Администрация
Мелюзина
Артур

Навигация
Правила
Сюжет игры
Объявления
Форум возобновил деятельность с 21 апреля 2015 года. Наша игра посвящена правлению легендарного короля Артура. Май 505 года, времена, названные в истории Британии Тёмными веками. За основу взяты валлийские легенды, произведения Томаса Мэлори, Бернарда Корнуолла и те немногие исторические факты, что известны о Тёмных веках. Да, присутствует у нас (весьма умеренно) и магия - ибо какая же кельтская сказка обходится без нее?

Разыскиваются
Мужские персонажи|Женские персонажи|Заявки от игроков
Герой месяца


Пост недели
Ланселот
[читать целиком]
Цитата недели
""Да не нужна мне твоя красота, мне свою девать некуда", - фыркнула фея". (c) Мелюзина

Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Хроника » Волком быть или ягненком, бойся участи любой!


Волком быть или ягненком, бойся участи любой!

Сообщений 61 страница 76 из 76

1

http://sd.uploads.ru/t/4hY1H.jpg
УЧАСТНИКИ
Арин, Торин, Рахим и все, кто пожелает присоединиться и может оказаться в замке.
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Май 505 г. Замок Кар Свос в принципате Деметия.
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Иберийский мавр, купец и мореход Рахим Аль-Башир, убивший в одном из южных портов Британии лорда Алистера, исполняя волю умирающего, принял обет доставить его тело в родовой замок и присутствовать на похоронах. Он отправляется в путь в сопровождении слуг убитого лорда с дарами для семьи покойника и трупом своей жертвы, крепко засоленным с бальзамирующими восточными травами ради замедления разложения и завернутым в дорогой азиатский шелк, расшитый серебром. После многодневного пути траурный кортеж прибывает в Кар Свос. Рахим уже морально готов к возможной расправе, но надеется откупиться дарами или как-нибудь сбежать, выполнив обет. Не выполнить его он просто не может.




Дополнительная инфа, которая может пригодиться

Мавр приехал на арабском жеребце с мавританскими седлом и сбруей. По сравнению с более крупными северными лошадьми, арабский выглядит маленьким (150 см в холке), поджарым, тонконогим, с круто изогнутой шеей и изящной головой. Ниже фото, как выглядит конь Аль-Башира и какова его сбруя. Скорее всего, что она сейчас в грязи и пыли, как и сам наездник в мавританской одежде.
Есть особенность у арабских лощадей, которая может броситься в глаза зрителям: они высоко задирают хвост во время скачки, прыжков и вообще пребывая в возбуждении.

Арабская лошадь с характерно задранным хвостом
http://sd.uploads.ru/t/HKzEp.jpg
http://sd.uploads.ru/t/3IRMn.jpg
http://sd.uploads.ru/t/Mh6BP.jpg

Изогнутая шея арабской лошади и характерная узкая морда с низкой переносицей
http://sd.uploads.ru/t/mYq4h.jpg
http://sd.uploads.ru/t/EzqCg.jpg

Размеры арабской лошади в сравнении с человеком
http://sd.uploads.ru/t/FHcRe.jpg
http://sd.uploads.ru/t/B2h5l.jpg

Мавританский тип седла и сбруи
http://sd.uploads.ru/t/FO7gy.gif

Просто пример вида мавританского всадника
http://sd.uploads.ru/t/FShas.jpg

Отредактировано Рахим (2014-08-30 16:48:52)

