнице и присела в почтительнейшем поклоне
- Вы позволите помочь вам раздеться, Ваше Величество?
И дождавшись сдержанного кивка она принялась вынимать шпильки, и распускать прическу, которую с таким тщанием сооружала еще несколько часов назад. Только вот пока руки были заняты делом - быстрый ум ни на секунду не прекращал работать и выискивать возможные объяснения. Говорить о чувствах сейчас - означало разозлить королеву еще больше, или, что еще хуже - расстроить ее. Но вот о поступках - совсем иное дело
- Вы полагаете они могли исчезнуть вместе? Но зачем - после того как он отверг ее ленту? И потом... сэр Ланселот свободный молодой мужчина, она тоже свободная девушка, что мешало им появиться вместе на пиру, если уж он, как вы думаете, все-таки соблазнился ее чарами?
Полная пригоршня шпилек высыпалась в коробку, и Катарина вооружившись уже не гребнем а щеткой из длинной  кабаньей щетины, принялась методично расчесывать темные волосы своей госпожи, прядь за прядью. Это был долгий процесс, призванный к тому чтобы убрать утомление вызванное тяжелой прической, и в буквальном смысле отполировать волосы, возвращая им естественный блеск - обязательная ежевечерняя процедура, выполнявшаяся неукоснительно.
Она говорила, а в уме все крутился один вопрос - почему все же рыцарь пропустил пир на котором был его брат. Потому что не хотел его видеть после боя? Тогда было бы правильнее, если бы не пришел сэр Медраут. Потому что может быть действительно напился? Тогда почему все рыцари сэра Гавейна молчали как сговорившиеся? Про пьянство или постельные похождения рыцари зачастую сплетничали и злословили не хуже придворных дам, почему же никто ни разу не прошелся по поводу сэра Ланселота? Как бы то ни было, этот клубок ей похоже не размотать, потому что расспрашивать напрямую она бы не решилась. Но ведь...
- Не знаю как вести прямые расспросы о рыцарях, но касательно леди Шалотт - я могу попытаться разузнать о ней у ее отца. Где бы она ни была - он наверняка знает это. А расспросы вести можно будет не таясь - ведь она - ваша гостья, вы принимали ее накануне, оказали ей честь разделить с вами ложу, ей на пиру должен был сопутствовать сам король... вполне резонно что ее отсутствие было замечено и могло вызвать немало вопросов, хотя бы обычное беспокойство о ее здоровье. Вы позволите мне, Ваше Величество?

+1

6

Совершенно подавленная, Гвиневера упала в кресло и позволила Катарине заняться своим туалетом. Привычные методичные действия придворной дамы слегка успокоили королеву и дальнейший разговор протекал уже не на повышенных тонах. Слова Катарины нисколько не разубедили молодую женщину, наоборот, она все больше убеждалась в возможности такого развития событий. В пылу эмоций Гвиневера даже не обратила внимания, что наперсница отвечает не столько на ее слова, сколько на невысказанные мысли. Впрочем, Катарина знала свою госпожу хорошо, а чтобы проследить ход мыслей оскорбленной женщины не надо быть гением.
- Мужчины существа непостоянные, Кат. Он отверг ленту обычной леди из провинции, а затем его поманила королева любви и красоты. Он мог соблазниться ею даже из обычного тщеславия, того самого, которое так явно продемонстрировал на турнире, снимая шлем и щит, - горько сказала Гвинивера. - К тому же эта Шалотт вовсе не свободная девушка как ты говоришь, она дочь герцога и на турнир прибыла с отцом. А сэр Ланселот хоть и рыцарь, но человек без роду и племени и, что важнее, без состояния, он не ровня ей. Думаешь герцог Бернард одобрил бы такую связь? - королева покачала головой, отвечая на свой же вопрос. - А вот тайное свидание, да еще и в тот момент, когда отец и спутница абсолютно точно будут отсутствовать допоздна, почему и нет? Уверена, так оно и есть, - последние слова Гвиневера почти прошептала.
В душе королевы гнев мешался с разочарованием, ревностью и болью. Нервное напряжение обессилило молодую женщину, она уже не могла кричать, метаться по комнате и бушевать, но еще сохраняла способность думать, способность мучившую ее сейчас. Память услужливо подсовывала воспоминания все больше и больше укреплявшие Гвиневеру в том, что она права. Разве не ездил сэр Ланселот в Астолат, вотчину герцога Бернарда, и вернулся лишь к турниру? Ездил и наверняка еще там познакомился с Элейной. Быть может все происходящее было спланировано ими еще на реке Шалотт, быть может отказ от ленты - лишь отвлекающий маневр, чтобы никто не заподозрил порочной связи.
- Ты знаешь, что сказала мне Элейна на турнире, после того как ее ленту не приняли? Что-то вроде того, что знает, почему сэр Ланселот так поступил и не считает себя отвергнутой. Разве это не лучшее подтверждение моей правоты? - Гвиневера мрачно усмехнулась. - А мы еще считали Шалотт дурочкой...
Взгляд королевы опять потемнел и темнота эта не сулила ничего хорошего Элейне. С самого детства молодую женщину приучали держать в узде свои чувства и она привыкла затаивать их, проявляя лишь тогда, когда выдавался удобный случай. Вот и сейчас Гвиневера Британская не станет позориться, вопя как бабка на базаре или требуя найти и привести ей леди Шалотт, чтобы расправиться с ней. Нет, но она не забудет нанесенного оскорбления и сквитается за него, когда придет время. Из мыслей о мести королеву вырвало предложение Катарины.
- Да, это хорошая идея! И как я сама не подумала, - Гвиневера искренне обрадовалась. - Конечно иди, разузнай все! Даже если он с ней, я хочу знать точно.

+2

7

Катарина расчесывала темные волосы своей госпожи и слушала, все более и более досадуя на себя. Слова королевы были убедительны, чересчур убедительны. Что она могла бы противопоставить им? Один лишь пойманный ею взгляд и собственную сказочную веру в любовь? Право, давно пора перестать верить в сказки, полугодовой жизни при дворе должно было хватить для того чтобы понять, что циничные истории старой бабки возможно куда большая правда чем рассказываемые ею же сказки и баллады про любовь. Но как бы то ни было - следовало действительно вызнать точно, чтобы не допускать этой ошибки. Как она могла дразнить королеву напрасными иллюзиями!? Сама кашу заварила, самой же ее и расхлебывать. И услышав разрешение - Кат бросила в зеркало взгляд в котором чувство вины перебивалось загорающимся азартом
- Пойду! И с Вашего разрешения, побегу прямо сейчас! Пир еще не закончился, а мужчины бывают куда разговорчивее когда выпьют лишнего! Могу я позвать леди Розвин чтобы она помогла вам?
Дождавшись рассеянного кивка Катарина побежала за Розвин, наказала поменьше болтать и получше выполнять свои обязанности, поскольку Ее Величество не в духе, и умчалась вначале к себе в комнату, а потом на кухню. Разговорить мужчину за пиршественным столом - что может быть интереснее. Только вот одна беда - напоить допьяна взрослого мужчину ей не по силам, она может сама захмелеть, а тогда ее миссию можно считать проваленной с самого начала. Не беда, спасибо старой бабке за ее науку - настойка элеутерококка, сырое яйцо с толченым серым лапчатником, полстакана густых сливок, и хрупкая девушка может свалить под стол самого стойкого выпивоху. А на тот случай если подвыпившие рыцари, или тот же герцог начнут позволять себе лишнее - у Кат имелась бутылочка изумительного настоя из маковых семян на спирту. Неплохое болеутоляющее и хорошее снотворное, а уж в сочетании с вином и элем это было поистине чудодейственное средство. Правда прибегать к нему стоило в последнюю очередь.
И, снаряженная таким образом девушка помчалась в пиршественный зал, откуда все еще слышались звуки музыки и гул голосов, молясь про себя всем богам чтобы герцог еще не успел уйти

+1

8

+

Совместный отыгрыш с герцогом Бернардом

В пиршественном зале было людно и шумно. Пир подходил к концу, часть гостей уже рассеялась, а из оставшихся большинство уже не сдерживаясь поднимали тосты самого разного содержания, не слишком утруждая себя необходимостью понижать голос. Винный дух стоял в воздухе словно в таверне, и Кат оглядевшись приметила герцога за одним из верхних столов. Полноватый, розовощекий мужчина, одетый с претензией на роскошь, правда весьма сомнительного вкуса - с энтузиазмом пристукивал кубком, поддерживая беседу с каким-то долговязым типом, заросшим бородой до самых глаз. Наверное один из северян, явившихся на турнир - мимоходом подумалось девушке. А вот место по правую руку от герцога оказалось свободно.
Какая удача! В очередной раз порадовавшись что улизнув с пира вслед за королевой она так и не удосужилась переодеться, и не пришлось тратить время на одевание вновь, Катарина пробралась между слугами, увернулась от какого-то рыцаря, который стоя между столом и стеной втолковывал что-то двум остальным, при этом так размахивая берцовой костью оленя, что вполне мог огреть ею какого-нибудь неосторожного бедолагу, и наконец добравшись до пустовавшего рядом с герцогом места перегнулась через спинку кресла, взглядывая на пожилого мужчину с лукавым простодушием
-  Позволите, Ваше Сиятельство?
------------
Бернард достиг как раз той стадии опьянения, когда все еще понимаешь, а по телу уже растекается блаженная тяжесть, и если подняться на ноги - то вряд ли они понесут тебя в нужную сторону. Его собеседник был в том же состоянии, и они прекрасно понимали друг друга. Оба с увлечением обсуждали излюбленную тему Бернарда - охоту.
- Тут ведь главное - куда попадешь, понимаешь? - втолковывал Бернард бородатому собутыльнику, чье имя он уже успешно позабыл. Тот кивал и со всем соглашался. - Вот если ткнешь его в бок, да мимо сердца промажешь - так он тебя и того может... совсем того...
Бернард в конце концов выдохся. Говорил почти все время он один, а его собеседник отмалчивался, кивал и улыбался блаженной улыбкой.  Так беседовать было неинтересно. А как же здоровый спор, когда можно грохнуть по столу кулаком, круша все, что попало под руку – в благородном порыве доказать собственную правоту?
Бернард вздохнул и потянулся к кубку. Не поговорить толком, так хоть напиться.
Тонкий девичий голосок над его ухом показался герцогу среди пиршественного шума нежной трелью соловья, раздавшейся внезапно вместо кваканья болотных лягушек.
- Разумеется, позволю. Хотя пока не представляю, что, - хмыкнул Бернард. – Но такой красавице позволено все, и даже немного больше. Садитесь рядом, моя феечка! Хотите вина?
------------
- Ах, Ваше Сиятельство, как вам не совестно так беззастенчиво льстить бедной девушке? - заливисто рассмеялась Кат, не проявляя ни впрочем ни тени смущения. И воспользовавшись разрешением расположилась в свободном кресле. Герцог похоже выпил изрядно, да и походил на тот тип добродушных мужчин, которые любят получать удовольствие от всего в жизни, правда только если ради этого не приходится утруждаться. Ну что же, Кат хоть и была одета довольно простенько по сравнению с разряженными придворными дамами, но ее простое темно-голубое платье с едва заметной серебряной вышивкой по лифу и на рукавах обтягивало стройную фигурку, и весьма выгодно подчеркивало приятные округлости столь приятные мужскому глазу. Да и светлые волосы по случаю пира не собранные как обычно в тугой узел, а отброшенные волной за спину отражали свет свечей и отблескивали золотом на извивах. - Вина? Помилуйте, а если я захмелею? Я еще ни разу в жизни не пила более одного кубка, и кто может поручиться как я поведу себя, если выпью еще и второй?-
------------
Бернард поискал глазами пустой кубок, но слуга был далеко, а ждать герцог не собирался. Поэтому он взял со стола кубок своего недавнего собеседника, резким движением выплеснул его содержимое куда-то себе за спину, а в освободившийся кубок налил вина. Щедро налил – до самых краев. И себя не забыл.
- Пока дождешься этих лентяев – успеешь высохнуть от жажды, - заявил он и подал вино девушке. Довольным взглядом скользнул по ее фигурке, по милому личику, отмечая про себя, что крошка явно не прочь принять его заигрывания. Ах, как приятно, что птичка сама прилетела в клетку и захлопнула за собой дверцу…
- А если выпьете  третий – то почувствуете себя удивительно хорошо! Уверяю Вас. Вот, берите пример с меня! – и герцог лихо осушил свой кубок.
------------
- Ваше Сиятельство, вы меня переоцениваете! - девушка хихикнула, но тем не менее храбро отпила из кубка. Да не один глоток, а целых четыре! Ха, было бы чего пугаться - знала ведь куда и зачем шла - от той смеси которую она проглотила вино не скоро всосется у нее в желудке. Если всосется вообще. Спасибо бабушке за ее науку. А после этого - поморщившись как и полагается благородной девице откинулась на спинку кресла и замахала ладошкой - Просто удивительно, до чего вино разгоревает кровь. А взять с вас пример я не прочь, да только вот я вас почти не знаю! Меня зовут Катарина, дочь рыцаря Брина из Деметии.
------------
- Деметия? – радостно переспросил Бернард, - Так это рядом совсем. А я – Бернард , герцог Гвентский.
Он сделал эффектную паузу – ее должны были заполнить восхищенные ахи девицы. Ну или просто изумленный восторженный взгляд.
- В таком случае, теперь нужно выпить за знакомство – подытожил Бернард, вновь разливая вино по кубкам. При этом он словно бы невзначай прикоснулся к нежной ручке девицы – просто чтоб проверить. Как она среагирует на прикосновение. Если не дернется. Не врежет по уху и не убежит со всех ног – то, стало быть, можно рассчитывать на довольно приятное завершение вечера…
------------
Катарина подарила ему даже больше чем восторженный взгляд, ее губки окрулгились в беззвучном "О-о", длинные ресницы эффектно взметнулись, и даже кубок в руке дрогнул так, что недопитое вино в нем опасно накренилось
- Ваше Сиятельство! - изумленно воскликнула она, в своем удивлении даже "не заметив" прикосновения. - Вот уж не могла даже предположить, что... Но позвольте, почему же вы в одиночестве?! Я имела честь видеть вашу очаровательную дочь у Ее Величества, и полагала что она будет вам сопутствовать!
------------
- Видите ли, милое создание… - герцог взял тонкую ручку девушки в свои грубые  ладони и сжал слегка – то есть, он-то думал, что слегка, а как на самом деле – и не подозревал, - Моя дочка ни с того ни с сего из милой и послушной превратилась вдруг в своевольницу.
Желание поделиться тяжкой отцовской долей внезапно нахлынуло на герцога. Он прижался губами к руке Катарины, затем выпрямился и принялся жаловаться.
- Вот сыновья у меня – красавцы, молодцы, а главное, я их понимаю, насквозь вижу. А дочка… Все ей не так. На пиру не то говорим, не те песни поем. Танцуем как медведи. А уж если хватил лишнего, то – все, нос наморщит, скривится, расфырчится – и пойдет себе в свою башню. Гордая…
И вот на пир не явилась – опять капризы. Видимо, не то сделал я что-то на турнире. Орал, что ли, громко? Так там все орали…
И снова приложился губами к бархатистой, пахнущей какими-то травами, ручке.
- Вы такая вкусная, милая леди… Так бы и скушал Вас. Не бойтесь, я шучу. Еще вина?
------------
- Ах, благодарю, у меня и этот почти полон - Кат качнула кубком, глядя на герцога лукаво заблестевшими глазами из-под длинных ресниц,  - Но право, вы оказываете мне слишком большую честь Ваше Сиятельство. Будьте поосторожнее с комплиментами, а то ведь я рискую вам поверить! А я вот своего отца почти не помню - он вечно был в походах и при службе. - пожаловалась она со вздохом, и отпив еще глоток протянула кубок, с нежнейшей и печальнейшей улыбкой - Ваша дочь счастливица, что может позволить себе капризы. Но право, очаровательной девушке многое простительно, а ведь леди Шалотт была избрана сегодня королевой любви и красоты! Ее величество оказывает ей особую благосклонность, она ведь принимала ее в своей ложе на турнире, и говорят сам король выказал желание быть ее кавалером на пиру! Неужели она могла пренебречь приглашением Его Величества лишь из каприза, безо всяких объяснений?
------------
- Нельзя долго держать наполненный кубок! – изрек Бернард и показал своим примером, как не надо поступать. Винные пары и близость кокетливой молодой девушки разгорячили его кровь. Он говорил об одном, но думал совсем о другом.  Его рука протянулась к собеседнице и совершенно естественным образом опустилась на ее колено, скрытое темно-голубой тканью платья.
- Не стоит печалиться, я уверен, найдется тот, кто с удовольствием будет баловать Вас, и считать это величайшим счастьем в своей жизни! Вы ведь такая покладистая, не то, что моя упрямица. Я и сам удивился – Его Величество, сам, собственной персоной, был готов стать ее кавалером на балу, а она сбежала в загородный дом, и никуда оттуда не собирается. Слишком уж как-то для каприза. Сдается мне, тут не обошлось без какого-нибудь рыцаря…
------------
- Ах Ваше Сиятельство! - Катарина бросила на не в меру расшалившегося герцога лукавый взгляд из- под пушистых ресниц, и игриво хлопнула его по руке, сопроводив впрочем это действо  ослепительной улыбкой - Вы, право, очень интересный мужчина, но я еще не настолько пьяна чтобы забыть кто я и где нахожусь, вам не кажется? Впрочем это упущение можно бы исправить со временем.
Откровенный намек сопровождался поднятым кубком словно провозглашающим тост, и искрящимся весельем взглядом поверх него. Кат впрочем почти не играла - этот непосредственный и явно очень добродушный человек, простой и честный, любитель охоты, выпивки и женщин - был ей очень симпатичен. И временами слушая его она ощущала уколы зависти к леди Элейне. Вишь ты в самом деле - ей повезло любящего отца иметь, а она нос воротит... Отцовский нрав ей видите ли не по нраву, видите ли слишком грубо, да неприлично а сама-то, сама?! О любви да лентах во всеуслышание, да еще по отношению к мужчине что на людях тебе никакого внимания не выказал - разве ж это прилично? Лицемерка, вот она кто! Но однако, надо было выведать - что имел в виду герцог! Слова "не обошлось без какого-нибудь рыцаря" больно кольнули девушку. Значит-правда? Значит она ошиблась, приняла желаемое за действительное, потешила свою госпожу иллюзиями а на самом деле.... Стоп-стоп, надо разобраться. Ох, правда если уж и рука на колене в дело пошла, то герцог на этом явно не остановится... А если поглядеть с другой стороны - что из того? Обесчестить ее - спасибо припрятанной маковой настойке - он не сумеет, ну а если пообниматься желает да, погладить по разным частям тела... Ну что ж, она не сахарная, не растает. Выведать бы только что за рыцарь и почему герцог так в этом убежден.... Да и кстати постараться не испортить с ним отношения на будущее, кто знает - ведь возможно еще не один раз придется вести с ним подобного рода беседы. Хотя конечно репутация ее, если поползновения герцога кто-то заметит, будет загублена... А может и нет. В конце концов кому какое дело до репутации какой-то незаметной мелочи из свиты королевы? Да и нравы при дворе не слишком монашеские, хвала всем богам. Так что....
Кат отпила еще вина и покачивая кубок в ладонях передвинулась чуть влево, приняв более свободную и расслабленную позу. От того количества вина которое она уже выпила - ей уже пора была уже немного захмелеть, а значит пришло время для небольшого лицедейства. Впрочем оно похоже будет не лишено приятности. Златовласая головка склонилась набок, едва-едва не опускаясь на плечо герцога, кончик тонкого пальца скользил по ребру кубка очерчивая круги, и временами поднимая глаза и бросая на соседа взгляд из-под ресниц она теперь улыбалась - блаженной, бездумной улыбкой первого хмеля
- Рыцарь.... Все они, рыцари одинаковы, взгляните только на них - она повела кубком на рыцарей круглого стола занимавших стол в центральной части - Но неужели хоть кто-либо из них стоит того чтобы оскорбить короля и разочаровать королеву! Представляю она как огорчится, королева, которая оказывала ей честь принимать ее в своих покоях вчера вечером, и в своей ложе сегодня утром, честь доступная не многим дамам, уверяю вас... И чтобы леди Шалотт отплатила ей за так грубо за оказанное ей внимание? Не явившись безо всяких объяснений, ради какого-то там любовного свидания с мужчиной, кем бы он ни был? Это было бы уже не капризом а оскорблением царствующего дома, и неуважением к собственному отцу в конце концов. - она вновь подняла на герцога глаза и взметнув ресницы едва уловимо улыбнулась, словно желая подчеркнуть что к такому отцу выразить неуважение - это просто немыслимо, и отпив еще вина продолжила, пожимая плечиками, и чуть растягивая слова.
- Право, Ваше Сиятельство я не верю, не клевещите на свою дочь. Наверняка леди Элейна как-то объяснила свое отсутствие - хотя бы вам! Ведь при всех своих капризах она должна понимать что вы любите ее и ее отсутствие может вас обеспокоить!
------------
Как он втайне ожидал и надеялся, девицу быстро догнал хмель. Она не противилась его осторожной ласке - герцог, будто задумавшись о своей печальной судьбе, рассеянно поглаживал ее колено. При этом поглаживании ткань платья незаметно сдвигалась все выше и выше. Ему на голову не вывернули тарелку с овощами, в лицо не полетел кубок - стало быть, она сама не прочь немного поразвлечься. На долю секунды кольнуло сожаление - такая молоденькая, красивая - и уже такая распущенная. Но потом Бернард спохватился, что если бы не было таких распущенных, то ему бы очень скучно жилось на свете.
И он с удвоенной энергией продолжил оглаживать ножку своей милой собеседницы.
Она спросила о чем-то? Об Элейне? О неуважении к отцу? Ах, добрая крошка, только ты одна и способна понять и посочувствовать несчастному отцу такой раскапризной дочери...
- Рыцарю-то наверняка досталось на турнире, - хмыкнул Бернард, жадно разглядывая губы Катарины, - Дочка записку прислала, попросила слуг прислать и телегу. на телегах-то она у меня не большая охотница разъезжать, я так понял, что кого-то куда-то доставить надо... Но хватит о дочке. Она занята, и ладно. Лучше идите ко мне, мой цыпленочек, я согрею Ваши ручки, они совсем озябли!
С этими словами герцог схватил ручку Катарины, на время позабыв о соблазнительной ножке и оставив ее в одиночестве. Словно сладкоежка, слизывающий с ложки мед, он принялся неторопливо покрывать поцелуями нежную ладошку.
------------
- Вы так заботливы Ваше сиятельство - мягко, нараспев протянула Кат, и осторожно выпорстав ладошку из -под его губ легонько провела ладонью по его щеке, а сдвинутая ткань платья как-то незаметно скользнула на место. - Ее ресницы томно клонились, и она словно бы с усилием вздергивала их обращая к нему взгляд которому как ни старалась не могла придать расплывчатый взгляд - Право, я бы очень хотела помочь чем-нибудь в ваших бедах. Да вот беда - чем может помочь владетельному герцогу - бедная девушка вроде меня. У меня ведь нет даже мало-мальски ценного опыта, чтобы утешить вас или дать совет...
------------
- А ты побудь со мной немного, крошка моя... только не здесь, - герцог прижал своей рукой ее руку - как будто птичку словил. Ох и аппетитная попалась птичка... - Пойдем, прогуляемся по саду? Тут уже совсем шумно.
------------
-  По саду.... - Катарина томно откинувшись на спинку кресла закачнулась головой спереди назад, откидывая волосы, и улыбнулась пожилому ловеласу - Почему бы и нет. Но, Ваше Сиятельство - я могу вас огорчить! Вы слишком настойчивы а я, по своему небрежению довольно много выпила! И собеседница из меня выйдет неважная, я и на ногах-то боюсь не устоять! Впрочем... - она подала ему ручку ладонью вниз - Если вы меня сопроводите... уверена, в вашем обществе мне не грозит никакая опасность!
------------
- Со мной с твоей головы не упадет ни один волос, красавица моя! - Бернард почувствовал необыкновенный прилив сил. Надо же, он ведь почти позабыл это ощущение. Герцог вскочил из-за стола, едва не повалив на землю проходившего мимо слугу, и протянул девушке руку.
- Идем, моя радость.
------------
Катарина поднялась, нарочито чуть пошатнувшись, оперлась на руку герцога, и откидывая свободной рукой волосы с виска, принялась обмахиваться ладошкой на ходу
- Ловлю вас на слове, Ваше сиятельство! - они направились к выходу из зала, и споткнувшись у порога она снова пошатнулась и вздохнула -  До чего неловко! Девушкам не следует много пить, я знаю, иначе недалеко и до беды... А уж такой как я, и вовсе придется несладко - у меня ведь ни отца ни брата кто заступился бы за меня - она поглядела на него чуть смущенно, чуть виновато и пожала плечами - Сама не знаю, почему это в вашем присутствии я позволила себе так забыться... Боюсь вы будете теперь плохо думать обо мне, но... ах.- она остановилась, прижимая ладонь ко лбу, словно пережидая дурноту и с горьковатым смехом покачала головой - Ну вот видите. Прошу вас, не считайте меня чрезмерно распущенной. Просто мне с вами действительно на какое-то время стало так спокойно...
------------
- Если кто обидит - говори мне, я так вступлюсь - мало не покажется! - уверенно пообещал Бернард, обнял Катарину за талию и повлек за собой к выходу. Но до сада они не дошли. В коридорах и переходах замка было достаточно ниш. Бернард их отлично знал и не раз использовал в своих нехитрых целях. В одну из таких ниш он и увлек девушку.
  - Конечно же, ты не распущенная... ты очень добрая девочка... побудь со мной немного... - бормотал он, пока его руки отправились в довольно смелое путешествие по телу Катарины, ощупывая сквозь мягкую ткань соблазнительные формы...
------------
- Вы вторично даете мне повод поймать вас на слове - уже совсем вяло улыбнулась Кат, и заметив что они сворачивают в безлюдную часть коридора нарочито пошатнулась, словно уже совершенно не владея собой
- Ваше сиятельство... - она еще улыбнулась, проводя ладонью по его щеке и ласково запуская пальцы в волосы. Его ладони на ее теле, беззастенчиво касающиеся груди, талии, бедер неожиданно заставили ее тело затрепетать. Ведь ее никогда еще не касался мужчина - вот так! И против ожиданий, это было не отвратительно, не страшно, а.... приятно! Голову чуть закружило - интересно это вино начинает всасываться, или ... или его прикосновения и вправду так волнительны? На секунду мелькнула мысль - а не попробовать ли и вправду вкусить запретного плода? Сказки про любовь хороши, но кому если отвлечься от сказочных грез - она и вправду будет нужна? Кому какое дело до ее чести? Ведь многие дамы позволяли себе развлечения такого рода - что в этом плохого?  Но тихий-тихий звоночек в голове все же прозвенел предупреждающе. Она возможно сможет и впредь быть интересна герцогу, но если он сейчас получит от нее желаемое, то будет считать ее не выше обычной трактирной шлюхи. Его ладонь сжала ее грудь чуть настойчивее и она тихо, легко вздохнула
- Ах.... Ваше... сиятельство.... вы же... обе...ща.....ли..... - наряду с затуманивающимся взглядом этот вздх должен был выразить и желание и сожаление. А потом ее головка томно запрокинулась назад, ручки скользнув по его плечам упали словно плети, и выскользнув из его объятий девушка распростерлась на каменных плитах пола
------------
- Что это с ней? - удивился вслух Бернард. Еще ни одна девица не теряла сознания от его ласк, и в какой-то момент герцога охватила гордость. Но нужно было как-то привести красотку в чувство, потому что обнимать безжизненное тело было не самым приятным удовольствием.
- Эй, очнись! - позвал Бернард и легонько потряс юное создание за плечи, - очнись, слышишь? Тут и простыть можно...
------------
Девица раскинувшись в томной позе не подавала признаков жизни
------------
Он подхватил девушку на руки и опустил на невысокую скамеечку, стоявшую у задней стенки ниши, растерянно оглядываясь по сторонам. - Эй! Кто-нибудь! Слуги, сюда! Воды принесите! - затопали быстрые ноги, и через несколько минут, в продолжение которых он пытался теребить девицу за щечки без всякого видимого эффекта, ему со всевозможной почтительностью был подан кувшин с водой. Добрая его половина тут же оказалась на лице и волосах девушки.
- Приди в себя! Хватит меня пугать!
------------
Первый план - напугать герцога перспективой заполучить в постель безжизненное бревно, после чего он должен был ретироваться - не сработал. Герцог не сбежал, оставив ее на полу, не препоручил ее заботам слуг и не отправился на поиски новых приключений. Жаль - это был бы самый простой и легкий выход из положения. Но с другой стороны - внушило ей еще одно теплое чувство по отношению к этому немолодому уже человеку, простому и добродушному, любителю охоты, женщин и выпивки - за то что он продолжал возиться с девицей которая явно не годилась для сиюминутной утехи. Это говорило о многом - ну или ей казалось что говорило. От воды она вполне натурально вздрогнула и приподнялась, сделав вид что немного протрезвела
------------
- Боже.. что это со мной... - Пушистые ресницы взметнулись, и она посмотрела на герцога с улыбкой уже лишенной всякого наигранного кокетства - но неожиданно теплой
- Простите.... простите Бога ради, ваше Сиятельство.... Я... мне уже лучше, если бы только дозволили еще выпить воды, будет совсем хорошо.