+4

61

Получилось, что она взяла его за руку. Торин замер, гадая, было ли это заранее продуманным кокетством или все произошло само собой. Но руки не убрал. Так и сидел, боясь пошевелиться. У ирландки были длинные темные ресницы - это при огненных-то волосах! - казалось, они бросали тень на щеки. Только сейчас Торин заметил, что нос у нее присыпан веснушками. Мелкими, как солнечная пыль. Он никогда не замечал веснушек у женщин. И поэтических сравнений ничему не давал.  Поэтому сейчас чувствовал себя несколько странно.
- Она оскорбляет тебя по-ирландски, а ты держишь ее за руку? - заметил Киан, выскребая остатки каши из миски. - Вот уж не думал, что доживу до такого дня.
Странно, но Торину не хотелось спорить. Вообще ничего не хотелось. Он вдруг ощутил странную усталость, словно это он был ранен, а теперь нуждался в усиленном отдыхе. Хотелось пристроиться рядышком с ирландкой и уснуть.
Но эти странные желания прервал Эйвил. Слушая, как звенит мальчишеский голос, Торин не совсем улавливал смысл произнесенных слов. одно было понятно - Эйвил ходатайствовал за Арин. Откуда это он узнал о подарке? Не иначе, как сама ирландка ему рассказала. Пожаловалась, значит. Торин машинально убрал руку, и усталость вкупе с сонливостью исчезла, как по волшебству. А может, это и было волшебство? Говорят, ирландцы - колдуны через одного.
- Вот что, - Торин встал навстречу наследнику замка и развернув юношу в сторону выхода, открыл двери. - Если ты так болеешь за ирландку, то она только что уснула, а ты можешь разбудить ее. Не волнуйся, я позабочусь о твоей Арин. Она находится под моим покровительством и ей ничего не грозит.
- Да, малыш, да! Он о ней позаботится, - закивал Киан, фыркая от смеха.
- Не надоело болтать глупости? - спросил Торин, выпроваживая Эйвила.
- А зачем ты его выгнал? - ответил Киан вопросом на вопрос. - А ведь похоже, что эта рыжая и парнишку очаровала. Как он бросился ее защищать! Знала бы леди Кигфа. Не боишься, что твоя ведьмочка предпочтет кого помоложе?
Торин посмотрел на него очень выразительно, но Киан не унимался:
- Эйвил сказал, что она и вправду появилась здесь пять лет назад. И жила здесь постоянно, никуда не отлучалась. Интересно мне знать, где она шлялась до этого? И кто ей помогает?
- Шел бы ты к старейшинам, - напомнил Торин. Раньше присутствие Киана никогда не казалось ему столь утомительным. А сейчас просто не терпелось избавиться от него.
- Пошел, пошел, - недовольно пробурчал Киан.

+2

62

Арин проснулась под вечер. Слава Айрмед, плечо зажило и почти не болело. Прислушалась к себе - тело наконец отдохнуло. Ни тянущей боли, ни сосущего голода не слышалось. Сквозь полуприкрытые ресницы ирландка огляделась: лорда Торина в комнате не было. Только Киан валялся на лавке, похрапывая. Вздохнув, девушка осторожно встала с кровати. Надо умыться, поесть и одеться. Интересно, что дальше? Мавр убежал, суда не будет. Но с ней-то что сделают? Оставят здесь? Или увезут в Замок Рыжей девы? А если увезут, в качестве кого?
От этих вопросов у Арин вконец испортилось настроение. Взяв на руки Ринни, она подошла к Киану и осторожно толкнула его в плечо:
- Мне выйти надо. Пойдёшь со мной или я одна?
Оруженосец проворчал что-то ругательное, но встал и проводил пленницу на двор, а затем в каморку и на кухню. Вернувшись в комнату, одетая, умытая и причёсанная Арин принялась за уборку. Двое мужчин способны угваздать любое помещение не напрягаясь. Служанка принесла ведро воды и взялась мыть пол, а ирландка собрала грязную посуду и унесла на кухню под надзором здоровяка. Через полчаса комната была в порядке, и Арин забралась с ногами на постель. Из каморки она захватила недошитый мешочек для трав. Им и занялась. Лисица свернулась клубочком на кровати и заснула.
В дверь постучали, и сразу после в комнату вошла леди Дивир. Арин радостно-испуганно вскинула глаза на молодую женщину. Да, она рада была видеть пациентку, которая благодаря усилиям колдуньи сможет родить долгожданную дочь. Но... в свете последних событий...
- Здравствуй, Дивир, - нерешительно улыбнулась Арин. Леди прошла в комнату и села на лавку у постели ирландки. Киан молча сел на стул, исподлобья наблюдая за леди и ирландкой. Ринни мигом подбежала по кровати к лавке и принялась фыркать, обнюхивая гостью. Дивир рыжая любила.
- Здравствуй, - ответно улыбнулась Дивир. - Как ты? Тут такой шум был... Даже я, не присутствовавшая в церкви, в подробностях знаю, что там стряслось. Что тебя побудило закрыть мавра собой?
- Не знаю, - вздохнула Арин, откладывая шитьё. - Просто увидела блеск и толкнула его. Я не думала в этот момент, на инстинкте. Иначе увернулась бы от стрелы... Твоя мать очень злится?
Дивир грустно вздохнула. Очень - не то слово. Леди Кигфа бушевала и шипела не хуже змеи. На Арин она была неимоверно зла. Рыжая сломала планы мщения, и проклятый мавр избежал кары. Его подарки для старой леди платой за жизнь зятя не были. А ещё ей очень не хотелось уезжать домой теперь, когда Алистера нет, а Эйвил слишком мал. Герцог, скорее всего, пришлёт опекуна, но хозяйство будет на старой леди, и уж тут можно будет показать власть.
- Очень, - ёмко обрисовала реакцию матери Дивир. - Боюсь, тебе не стоит показываться ей на глаза в ближайшие дни. Даже то, что ты спасла её внука и помогла зачать внучку, не поможет. Ты же знаешь мою мать...
- Да уж, - невесело усмехнулась Арин. Встала, налила по кружке травяного отвара, только что заваренного. Протянула одну кружку Дивир. - Я не жалею, что помогла мавру. Что бы там ни было между ним и твоим мужем, а должен был быть суд. Но не так, из-за угла, стрелой...
- Это да, - не стала спорить леди. - Что собирается сделать с тобой лорд, не знаешь?
- Нет, - горько улыбнулась ирландка. - Но, похоже, твоему сыну он меня не отдаст. Слишком подозрительным ему кажется вся эта история с подарком. Да и гибель Алистера... очень вовремя. То есть не вовремя - для меня. Твой муж подтвердил бы, что я живу здесь, что я...
- Да это лорд и так знает, - перебила взволнованная Дивир. - А вот то, что ты делала до приезда сюда, его очень интересует. И он встретил среди тех, кто приехал на похороны, того лорда, чей герб был на седле твоей лошади.
- Лорд Кадман? - вскрикнула опешившая Арин. - Он здесь?? Айрмед... Ну всё. Теперь моя песенка спета. Лорд Торин расспросит его и...
Осеклась, посмотрев на Киана, усердно делающего вид, что не слушает. А, какая разница теперь, если Торин уже встретился с лордом Кадманом... Тот, конечно, расскажет и о мачехе, и о побеге. И что сделает лорд, узнав о побеге рыжей пленницы, неизвестно. Только бы не отправлял домой. Лучше пусть утопит, как грозился...
Дивир сочувствующе посмотрела на подругу, оглушённую услышанным.
- Не расстраивайся ты так. Может, не всё ещё так плохо. Ты ж ничего дурного не сделала, - намекнула она на побег из монастыря и бегство из Ирландии. Арин покачала головой.
- Не сделала. Но ты это Торину объясни.