------------
- Эх, да ты же еще ребенок совсем, - расстроился герцог, моментально протрезвев. Некстати вспомнилась Элейна - Катарине вряд ли намного больше лет, чем его дочери... Вот ведь, все желание пропало... Что это с ним такое?
Он поддержал девушку под спину, давая напиться из кувшина. Затем усадил, продолжая придерживать, но уже без всяких поползновений.
- Нельзя тебе пить, крошка. Давай, приходи в себя, и я отведу тебя в твою комнату. Ты где остановилась?
------------
- Это все вино - расстроенно потупилась девушка и глубоко вздохнула - Напоите как следует любую знатную даму, и вы не отличите ее от обычной потаскушки. Господи, как же я теперь выгляжу в ваших глазах - она закрыла лицо руками. Но через минуту подняла на него сияющий взгляд
- Ваше сиятельство, простите за то что я сейчас скажу, но.... вы удивительный человек, и действительно очень обаятельный мужчина. Я знаю свое место и навряд ли когда-нибудь осмелюсь еще заговорить с вами, но... немногие бы на вашем месте проявили бы такое благородство и не воспользовались бы моим беспомощным состоянием. Благдарю вас!
------------
- Очень даже хорошо ты выглядишь. Красивая, молодая. Только больше не пей, - Бернард покачал головой, слушая и удивляясь. - Вот ты странная девочка... Да кому же интересно пользоваться состоянием подвыпившей дамы! Только какому-нибудь дураку. Так что оставь свою благодарность при себе. Лучше расскажи мне, как так вышло, что ты, не имея никакого защитника, приехала на турнир. Ты вообще понимаешь, куда попала? Да тут рыцарей - разных! - словно звезд на небе. Мало ли что случиться могло!

------------
- Я не приехала на турнир, Ваше Сиятельство - Кат улыбнулась -  но в противовес чуть виноватому тону улыбка была теплой и искренней
- Я живу здесь почти полгода. После того как мой отец пожертвовал собой защищая короля, Его Величество выделил моей матери небольшой земельный надел, а меня пристроили в свиту придворных дам Ее Величества. Король пообещал когда-нибудь выдать меня замуж, но я хоть и дитя, но понимаю что это обещание - воздух под крылом птицы. Но и моя должность - гораздо более того на что я могла рассчитывать. Защищать свою честь мне приходится самой, и до сего дня я вполне успешно с этим справлялась. Но.... сегодня так вышло... - до этой фразы она говорила чистую правду, но теперь пришлось слегка изменить факты. Совсем чуть-чуть, изменив время событий
- Не хочу утомлять вас женскими дрязгами, но язычки придворных дам бывают подчас очень остры. И я.... мне впервые захотелось забыться. Глупо, правда?

------------
- Мы вот как с тобой сейчас поступим, крошка, - сказал герцог после минуты раздумья, -  Я провожу тебя  в твою комнату, ты хорошенько выспишься, а завтра проснешься и забудешь о том, что сегодня произошло. Но твердо запомнишь одно: если кто-нибудь, когда-нибудь, хоть чем-нибудь тебя обидит, ты сразу же подашь мне весточку. Договорились, цыпленок? И вот еще. Больше не пей.
------------
- Спасибо, Ваше Сиятельство. Я не стою того чтобы такой высокопоставленный господин провожал меня...  - почти шепотом проговорила искренне растроганная девушка, глаза которой заблестели в темноте - не то от слез не то от радости, и лукавая улыбка вновь мелькнула на губах уже безо всякого манерничания и без тени хмеля - И не думаю чтобы я осмелилась напомнить вам о своей ничтожной особе, но если когда-нибудь вновь будучи при дворе вы окажете мне честь вспомнив мое имя - я буду несказанно счастлива и горда. Вы необыкновенно добрый человек, господин Бернард, герцог Гвентский. И мне повезло что случай позволил познакомиться с вами - Кат быстро поднесла его руку к губам и соскользнув со скамейки присела в поклоне - полном почтительности. Только вот глаза и улыбка лучились весельем

------------
- Хватит меня благодарить, мне и так стыдно! - заявил Бернад и провел рукой по лицу, будто снимая невидимую паутину. - Что за рассуждения: стОю - не стОю?.. Я разве тебе об этом говорил? Я же сказал совершенно ясно: понадобится - зови. Но ты такая упрямая, совсем как моя Элейна. Так что я лучше сам буду навещать тебя. А до комнаты все же провожу. Там на пиру было много хмельных рыцарей. Подозреваю, что добрая их половина уже вовсю шатается  по замку в поисках приключений. Идем, крошка.
------------
- Упрямая, но не совсем как госпожа ваша дочь - лукаво ответила проказница, поднимаясь и протягивая герцогу руку, словно бы приглашая его поучаствовать в каком-то озорстве - Просто и мне и неловко и радостно одновременно. А от такого смешения ощущений первое побуждение - схлопнуться как корнуольская устрица! Но, право, устрицы - не лучший из десертов, вы совершенно правы - Она вновь присела - Разумеется почту за великую честь принять вашу охрану на этом - увы, недолгом пути
------------
Бернард проворчал что-то себе под нос, поднялся, крепко взял девушку за руку и решительно пошел с ней вместе по коридору.
------------
Катарина же закрыв за собой дверь своей комнаты, торопливо сняла с себя платье, склонилась над тазом, освобождаясь от выпитого вина всем известным и очень эффективным, хоть и не слишком приличным способом, прополоскала рот водой, забросила в рот кардамоновое зернышко, и вновь одевшись почти бегом направилась к королеве

Отредактировано Катарина (2015-06-01 10:39:17)

+1

9

В будуар осторожно вошла леди Розвин и приступила к своим обязанностям. Гвиневера молчала и лицо ее было мрачнее тучи. Видя плохое настроение госпожи, дама не спешила заводить беседу и вечерний туалет прошел в молчании. Наверняка Розвин не упустит случая посудачить о странном поведении королевы, о ее мрачности во время любимых празднеств, но сейчас молодой женщине не было до этого дела. Пусть сплетничают, истинную причину знает только Катарина, а в ее верности Гвиневера была уверена. Сил на притворство все равно уже не осталось.
Как только пышное пиршественное платье было снято, волосы расчесаны должное число раз, а кожа умащена маслами, придающими ей мягкость и сохраняющими молодость, королева отослала придворную даму. Теперь на ней была лишь рубашка из тончайшего белого шелка и поверх нее зеленый халат. Молодой женщине не хотелось никого видеть и спать тоже не хотелось. Гвиневера понимала, что Катарина вернется поздно, быть может только утром, но все равно ждала. На комоде все еще стоял поднос с молоком и булочкой, и королева съела этот немудреный ужин, не чувствуя вкуса и не испытывая голода, лишь бы убить время. Она пробовала читать, но слова не желали связываться в единый текст, принялась за рукоделие и тут же его отложила.
Тогда Гвиневера прошла в молельную - крохотную комнатку, на стене которой висело распятие и несколько икон, в их числе изображение Богородицы. Перед иконами горело несколько свечей, которые не гасились ни днем ни ночью, их света вполне хватало, чтобы увидеть лики святых. Преклонив колени на обитую зеленым бархатом скамеечку, королева погрузилась в молитву. Несмотря на всю буру чувств, Гвиневере казалось, что просить Господа о том, чтобы Ланселот остался чистым и добродетельным рыцарем и не соблазнился леди Элейной, было бы лицемерием и даже грехом для нее, мужней жены. И хотя она желала этого, но все же обратилась к Богу с другими словами. Королева лишь просила укрепить ее и наставить, дать силы пережить разочарование и мудрость понять в действительности ли сэр Ланселот охвачен страстью и к кому. Неизвестно услышал ли Господь королеву, но выходила из молельни спустя время она уже куда спокойнее, чем была.

+2

10

Катарина проскользнула в спальню королевы неслышно, словно тень. Она не знала - спит ли уже королева или еще нет, и на всякий случай не несла с собой свечи, благо каждый угол и каждый предмет в опочивальне был ей знаком так хорошо что она могла бы передвигаться тут с закрытыми глазами. Однако королева еще не спала, свечи еще горели, и по тому как ее повелительница вскинула на нее глаза девушка просияв поняла, с каким нетерпением ее тут ждали. Ее переполнял азарт, и какой-то щенячий восторг - от удачно выполненной миссии, за которую даже расплачиваться толком не пришлось. А эпизод в нише заставлял ее то и дело заливаться краской и одновременно хихикать - всю дорогу пока она бежала из своей комнаты сюда.
- Ваше Величество! - девушка присела в поклоне, перед сидевшей в кресле молодой женщиной, да так и осталась сидеть у ее ног, глядя снизу вверх - Смею заверить, Ваше Величество, герцог Гвентский - весьма интересный человек. И весьма откровенный - при определенных условиях конечно. Но - вы не представляете как любопытно было складывать по крупицам все то что он говорил о своей дочери. Знаете где сейчас леди Шалотт? В загородном доме герцога, причем она отправилась туда с самого турнира, так, что герцог даже не видел свою дочь.  Единственное что он знает о ней - это то, что сразу после турнира она прислала ему записку с просьбой прислать в палаточный городок телегу и пару крепких слуг. Поэтому он предполагает что она увезла с собой с турнира кого-то, кому, по его собственному выражению "изрядно досталось на турнире". Но я даже не представляю - кому и как могло достаться на турнире настолько, чтобы этот таинственный некто не смог передвигаться не только верхом, но даже в паланкине или сидячих носилках. И если этот некто был так плох, что понадобились слуги чтобы перенести, и телега чтобы перевезти - то леди Элейна сейчас занята чем угодно, только не любовными шашнями.

+1

11

Гвиневера с улыбкой выслушала сведения, принесенные Катариной. Это были добрые вести, хотя червячок сомнения все еще грыз королевино сердце. Что если просьба о телеге и слугах была лишь ходом, призванным обмануть бдительность отца? Что если леди Элейна и сэр Ланселот сейчас развлекаются в загородном доме герцога? Но молодая женщина отмахнулась от этих подозрений. Так можно додуматься невесть до чего и всю себя извести. Молитва успокоила Гвиневеру и прояснила мысли, королева вспомнила, что Ланселот в сущности ничем ей не обязан, он не давал обетов и не признавался в любви. Все это она придумала себе сама, и даже если златокудрый рыцарь сейчас лежит в объятиях какой-нибудь красотки, она не имеет права его упрекнуть.
Королева ласково провела рукой по мерцающим в свете свечей волосам подруги, сидящей у ее ног, и мягко произнесла:
- Благодарю тебя, Кат, ты успокоила меня. Представляю через что тебе пришлось пройти, чтобы вызнать эти сведения. Я не забуду твою преданность. А теперь нам обеим пора поспать, сегодня был тяжелый день.

Ночь прошла спокойно, а наутро первый вопрос Гвиневеры к своим дамам был о том, не вернулся ли сэр Ланселот и не было ли вестей от леди Элейны. Ответ оба раза был отрицательным и королева опять забеспокоилась. Не оставляла ее ревность, хотя молодая женщина каждый раз напоминала себе, что не имеет никаких прав на златокудрого рыцаря. Кроме того известия о том, что леди Шалотт увезла кого-то, кто был ранен на турнире теперь предстали в ином свете. Молодая женщина вспомнила о странной бледности Ланселота после боя с Мераутом, о том, как качался он в седле. Быть может что-то случилось с ним? Болезнь или рана? Но разве не сказал бы он об этом вместо того, чтобы продолжать сражаться? Опять королеву окружили догадки и домыслы, а главное не на что было опереться в этом море неясности, не было надежных сведений и фактов. Под первым попавшимся предлогом Гвиневера отослала своих дам, стремясь остаться наедине с Катариной, а затем произнесла безо всяких предисловий:
- Они так и не появлялись, Кат, ни он, ни она. Я начинаю всерьез волноваться за сэра Ланселота, он так странно вел себя на турнире... Нет ли способа узнать где он и что с ним?

+2

12

- Ну пройти-то Ваше Величество прошлось не через столь многое сколь могло бы быть - хихикнула озорница - К моему вящему изумлению герцог Гвентский оказался более чем очаровательным мужчиной! Любитель выпивки и молоденьких девушек, но ко всему - добрейшей души человек.
На сияющем улыбкой лице девушки проступил легкий румянец. С чего бы - от воспоминания об обходительности и смущении герцога или все же от его рук, шаривших по ее телу? Поди разберись.
Спала Кат впрочем с чувством честно выполненного долга - информация которую ей удалось раздобыть вроде бы пришлась королеве по вкусу, а чего еще было желать юной валлийке.
А вот на следующий день вопрос королевы ее озадачил. То что леди Шалотт решившая взять на себя опеку над каким-то раненым бедолагой не появилась при дворе - неудивительно, сутки- слишком малый срок, и уж если человек был настолько хвор что не мог даже сидеть, раз ему понадобилась телега, то навряд ли за сутки произойдет какое-нибудь чудо, чтобы он внезапно забегал, и леди Элейна посчитала бы свой доброхотский долг исполненным. Хотя казалось бы - с чего ей вообще о ком-то заботиться? В палаточном городке было немало лекарей, потому что хоть раны на турнире затупленным оружием были делом редким и в основном случайным - то ушибы, переломы и вывихи после конных сшибок и оглушающих падений с лошади на полном галопе - встречались во множестве.
Интересно было бы знать чем пострадал этот увезенный герцогской дочкой бедолага, и чем она его лечит? Любопытство и азарт травницы из Деметии никуда не исчезли а лишь еще более разгорелись за время пребывания при дворе, где к ее услугам были такие травы и инструменты о которых она и мечтать не могла. По сути - весь herbarium Британии, включая огромное количество заморских трав, пряностей, высушенных моллюсков и прочее, что привозили из Арморики и Кордовского халифата.
Выслушала повеление королевы девушка со всевозможным вниманием и озадаченно постучала пальчиком по губам
- Ну если леди Элейна выхаживает какого-то пострадавшего, то навряд ли тот кто лишь накануне был увезен на телеге точно куль - оправится за сутки. Так что неудивительно что ее нет. А вот сэр Ланселот... - она озабоченно нахмурилась, перебирая сушеную полынь, которой следовало в изобилии проложить на лето весь зимний гардероб королевы, чтобы им не закусила моль, и не соблазнились мыши.
- Постараюсь вызнать, Ваше Величество. Только вот боюсь если начну выспрашивать в казармах - сэр Гавейн и остальные живо заинтересуются по какой причине меня может интересовать один из рыцарей Его Величества. Разве что.... Скажите, Ваше Величество Вы никогда не видели его оруженосца? Вокруг рыцарей всегда крутятся какие-то мальчишки, я могла бы сделать вид что ищу оруженосца а не господина, но ведь даже не подозреваю как тот выглядит!