+1

63

Разговор со старейшинами не предвещал ничего хорошего. Ничего хорошего и не вышло. Шесть предводителей местных племен выслушали рассказ о смерти лорда и о побеге его убийцы с каменными лицами. Сам Торин старался говорить спокойно, по опыту зная, что нет лучшего оружия против неприязни, как четкие доводы и ровный тон.
- Значит, ты упустил убийцу Алистера? Что же скажет на это твой брат, когда вернется? - спросил старейшина Гитин, поглаживая окладистую белую бороду.
- И вместо того, чтобы преследовать убийцу, ты обхаживаешь какую-то ведьму ирландской породы, - веско вставил старейшина Сарф. Лицо у него было под стать имени - змеиное. С плоским черепом и выдвинутой вперед нижней челюстью. Да и взгляд ничем не отличался от змеиного.
- Чужестранец убил Алистера в честном бою, - стараясь говорить спокойно ответил Торин, - это подтвердили его слуги. И то, что тело Алистера привез сам убийца - уже говорит о благородстве натуры чужестранца и его невиновности. Что же касается ирландки...
- Я могу засвидетельствовать, что ирландка - не ведьма и не шпионка, - вдруг вмешался старейшина Кадман. Последние пять лет она жила, пользуясь моим покровительством, и ничего, кроме хорошего, я о ней сказать не могу.
- Это доказывает только то, что девка умеет распорядиться своими прелестями, - выкрикнул Сарф.
Остальные лорды застучали по столу кружками, ибо совет проходил за трапезным столом.
Призывая к тишине, Торин встал, подняв руку:
- Мне понятно ваше возмущение, и вы вправе принести жалобу на меня моему брату по его возвращению, но повторю еще раз, - он медленно обвел старейшин взглядом, невольно задержавшись на Кадмане, - пока я здесь решаю, что делать, кого миловать, а кого наказать.
- Твои решения мы видим - одно глупее другого, - прошипел Сарф, бросая недоеденный кусок лепешки и выходя из-за стола. - Продолжать совет бессмысленно, этот молокосос уже все решил, без нас.
Старейшины разошлись. Кто сразу, предпочитая словно бы не замечать Торина, а кто смущенно желая ему доброй ночи и пряча при этом глаза.
Последним за столом задержался Кадман, вымазывая куском хлеба остатки подливки из миски.
- Подожди, - сказал он негромко, видя, что Торин тоже собрался уходить. - У меня есть, что сказать тебе.
И Торин услышал невероятную историю о благородной ирландской принцессе, что из-за козней мачехи оказалась сначала в монастыре, а потом на Британском берегу.
- Эта девчонка - королевских кровей?! - он не смог сдержать волнения и заходил перед очагом туда-сюда, переплетая пальцы. - И это все, что ты мне сейчас рассказал, она наплела тебе? Да я скорее поверю, что Киан - принц голубых кровей!