+1

13

- Леди Элейна могла бы прислать весточку с извинениями и объяснениями почему не появилась на пиру. Но об этом мы поговорим с ней, когда она вернется, - рассеяно заметила королева. - После твоих вчерашних известий она мало меня занимает.
"Если эти известия правда," - подумала, но не сказала Гвиневера. Ей не хотелось обижать своими подозрениями верную Кат, да и с чего бы ей сомневаться в этих сведениях? От одной лишь ревности, на которую она даже права не имеет? Что за чушь, такие мысли можно встретить в какой-нибудь слезливой балладе из уст глупенькой дамы, у которой единственный свет в окошке ее рыцарь. Но она, Гвиневера Британская, не такова и пора бы уже взять себя в руки. Так чего доброго кто-нибудь может решить, что она влюблена в этого сэра, в то время как она лишь беспокоится за него, как за одного из лучших рыцарей Камелота, да слегка расстроена из-за провала вчерашнего озорного плана. И только! "И только," - мысленно повторила Гвиневера, заставляя себя успокоиться и не строить невероятных предположений.
- Искать оруженосца это дельная мысль. Хороший оруженосец всегда при своем господине, значит найдем его, найдем и сэра Ланселота, - с благосклонной улыбкой согласилась королева. - Вот только как ты объяснишь свой интерес к обычному мальчишке?
Гвиневера закончила крутиться перед зеркалом, придирчиво оглядывая платье и поправляя ленты. Строго говоря это была обязанность придворных дам, но они бы мешали интимному разговору королевы и ее наперсницы, а сама Катарина была занята не менее важным делом. Кроме того, Гвиневере всегда доставляло удовольствие заниматься своим туалетом.
На сегодня никаких официальных мероприятий не было запланировано, но замок был полон гостей, а значит королеве придется провести весь день на виду, изображая радушную хозяйку. Поэтому и выглядеть она опять должна безупречно, но и не так помпезно как вчера. Для такой цели идеально подходило белое платье простого, но элегантного кроя с отделкой из серебристого заморского шелка, таинственно переливавшегося на свету. Убедившись, что дорогая ткань лежит так, как надо, Гвиневера перешла к туалетному столику и начала перебирать драгоценности. Процесс затянулся, так как королева была рассеяна, вспоминая, как выглядит мальчишка, что везде по пятам следует за Ланселотом и выполняет его мелкие поручения.
- Мне кажется, - задумчиво протянула молодая женщина, - он такой рыжий, патлатый. По чертам лица простолюдин. Ничего запоминающегося, обычный мальчишка.

+2

14

- Ну объяснить, положим, нетрудно - Кат раскладывала полынь по полотняным мешочкам
- Мало ли чем мальчишка мог проштрафиться в турнирном городке. Лошадь нагадила не в том месте, или щит повесил так, что тот нахально пустил солнечного зайчика в глаза какой-нибудь обидчивой даме, или наоборот - прикинуться что меня уполномочил кто-то из побежденных на турнире рыцарей, да хоть тот же сэр Брандон... нет, Брандель - договориться о выкупе доспехов, которые составляли выигрыш победителя. Причин-то для разговора изобрести нетрудно. Вот прямо сейчас туда и отправлюсь, как только... - говоря все это она проворно рассовывала мешочки по разным секциям огромного гардероба, и закончив, отряхнула руки и с прекомичным видом присела в поклоне - Как только вы позволите мне причесать вас, Ваше Величество.
Бело-серебристое платье было нежным и элегантным, но и в чем-то неуловимо меланхоличным. Или ей это казалось. Но как бы то ни было - легкий горьковатый аромат полыни, которым пахли руки девушки - показался ей удивительно подходящим к этому образу. Поэтому она долго перебирала волосы своей повелительницы руками, а потом капнула на гребень по капле лавандового и верескового масел, и растерев гребень пальцами, принялась расчесывать темную гриву, прядь за прядью, до тех пор пока волосы королевы не заблестели словно черная ртуть. А странная казалось бы смесь запахов, тонких, едва уловимых- для дневного туалета -заставляла подсознательно ощущать чистоту воздуха и ароматы высокогорных лугов, бескрайних пустошей Шотландии, словно ветер, свиставший там -  каким-то образом пробрался в замок, запутался в темных локонах королевы и спрятался в рукавах ее белого платья.
- Ваше Величество - все еще орудуя гребнями юная валлийка не удержалась от любопытства - А кто такая Владычица Озера? Я о ней много слышала, но в основном сказки бабки - как и о госпоже Мелюзине, но ни разу не видела ее. Даже думала что она всего лишь сказка. А извольте-ка, вполне настоящая, раз воспитанников держит. Она красивая? Могущественная? А где живет? - ну чем же еще развлечь женщину как не порасспрашивать ее о другой женщине? И легкий, беззаботный тон девушки подчеркивал лишь развлекательный характер этих расспросов. Правда она все же спохватилась.
- Ох, нет, прежде всего - какую прическу изволите, Ваше Величество? Так? - Ловкие руки Кат вначале приподняли всю массу волос наверх, оценивающе следя в зеркало за результатом. А потом стали выпускать прядь за прядью, пока наконец волосы не оказались раздерены поровну - часть рассыпана по плечам, а часть - поднята наверх
- Или так? А может быть сделаем вам венец из кос?

+1

15

Гвиневера присела в кресло, давая возможность Катарине заняться прической. Ей всегда нравился этот процесс, ловкие осторожные пальчики, аккуратно перебирающие ее волосы, методичные взмахи гребнем и, как результат, роскошная темная грива, на глазах приобретающая блеск, принимающая по истине королевский вид. Молодая женщина откинулась на спинку кресла, полностью отдаваясь процессу расчесывания. На столике перед ней поблескивали выбранные украшения: небольшие сережки из белого золота и колье с дымчатыми топазами.
От упоминания Мелюзины королева поморщилась. С самого утра она старалась не думать о негодной фее и том, что и сегодня ей наверняка придется терпеть ее нападки. Но зато присутствие волшебницы подстегивало Гвиневеру, заставляло стремится превзойти всех и саму себя в красоте, изяществе наряда и учтивости манер. Вот и теперь, когда Катарина спросила о прическе, молодой женщине захотелось выглядеть наиболее величественно, чтобы при одном взгляде на нее ни у кого не оставалось сомнений: она - королева.
- Да, сделай венец и укрась бриллиантовыми шпильками, - Гвиневера кивнула на сундучок, где хранились королевины украшения для волос: резные гребни, ленты из тончайшего шелка и конечно множество шпилек из серебряной проволоки, простых и с прикрепленными к ним драгоценными камнями. А в отдельном полотняном мешочке, чтобы не поцарапать другие камни, хранились именно те украшения, которые сегодня должны были украсить темные косы королевы прозрачными сверкающими каплями.
Дождавшись, когда Катарина достанет требуемое и займется плетение кос, Гвиневера начала рассказывать все, что знала о Владычице Озера:
- Да, Озерная Фея, как и леди Моргана и леди Мелюзина, совсем не сказка, а настоящая волшебница по могуществу и красоте сравнимая со своими названными сестрами. Я видела ее однажды, когда она привезла ко двору на прошлогодний турнир своих воспитанников сэра Ланселота и сэра Медраута. Хоть ее и ставят в один ряд с феями Морганой и Мелюзиной, но характер у нее куда лучше. В ее приезд не заметила я в Озерной Фее ни злобы, ни зависти, со всеми она вела себя учтиво и любезно и совсем не кичилась своим положением волшебницы, в отличии от той же Мелюзины, - в голосе королевы зазвучало раздражение гостьей. - А кроме того, Владычица Озера добрый друг Его Величества, именно она отдала ему знаменитый меч Каледфолх, а потому ей всегда будут рады в Камелоте. Я жалею только, что она так редко посещает нас.
"Из Озерной феи куда более приятная гостья, чем из Мелюзины. Остается только надеяться, что на следующий турнир нас не посетит Моргана, а то вдруг у них традиция ездить в Камелот по очереди,"  - сумрачно подумала Гвиневера.

+1

16

Катарина слушала королеву, как ребенок, которому рассказывают волшебную сказку, и пыталась представить ее, Озерную Фею, Деву Озера о которой ей рассказывала бабка, среброволосую красавицу из далекого замка на озере. Интересно, он и правда стоит посреди озера, и с его стен можно удить рыбу? Ей хотелось расспросить и про Моргану, загадочную фею острова Авалон. Какие же счастливицы эти девицы из благородных и богатых Домов, которые могли позволить себе обучение там?
Сколько раз на своих вересковых пустошах продуваемых всеми ветрами и скалистом берегу она мечтала о сказочном острове и удивительном даре волшебства. Ну хотя и наука о зельях, травах и кореньях была в общем-то не менее занимательна, и давала подчас результаты не слишком отличимые от волшебства. Юная валлийка знала как лечить раны и болезни, как заставить женскую красоту сиять удивительными красками - при помощи одних лишь трав. Знала как принимать роды и накладывать глиняные лубки. Знала какими растениями успокоить взбудораженный мозг, а какими - возбудить спокойное сознание. Знала даже как убивать. Быстро или медленно, спокойно или мучительно. В знахарстве и травоведении был целый мир, и только скучные глупцы могли считать травы лишь средством лечить простые болячки.
Пока она слушала - ее руки сами собой закручивали темные пряди, и укладывали их в замысловатый венец, круг за кругом поднимая на головке ее повелительнице словно бы корону из волос. Шпилек для того чтобы удержать тяжелые локоны требовалось немало, и держа их в зубах, точно плотник-гвозди, и втыкая по мере необходимости, говорить она пока не могла. Зато по мере того как поднимался на голове королевы темный венец из затейливо перекрученных прядей, осыпаясь прозрачными сверкающими каплями - в ясных голубых глазах девушки все больше светилось удовлетворение.
Ей доставляло удовольствие наряжать королеву, беседовать с ней, бегать по ее поручениям. Одно лишь сознание того что королева поверяет свои маленькие тайны, свои потаенные мысли - ей, ей, ничем не выделяющейся девице, дочери обычного рыцаря, лишь недавно бегавшей босоногой дикаркой по скалистым прибрежным склонам - наполняло ее бесконечной гордостью и радостью, а королева казалась то подружкой, которой у нее никогда не было, то новым воплощением прекрасной Рианнон, которой к счастью повезло в браке, в отличие от  легендарной красавицы. Это было справедливо - королева была не только прекрасна, но и чрезвычайно умна, а это нравилось Кат куда больше чем абстрактная телячья доброта, которую почему-то все считают обязательным качеством в женщине.
Закончив с прической девушка отступила на шаг, с удовлетворением оглядывая дело рук своих, поправила пару шпилек, проверила - насколько крепко держится это сложное сооружение и убедившись что все в порядке присела. Вроде бы почтительно - но где и кто может похвастаться что обычный почтительный поклон его или ее прислужники выполняют с таким сияющим гордостью лицом? Мало кто.
Но вот незадача - пока она колдовала над прической - говорить не получалось, а она хотела расспросить и про Моргану, и про таинственную четвертую королеву - Владычицу пустых земель, о которой бабка говорила таким таинственным приглушенным голосом, и лишь одни легенды - которые еще больше разжигали воображение. А сейчас уже как бы не до того. А коль скоро с туалетом покончено - надо бы проводить королеву вниз, а самой отправиться на поиски.
И подавая своей повелительнице крохотные туфельки Катарина поинтересовалась
- Ваше Величество, а каков сэр Медраут? Про него столько всего говорят - что на язык остер, на расправу скор, и тщеславен не в меру, как впрочем и все недавно представленные ко двору рыцари. И почему он настаивал на сражении в прошлом году, когда сэр Ланселот отказался биться с ним? И как по-вашему, почему он вызвал его сейчас?

Отредактировано Катарина (2015-06-10 10:00:00)

+1

17

Гвиневера встала и еще раз подошла к большому зеркалу, оценивая труды свои и Катарины. В покоях королевы стояли невероятно редкие и такие же дорогие стеклянные зеркала, дававшие изображение куда правдивей и лучше, чем обычные отполированные листы серебра. На гладкой поверхности отразилась молодая прекрасная женщина, в белом платье она казалась небесным созданием, сошедшим на землю. Поблескивали украшения, и нестерпимо ярко сверкали прозрачные бриллиантовые капли в темных волосах. Затейливо переплетенные пряди были уложены короной на голове Гвиневеры, они не нарушали этикета, предписывающего не появляться днем в чересчур ярких и броских нарядах без особого повода, и в тоже время делали королеву величественной и царственной. Гвиневера была одета просто, но в тоже время каждый изгиб платья, каждая драгоценность подчеркивали ее красоту и высокий статус. Молодая женщина довольно кивнула и улыбнулась сама себе, а затем отошла туда, где Катарина уже подготовила обувь.
- Что ж, правду говорят, - согласилась королева, вставляя ножки в туфельки, обтянутые серебристым атласом. - И на сражении с братом он настаивал по этой же причине. Полагаю, что сэру Медрауту нестерпима даже мысль о том, что кто-то кроме него может быть первым, и решение Его Величества на прошлогоднем турнире настолько сильно не давало ему покоя, что в этом году он решил-таки показать всем, кто на самом деле достоин звания победителя. И показал, - Гвиневера невесело улыбнулась, вспоминая насколько сильнее оказался сэр Ланселот.
Она бы посмеялась, если бы воспоминания об этом бое не бередили ее тревогу. Но сейчас любое напоминание о златокудром рыцаре наполняло королевино сердце ужасающей смесью страха, гнева и ревности. Где же этот блудный рыцарь? А может... названный брат знает об этом? Несмотря на соперничество, у Ланселота не было среди рыцарей человека ближе, чем Медраут, может хотя бы ему он сказал, куда едет? Уже готовясь выйти из покоев, Гвиневера сказала:
- Кат, если твоя затея с поиском оруженосца не увенчается успехом, попробуй выведать что-нибудь у сэра Медраута. Если сэр Ланселот и предупредил кого, то его. Могли они встретится и после боя... выяснить отношения до конца.
Королева сделала паузу, глядя на придворную даму. Неожиданно ее сердце наполнилось теплотой. Она любила Катарину и в глубине своего сердца считала ее подругой. Когда-то фея Моргана, обучая своих воспитанниц сложному придворному этикету и параллельно рассказывая захватывающие дух истории о дворцовых интригах, вбила в головы высокородных девиц, что дружба возможно лишь между равными. Гвиневера помнила об этом выходя замуж, она понимала, что став королевой никогда не сможет испытать дружбы, ибо равны ей считанное число женщин, часть из которых находится за тридевять земель от Камелота, а другая часть не задумываясь уничтожит ее ради своих интересов. Когда при дворе появилась Катарина и сразу же пришлась по душе госпоже, Гвиневера старалась не думать о ней как о подруге. Наперсница, фаворитка, не более. И все же, в глубине сердца, королева понимала, что бедная худородная, по сравнению с ней, сирота стала ей именно подругой. Женщина ласково улыбнулась и закончила:
- Если что-то узнаешь, сразу же сообщи. Удачи тебе.
Королева вышла из будуара и ее сразу же окружили придворные дамы. Сейчас Гвиневере нужно было пройти в пиршественный зал, где слуги всю ночь наводили порядок, чтобы по утру подать там завтрак для  огромного числа королевских гостей. Разумеется, хозяйка тоже должна была присутствовать там.

+2

18

Катарина с любопытством выслушала королеву, полюбовалась на дело рук своих и присела, провожая свою повелительницу. А потом, собирая гребни и оставшиеся невостребованными шпильки стала продумывать - какими путями добраться до этого самого оруженосца... да и до сэра Медраута тоже, к чему размениваться на мелочи. Однако это было не так просто. Расспрашивать просто так? Мало ли какие слухи могут пойти от этого непонятного любопытства.
Прикидывая будущие свои расспросы то так то этак, она закончила со своим занятием, забежала в свою комнатенку, немножко поколдовать и над своим видом. Обычно она носила волосы сколотыми в тяжелый тугой узел на затылке - почти всегда за исключением пиров и турниров. Привлекать внимание к собственной особе было ни к чему а тяжелая грива волос только мешала в работе. Но вот сейчас - когда ей возможно предстояло говорить с одним из рыцарей - было бы неплохо привлечь его интерес к своей внешности более чем к расспросам. А поэтому она распустила волосы, расчесала их до блеска, и удовлетворенно поглядев на себя в маленькое зеркало из полированного металла помчалась вниз. Густые золотистые локоны укрывали ее спину до талии, прихотливо вились по плечам, и казалось что от них в голубых глазах пляшут золотые отсветы. В такие моменты Кат становилась не просто хорошенькой, по- настоящему красивой, и даже скромные платья не портили впечатления. Хоть и не любила она выделяться, но для дела - можно. А потом- снова десяток шпилек, узел, и златовласка превратится вновь в незаметную мышку из свиты королевы, что ей и требовалось.
Казарменный двор был почти пуст. В отдалении стучали мечи на тренировочном поле, возле конюшни несколько мальчишек-оруженосцев чесали языки, сидя на перевернутых ведрах и лузгая тыквенные семечки. Она краем уха прислушалась к разговорам и хмыкнула. Слышали бы благородные рыцари - каким языком их обсуждают собственные оруженосцы! И что рассказывают! Ох, записать бы их разговоры на пергамент и дать королеве прочитать - вот смеху будет!
Впрочем она тут же одернула себя. Она здесь не для того чтобы слушать интересные сплетни, а для вполне определенного действа. Только вот рановато еще.
Кат нырнула в конюшню, пробралась к противоположному выходу, - что ближе к тренировочному полю и стала высматривать среди рыцарей сэра Медраута. Ага, вот и он. Однако, рыцарь на тренировке не менее азартен чем в бою! Во всяком случае его сопернику - грузному и добродушному сэру Борсу приходилось несладко.
Оставалось только дождаться конца тренировки - и момента когда рыцари выходя с поля пройдут через казарменный двор.
Ждать ей пришлось не слишком долго. Сэр Борс вскоре получил такой тычок в живот что с размаху сел на землю - но ничуть не огорчившись этому расхохотался, поздравил своего молодого противника, и подобрав оброненный меч заявил что махать мечом по майской жаре куда менее интересно чем хлебнуть прохладненького сидра, с чем не могли не согласиться остальные рыцари - фехтовавшие на площадке, либо стоявшие облокотившись о деревянные поручни. Мало-помалу - попарно или по одному - они наконец потянулись через конюшенный двор, сбрасывая амуницию которую потом предстояло чистить и полировать многострадальным мальчишкам. Заметив появившийся в проеме ворот силуэт темноволосого рыцаря с пронзительным взглядом и чистыми, острыми чертами девушка пробралась к первому выходу из конюшни и всталя в выходном проеме подбоченясь и обращаясь к какому-то конюху, который как раз собрался ввезти внутрь тележку со свежей соломой. Причем обращаясь так, словно продолжала какой-то разговор начатый несколько минут назад. Удивится ли конюх или нет - ее не волновало, главное чтобы сэр Медраут услышал ее но при этом считал что беседует она исключительно с конюхом.
- И где этот рыжий олух? Как там бишь его зовут? Только не делай вид что ты не знаешь - на свете много оболтусов, но таких как этот патлатый рыжик - по пальцам сосчитать!
Конюх и без того усталый и загруженный работой даже удивляться не стал - с какой стати девушка объявилась в конюшенном дворе, и уж тем более - с какой стати наскакивает на него словно пичуга на корм. Но попробуй объедь ее когда стоит прямо в проходе. Он остановился, и отер рукой лоб
- Кто нужен-то?
- А ты думаешь я у него имя спрашивала?! - напустилась на него Кат, краем глаза видя что пересекающий двор сэр Медраут уже совсем близко, и наверняка слышит их разговор. Заинтересуется или нет? А может хоть обратит внимание на переливы золотых волос и сверкающие голубые глаза. Ну и точеную фигурку выгодно подчеркнутую скромным платьем - если уж на то пошло? В таком случае вполне мог бы поддержать разговор чтобы познакомиться поближе. К тому же сейчас глаза девушки искрились совершенно естественным образом. Каково бы чувствовать себя рыбаку, который сквозь толщу воды видел бы как к крючку неторопливо подплывает ха-а-рошая такая рыбина? Вот именно так она себя и чувствовала сейчас - веселым азартом "клюнет или нет"?
- Много их тут шляется бездельников а на турнире еще больше было! Почем я знаю кто он? Рыжий такой, физиономия простецкая - солому бы вначале из волос повыдергал прежде чем на турниры разъезжать!
- У кого служит-то - почти безнадежно вопросил конюх, а Кат всплеснула руками.
- Говорю же - щит зеленый вешал на поле. У сэра Ланселота возможно, а может и кого-то из Зеленого отряда, кто их разберет, в своих кастрюлях рыцари все одинаковые, особенно когда щиты одного цвета.
- Ну... -конюх наконец сдался - Рыжий, да патлатый, да при зеленом щите только один тут есть - Эгг, оруженосец сэра Ланселота. Только вот сейчас теперь их обоих нет.
- Как это нет!? -возмущенно взвилась Катарина - Провал с ним, с рыцарем, небось тоже с остальными, а мальчишка-то где?! Он мне нужен!
- Да почем я знаю! - не выдержал конюх - С самого турнира не видел обоих, сэр Ланселот в Камелот и не возвращался, а мальчишка сталбыть с ним, где ж ему быть-то?
"Не возвращался? Ой-ой как скверно... " Катарина было приуныла и изобразив озадаченно- разочарованное выражение на  лице вздохнула, пропуская конюха с его тележкой. Сэр Медраут наверняка слышал весь разговор - от слова до слова.
Клюнет ли, услышав мелькнувшее в разговоре имя своего названного брата? Или просто пройдет мимо? Оба варианта равно возможны, и девушка рассерженно, совсем по-детски пнула ногой ворох вывалившейся с тележки соломы

+1

19

Первый раз Медраут наблюдал, чтобы миловидная девица разыскивала не его милого братца, а оруженосца. Девицу он признал - служанка королевы. И ищет оруженосца? Что-то тут не так. А вдруг, королева заподозрила что-то неладное, забеспокоилась насчет Ланселота, возьмет и вызнает, что он ранен. А кем ранен?..
Утерев пот со лба, Медраут подошел поближе, поставив ногу на кормушку и уперевшись локтем в колено. Девчонка была огонь, еще и настырная, каких поискать. Впрочем, рохлей у королевы держать бы не стали.
- Зачем тебе оруженосец моего брата? - спросил он, когда девица королевы продемонстрировала крайнее раздражение, расшвыряв в сердцах кучу соломы. - Только не говори, что этот парнишка тебя соблазнил и бросил, все равно не поверю. А может, тебе нужен вовсе не оруженосец, а рыцарь?
Он прищурился, рассматривая смышленое личико. Нет, она неспроста сюда заявилась. Знать бы, по своему желанию или по воле королевы?..

+2

20

Катарина едва не подпрыгнула "Клюнуло, клюнуло!!!" Вне зависимости от результата беседы - сама перспектива такой вот беседы, игры умов и языков, будила азарт и такой интерес, что отражаясь в голубых озерах глаз они казались солнечными бликами пляшущими на глубоких водах. Первое правило хорошего вруна и лицедея - поверить самому в то что говоришь, а веселой озорной и артистичной девчонке это никогда не составляло труда.
- А тебе-то что?! - фыркнула она, оборачиваясь к прозвучавшему голосу. И когда ее глаза придирчиво обшарили фигуру рыцаря - недовольная после разговора с конюхом мордашка приняла озадаченный а потом и сконфуженный вид. Впрочем ей стоило усилий не заулыбаться. Ох, хорош-то как. Глаза темные - что твои угли, волосы треплет на легком ветерке, а черты лица - тонкие и четкие как резцом проточенные. Слишком характерное пожалуй лицо для того чтобы послужить предметом любовных виршей Талиесина, но ей такие нравились куда больше. Да и сложен похоже неплохо, хотя в этих кольчугах поди разбери. Впрочем она довольно быстро "оправилась от смущения" и тряхнув гривой золотых локонов поглядела на рыцаря с видом кошки обнаружившей что вместо молока ей в блюдечко кто-то налил ячменной браги. 
- На кой мне рыцарь?! Разве чтобы постреленку своему надавал горячих по тощей заднице? Нет уж. Я этому рыжему олуху уж как-нибудь без посторонней помощи сама уши на затылке бантиком завяжу! - возмущенная тирада с упертыми в бока кулачками и наморщенным от прямого солнечного света носиком делала Кат похожей на рассерженную пичужку. И выпустив первый запал праведного гнева она фыркнула и склонила голову набок. Весьма кстати он так наклонился - не приходилось смотреть на него снизу вверх. А смотреть на него было интересно. Да и слащавой учтивости придворных от которой зубы сводило - тоже в голосе не было - до чего приятное разнообразие.
- А я тебя на турнире видела. Ты - сэр Медраут, да?

Отредактировано Катарина (2015-06-18 21:27:56)

+2

21

Упоминание о турнире прижгло, как крапивой. Медраут отметил про себя, что королевская девица хоть и настырная, но не очень умная. Тоже мне, сделала открытие - видела его на турнире. После того, как он сам почти назвался. Или она считает, что у Ланселота много братьев?
- Если такая глазастая, то могла бы найти, кого ищешь, и не расспрашивая конюха, - проворчал он. - Моего брата и оруженосца не видели со времени окончания турнира до сих пор. Наверное, мой брат отдыхает в объятиях какой-нибудь нежной леди, которой по сердцу тупые и храбрые вояки. А оруженосец охраняет их покой и кормит коня, чтобы не сдох, пока мой братец пребывает на небесах, а не на грешной земле. Он ведь произвел впечатление, да, быстроглазая?
Ответа он не ждал, потому что слушать очередные дифирамбы в честь Ланселота было бы выше его сил. Ланс и в самом деле не показывался, и не присылал весточки о себе. Втайне Медраут очень надеялся, что этот святоша протянет ноги в какой-нибудь лачуге или отправится к приемной матери, разобиженный на злых людей. И в самом деле, в монастыре или у юбки озерной феи Лансу будет спокойнее. И безопаснее.

+2

22

- Кого же мне расспрашивать-то было? - ничуть не смущаясь отпарировала  Кат и прыснула со смеху представив следующую картину, которую немедленно и озвучила - Или ты представляешь себе как бы я бегала к каждому из рыцарей с вопросом "не вам ли, о благородный сэр служит этот рыжий оболтус чьего даже имени не знаю"? Вот уж пришлось бы мне побегать! А конюх вон сразу смекнул, да сказал где мальчишку искать. Только вот поди найди его коли говоришь не возвращались они...
Она уселась на край той же кормушки и чуть приподняв подол, чтобы выпорстать из-под него туфельки принялась оттирать подошвы от налипших комков грязи. Несколько секунд размышления - больше не было - а вот интересно, Медраут все о брате говорит. Не верит что ли что она мальчишку ищет? С чего бы ему сомневаться-то? А вот "отдыхает в объятиях" прозвучало хоть и скверно, но как-то неуверенно. Что ж, есть смысл поболтать и еще немного, если конечно рыцарь не сбежит. И не прекращая своего занятия проворчала
- Ну и пусть бы отдыхал себе. Мальчонка-то ему зачем? Свечку держать? Э-э-э все одно кто вас поймет.
Кат раздраженно ткнула каблучком по сбитому комку земли и одернула подол.
- А впечатление - ты это про кого? - она заинтересованно поглядела на Медраута. Ишь ты. Уж не ревнует ли к брату зрительское внимание? С чего бы такой тон, да слова - она-то интереса к Ланселоту не выказывала никакого. - Про сэра Ланселота? Бой ваш был красивее чем поединок сэра Тристана с этим северным медведем, даже мне понравилось, хотя не слишком в турнирах смыслю. Да признаться ты меня больше заинтересовал, сэр. Уж очень интересно у вас все получалось, жаль закончить не дали.
Вот тут Кат душой не покривила - ее действительно заинтриговал этот рыцарь, и с каждой сказанной им фразой становилось все интереснее и интереснее. А что если пытаясь выспросить информацию для королевы - не попытаться узнать кое-что любопытное и для себя? И про этот странный бой, и вообще про Медраута - все-таки темноволосый юноша с его недоверчивыми острыми глазами чем-то неуловимо привлекателен. Заманчиво!

Отредактировано Катарина (2015-06-19 21:22:32)

+1

23

Ну вот, теперь она перешла на откровенную лесть. Медраут насторожился. На самом деле, не намного меньше дам выказывали свою симпатию сэру Медрауту по сравнению с поклонницами сэра Ланселота. Но, как водится, чужие дамы казались и моложе, и красивее, и привлекательнее, и доступнее. Поэтому и съязвил насчет братца, а девица сразу ухватилась за фразу. Да еще и про поединок заговорила. "Интересно все получалось..." - это намек, что ей что-то известно о тех подробностях, которые они с Лансем не разглашали? А вдруг, Ланс передумал и пожаловался... королеве? В письме, например? И теперь ее служанка разыскивает Ланселота, чтобы выяснить все подробно? В то, что девица разыскивает оруженосца, он не поверил ни на мгновение.
- Говоришь, я тебя заинтересовал? И бой показался интересным? Ну-ну, - он перепрыгнул через ясли, чтобы быть ближе, и навис над красоткой, которая устроилась здесь же, на краю, расправив пышные юбки. - И что же было для тебя самым занимательным?
Он не глядя сделал конюху знак уйти, и конюх поспешил убраться. И в самом деле, ни к чему лишние уши, когда рыцарь любезничает с миловидной мордашкой.
- Может, еще и имя свое назовешь? - невинно поинтересовался Медраут. - Мое-то тебе известно...

+2

24

Катарина же ничуть не смущаясь поглядывала на рыцаря с нескрываемым любопытством. Похоже молодой человек не прочь пообщаться - тем лучше. Только вот интересно чем вызвана его общительность - вежливостью, любопытством, или чем-то еще? Ай, какая разница.
- А я не представилась? - спохватилась она и лучезарно улыбнулась - Прости, сэр Медраут. Я полгода всего при дворе, часто про манеры забываю. Меня зовут Кат. Ну то есть Катарина... -поправилась она вспомнив запоздало что надо бы сперва назвать имя данное при крещении. Хотя... если рыцарь не христианин то так даже лучше.  - Дочь рыцаря Брина из Деметии. А сейчас - придворная дама Ее Величества.
Она выдернула из кормушки соломинку и устроившись поудобнее поглядела на него снизу вверх
- А бой был конечно интересным! Скажи вы его долго репетировали? Я правда не совсем поняла зачем было устраивать такое представление на турнире, но думаю что вы решили кого-то разыграть. Во всяком случае так все было красиво - словно этот бой вы часами тренировали, чтобы не одного лишнего движения не было, а все выглядело яростно и достоверно. А что должно было быть в конце? Не томи сэр Медраут, мне безумно интересно, чем должно было закончиться-то, если бы вас не прервали? Ну... - она слегка наморщила нос - Если это не секрет конечно?

Отредактировано Катарина (2015-06-21 21:04:30)

+1

25

Медраут молитвенно вскинул руки, понимая, что попал впросак. Ставил ловушку на медведя, а попала - белочка. Он-то вообразил, что девица углядела, как был ранен Ланселот, а ей всего-навсего почудилось, что они с Лансем исполняли отрепетированный танец перед зрителями.
- Выглядишь лучше, чем соображаешь, - сказал он снисходительно, - тот бой не был подставным. Но тебе этого не понять, ты же женщина, - в это слово он вложил все пренебрежение, которое только смог отыскать в душе. - За ходом турнира наблюдают опытные воины, они вмиг распознали бы фальш. Так что не берись судить о том, до чего тебе как до звезды небесной. Когда оруженосец появится... вместе с Лансем, я скажу, что ты его искала, девица Кат.
Он специально назвал ее языческим именем. Оно подходило ей больше, чем христианское. В ней и вправду было что-то кошачье - и повадки, и льстивые улыбки, и даже глаза блестели, как у кошки. Он ничуть не удивился бы, узнай, что она видит в темноте.
Посчитав, что разговор исчерпан, Медраут направился прочь из конюшни.

+2

26

- В боях не разбираюсь ты прав. Зато хорошо разбираюсь их последствиях. - заливисто рассмеялась девушка, весело покусывая соломинку, но не делая попыток его удержать. Хорош, хорош, горяч да не слишком изворотлив. Уцепись он за версию о подстроенном бое которую она изобрела на ходу, чтобы поглядеть на его реакцию - это свидетельствовало бы о немалом лицемерии. А так... похоже королева права - юноша тщеславен, отчаянно хочет доказать свое превосходство над братом - но у него ничего не получилось, и тот бой что ни говори выставил его в смешном свете. И теперь это похоже ему не очень-то нравится. Только вот темноволосый рыцарь ей и вправду пришелся по душе. Вот и неплохо что познакомились. Как знать, как знать, может и не раз еще побеседовать доведется. И откинувшись на ясли поболтала в воздухе туфельками стряхивая солому, безмятежно протянула, не глядя ему вслед.
- Брату твоему дел до меня нет, я его не знаю, а вот этот мелкий паршивец и сбежать может. Так что не порти мне охоты, добрый сэр. Он попортил мою лошадку, и у меня на его рыжие вихры о-о-очень большие планы.

+1

27

- Кода брат найдет в себе силы оторваться от теплой женской постели, я тебе сразу сообщу. Чтобы... рыжий успел поймать рыжего, - съязвил Медраут на прощание. Разумеется, ничего подобного он делать не собирался. Не он ли сказал недавно на пиру, что не страж своему брату? Пусть делают, что хотят. И Ланс, и его оруженосец.
Но после разговора с девицей королевы остался неприятный осадок. Словно что-то важное было под носом, а он, Медраут, этого не заметил. Нахмурившись, рыцарь мысленно повторил весь разговор, но ничего особо интересного и важного не припомнил. он отмахнулся от назойливых мыслей. Все это просто пустая болтовня пустой девицы! Не более!

+1

28

Кат лишь искристо рассмеялась ему вслед. А когда он скрылся - поднялась по-кошачьи гибким движением, отряхнула платье, подмигнула конюху и заторопилась обратно в замок. Было еще слишком рано, королева наверняка еще занята, и Кат отправилась к себе. Маленькая комнатка - нечто среднее между девичьей спаленкой и лабораторией алхимика. В ее шкафах содержались не наряды и безделушки как у прочих дам, а пучки с травами и цветами, мешочки и баночки. Флаконы и склянки с уже готовыми зельями, полочка с медными цилиндриками и стеклянными колбами - роскошь которую она смогла позволить себе лишь при дворе. Только из Аравии через Кордовский халифат везли такое вот стекло, а также необходимый ей спирт, называемый прежде винным духом. Но последний был слишком дорог, и изводила она его в больших количествах, пока наконец, расспросив одного купца, не научилась приготовлять его самостоятельно. Всего-то требовалось найти кастрюлю с плотно пригнанной крышкой, установить ее на правильной высоте над огнем, и в нужном порядке закрепить купленные у того же купца стеклянные трубки. Обошлись они ей втридорога, но оправдали себя с лихвой. Какой хороший экстракт обходится без спирта? Какая настойка возможна без него? Не говоря уже о том, что он был необходим чтобы смешивать казалось бы несочетаемые продукты - вроде вытяжки из иголок кипариса с базиликом и лавандовым маслом. А ведь получалось такое изумительное средство - разогревающее тело при растирании, успокаивающее дыхание, и дарующее краткий отдых коже и крови под ней. После массажа с этим средством - после самого тяжелого дня довольно было лишь четверти часа отдыха чтобы вновь воспрянуть духом. А королеве подчас это было ой как важно. Катарина и не понимала как она выдерживает эти постоянные приемы и разъезды, всегда на виду, всегда в необходимости быть ослепительной и любезной, всегда в окружении кучи самого разного люда! Кошмар да и только.
Этот агрегат, который перегонял в спирт вино и крепкую брагу так и висел у нее над камином. Он был так громоздок и тяжел, что раз установив его - она больше не разжигала огня для того чтобы протопить комнату - даже зимой довольствуясь теплым пледом да рукавичками. В комнате у нее зимой всегда царил холод, но для ее запасов это было полезно, а сама она была к нему привычна - со времен детства.
На подоконнике стояло другое приспособление - большая стеклянная колба с широким , заткнутым пробкой горлом. Изобретение тех же арабов - навроде масляной лампы, только внутрь наливалось не масло - которое как ни крути чадило и коптило, - а спирт, который теперь ей ничего не стоил. Фитиль из свитой пеньки - был длиннее чем в лампе и горел ровнее и дольше. А тонкая круглая оловянная подставка на длинных ножках позволяла установить над огнем и колбочки и чашки - все что только требовалось. Кат не отказалась бы и -герметика - новомодного изобретения о котором тоже слышала от кордовских мавров, бывавших при дворе, но оно было бы слишком громоздким. Впрочем для ее экспериментов вполне хватало асбестового тигля - обычной чаши с высокими плотными стенками. Удивительный бело-серый материал не трескался в огне, даже тогда когда начинали плавиться кусочки помещаемых в него металлов. Считалось что этот материал не горит в огне - потому что является шерстью саламандры. Только вот Кат в это не верила. Тиглей таких на свете много - почитай у каждого травника который мечтает стать алхимиком - такой есть. А где найти столько саламандр чтобы настричь из них столко шерсти.
В комнате своей Кат расчесала свои золотистые локоны, привычно и споро уложила их в тяжелый тугой узел на затылке, обмахнула платье щеткой, и переменив туфельки побежала разыскивать королеву. Сегодня был не ее день дежурить в спальне у ее повелительницы, а с леди Артес - высокой, неулыбчивой старой девой, самой строгой по части соблюдения приличий, и с крайним неодобрением относящейся к юным девицам - было лучше не связываться без особой надобности

+1

29

День Гвиневеры проходил в хлопотах, что позволило ей почти забыть о тревогах. Сначала был завтрак, который больше напоминал продолжения вчерашнего пира. Многие гости заночевали прямо в зале или неподалеку от него и на утреннюю трапезу выползали прямо из-под стола. От многих разило выпитым вчера элем и вином, некоторые держались за головы, и все они тут же принялись поглощать поданные слугами напитки. Королева, как и положено учтивой хозяйке, не замечала этих отступлений от правил приличия. Она прошествовала через залу, улыбаясь и приветствуя гостей, а те спешно пытались придать себе более-менее пристойный вид. Однако задерживаться за столом дольше, чем это требовалось по правилам приличия и для приема пищи Гвиневера не стала и вскоре удалилась в сопровождении своих дам. У некоторых рыцарей с особенно опухшими лицами ее уход вызвал облегченный выдох.
После завтрака стайка женщин во главе со своей госпожой направилась на открытую терассу замка, где собралось множество бардов. Сейчас тут присутствовали не только Талиесин и Анейрин, но и многие другие, приехавшие на турнир менестрели. Они по очереди услаждали слух королевы, ее дам и собравшихся гостей, но королева не смогла уделить должного внимания выступлению. Ее поминутно отвлекали расспросами и разговорами и, разумеется, гостеприимная хозяйка не могла отказать никому в этом. Впрочем, Гвиневера была даже рада этому, уж лучше сплетничать, чем слушать слезливые баллады о любви, сразу вызывавшие воспоминания о некоем пропавшем рыцаре.
Зато окружавшие королеву придворные были в восторге. Они то и дело подносили платочки к глазам, рыдая над судьбой очередного благородного рыцаря и его любовью к очередной прекрасной даме. Способствовала этому и обстановка. Террасу окружал сад, цветы как раз начинали распускаться и солнечное майское утро было наполнено их благоуханием. Взгляд наслаждался буйством весенней зелени, здесь были собраны самые редкие растения и самые изысканные цветы, произраставшие в Британии. Именно в такой обстановке на ум приходили самые сладкие грезы, самые яркие мечты. Наблюдая за своими дамами, Гвиневере пришла в голову мысль, что в этом может быть виноват аромат какого-нибудь цветка, оживляющего разум человека. "Надо будет спросить Кат," - решила она.

+2

30

Найти королеву труда не составило, а вот подойти и поговорить... Нда, поди попробуй, когда вокруг нее постоянно вьется дюжина девиц разной степени привлекательности и с полдюжины матрон, разной степени надменности. Кат покружила вокруг, вполуха прислушиваясь к очередной балладе, и краем глаза заметив сэра Гавейна, проходившего по открытой галерее в сопровождении какого-то грузного рыцаря сделала нехитрый выбор. К королеве она все равно пока не попадет, а почему бы не провести время ожидания с пользой и не навести справки еще у одного источника. Едва ли не вприпрыжку, легкая словно ветерок она вынеслась с террасы на галерею окаймлявшую замок и окликнула рыцаря.
- Сэр Гавейн! Приношу свои извинения что беспокою вас, но не уделите ли вы мне несколько мгновений?
Рыцарь обернулся. Он был сдержан по природе, суров по обязанности, но юная валлийка за свое полугодовое пребывание при дворе уже неплохо ориентировалась в том с кем и как надлежит разговаривать. Кокетничать с Гавейном было столь же оправданно и столь же полезно как плясать фэш перед слепым. А вот полудетская бесхитростная прямота в сочетании с доверчивым взглядом искристых голубых глаз была самым простым способом вызвать командира камелотских рыцарей на разговор. Вот и сейчас он остановился, и извинившись перед своим спутником повернулся к ней
- Что вам угодно?
- Сэр Гавейн - Кат замялась. Ей даже не пришлось изображать смущение - попытки сформулировать свою следующую реплику чтобы она не казалась смешной были столь бесплодны что она поневоле почувствовала себя растерянной. Вот те раз. И это она-то, которая могла языком кружева плести когда хотела! Вот что значит говорить с чересчур серьезным человеком - ни тебе пошутить, ни съязвить. В конце концов придумывать было особо нечего - разговор на конюшне навел на нее последний лоск настолько, что она сама теперь почти верила в свою историю. - Простите, сэр, у меня вопрос касательно эммм... ну... одним словом, если я надеру уши одному из мальчишек-оруженосцев, мне за это что-нибудь будет?
Гавейн лишь брови вскинул
- Вы, дитя? Кому и за что?
- Оруженосцу сэра Ланселота - со смущенной мордочкой потупилась Кат.
- Но что в чем он провинился-то? - первому рыцарю Камелота было явно не с руки разбирать дрязги какой-то там обслуги, но юная девушка в скромном платье, с тяжелым узлом волос на затылке и растерянным но далеко не слащавым выражением лица поневоле будила к себе покровительственные чувства.
"А вот с этого-то и вопроса, если по уму и следовало бы начать сэру Медрауту "- мелькнуло в голове у Кат. "- Нормальная реакция беспристрастного человека. Ан нет же - сразу про брата заговорил, да только о нем и твердил. Занятно-занятно." Она настолько вжилась в роль что ответить на этот вопрос труда не составило - Кат вскинула на рыцаря взгляд в котором смущение мешалось с возмущенной жалобой
- Этот паршивец... ой, простите, этот негодный мальчишка попортил мне лошадку! Привязал свою клячу рядом во время турнира - вот же ума не хватило повод укоротить! Привязал на длинный повод, а эта скотина взял да и покрыл мою лошадку! Мало того что калош ему не надели - подковами все бока изодрал, так не ровен час понесет она, и что- мне теперь год без лошадки быть? Не говоря о том что такой приблуда-жеребенок мне и даром не нужен. Я небогата, сэр Гавейн, но лошадка у меня чистых кровей, и если уж вязать ее с кем - так с жеребцом который улучшит породу а не.... Ну... вы понимаете - она вконец смутилась и возмущенно тряхнула головой - Хочу поймать этого паршивца и проучить его. Дабы знал что жеребчика с кобылой рядом не привязывают, а если пришлось - то на короткий повод! Только вот боюсь - мне потом за это ничего не будет? Наказание какое за самоуправство, или.....
Гавейн лишь усмехнулся, и это было большим достижением - любой другой бы хохотал на его месте от возмущенной тирады маленькой валлийки.
- Вот уж не знаю. Обратитесь, юная леди, к его хозяину. - тут Гавейн неодобрительно фыркнул - Конечно если отыщете его.
- Как это... если отыщу? - непонимающе поглядела на него Катарина, нахмурив брови. - Мальчишку-то отыскать поди попробуй в замке, но рыцари-то ведь всегда на виду. Чего его искать-то
- Рыцари - да - Гавейн явно утратил появившееся было хорошее расположение духа. - А вот сэр Ланселот после самого турнира в Камелот не вернулся
- Как это не вернулся? А где же он? - Кат широко раскрыла глаза
- А мне почем знать, где он шляется - резко отозвался рыцарь - Не удосужился даже отпроситься или предупредить об отсутствии, ни сам, ни через оруженосца, ни запиской - как в воду канул. Вопиющая недисциплинированность!
Кат неожиданно расцвела и поглядела на Гавейна лукаво склонив голову
- Каков хозяин таков и слуга? Ой, неужто пословица верна?
- Не знаю - раздраженно отмахнулся Гавейн - Ступайте-ступайте, дитя. Некогда мне...
- Ох, простите что отняла у вас время, уже убегаю - заторопилась Кат, приседая,но когда выпрямлялась - Гавейн уже шагал прочь и майский ветерок раздувал алый плащ Камелота на его плечах. Проводив его взглядом, и прикинув в уме складывающуюся из кусочков мозаики картинку Кат заторопилась обратно на террасу. Там как раз заканчивалась очередная баллада. Но на этот раз Катарина не стала кружить вокруг, а пробралась поближе к своей повелительнице, и воспользовавшись очередным из взглядов Ее величества, которыми она обводила собравшихся - присела, привлекая к себе внимание. А потом устроилась на одной из подушек среди стайки придворных дам, и принялась дожидаться момента, когда можно будет рассказать о своих находках не привлекая внимания. И хотя в ближайшем обозримом будущем этот цветник явно не собирался оставлять королеву в одиночестве - юная валлийка умела ждать.

Отредактировано Катарина (2015-07-03 09:54:36)

+2


Вы здесь » Легенды Астолата » Законченные игровые темы » В туманном лабиринте