+2

64

- Постарайся успокоиться, - посоветовала сочувствующе Дивир, вставая. - Тебе что-нибудь нужно?
- Нет, - невесело усмехнулась Арин, сворачиваясь комочком на кровати. Ринни тут же сунулась рядом, улегшись рыжей шапкой на коленях хозяйки. - Кроме чуда. Но это не в твоей власти.
Леди Алистер погладила ирландку по голове:
- Мы с Эвилом попробуем заступиться за тебя. Да и лорд Кадман должен помочь. Он ведь дружил с твоим отцом и не раз бывал в вашем доме в Лейнстере.
Дивир не случайно проболталась. Она прекрасно видела, как подчёркнуто незаинтересованно ведёт себя Киан, и пыталась как бы случайно подкинуть тому мысль, которую надо пересказать хозяину: Арин - не шпионка и не ведьма. И её прошлое лорд Кадман знает не со слов девчонки, а лично. Потому что служил и дружил с отцом, видел сам мачеху и её сыночка. Знает, почему Арин пришлось бежать. И он наверняка расскажет Торину об этом. А тот не дурак, хоть и выглядит... немного замкнутым. Он поверит и оправдает рыжую целительницу. И Арин останется здесь, в замке. Должна же быть хоть какая-то справедливость! За последние годы девочке и так не слабо досталось от судьбы. А теперь и вовсе непонятно, что будет - не то казнят, разозлившись за побег мавра, не то в рабыню превратят, помня о дарении девчонки лорду.
Арин поняла нехитрую уловку Дивир, но отчаяние и тоска уже завладели её душой. И в оправдание ирландка не верила. Сейчас она сидела и перебирала возможную участь. Могут казнить. Могут оставить игрушкой лорда. Могут отправить домой в Ирландию, если узнают о происхождении рыжей лекарки. Все три варианта - одинаково ужасны. А четвёртого - просто оставить в покое и отпустить - не предложат.
Дивир вышла, и в комнате воцарилось молчание. Арин тоскливо смотрела в стену, не обращая внимания на Киана. Если приговорят к казни или отправке в Ирландию, надо придумать, что делать с лисой. Отпустить в лес или оставить Дивир? С собой брать нельзя - Терло скрутит голову любимице беглянки просто затем, чтобы сделать той больно. А если казнят, тем более зверушке одной будет грустно - за полгода Ринни привыкла к людям.

+1

65

Пока Кадман рассказывал где и при каких обстоятельствах познакомился с Арин и ее семейством, Торин не произносил ни слова, лишь слушал внимательно, хмуря брови. Теперь ему совершенно отчетливо был виден и понятен план неизвестных. Они приволокли ему голую ирландскую принцессу, якобы в подарок от брата. И хорош бы он был, если бы использовал подарок по назначению. Это после заключения мира с ирландцами! Эти гордецы точно не простили бы. преврати он принцессу из королевского дома в девчонку для любовных утех.
- Только ты знал, что она - из Лейнстера? И принцесса? - спросил  он. Последнее слово далось ему с трудом, так это все казалось невероятным.
- Я, мои люди, - пожал плечами Кадман. - Но они не проболтались бы. Она попросила о помощи и молчании, и я помог, и молчал. Мы все хранили ее тайну, чтобы...
- Плохо хранили! - огрызнулся Торин.
Кадман благоразумно промолчал.
По-крайней мере, теперь ясна стала роль Арин. Она не соучастница, а жертва. Жертва заговора против Деметии. А может и против всей Британии.
Вернувшись, он не стал заходить в комнату, отведенную им, а лишь приоткрыл дверь и позвал Киана. Тот заметил странное выражение лица своего лорда и поспешил выйти.
- Мой подарок оказался королевских кровей, - объявил Торин. Кадман подтвердил, что она сбежала из дома и жила здесь, пользуясь его защитой и покровительством.
Крайнее изумление Киан выразил длинной витиеватой фразой, повторить которую он постеснялся бы. Мужчины говорили шепотом, чтобы их слова не достигли слуха Арин, а после заявления лорда, Киан даже привалился спиной к двери - не иначе, чтобы злоумышленники не украли столь драгоценную особу.
- Что будем делать? - спросил он.
- Как - что? Вернем беглянку на родину. С  заверениями, что девице не чинились никакие оскорбления, а наоборот, ее всячески холили и оберегали, и прочая, и прочая.
- Интересно, почему она сбежала? - задумчиво протянул Киан. - Наверняка, с любовником. Что еще могло заставить принцессу  бросить дом, родных и скрываться на вражеском берегу?
Возможно, ты и прав, - нехотя ответил Торин. С некоторых пор мысли о любовниках его пленницы выводили его из состояния душевного покоя. А теперь он с ужасом осознал, что не хочет возвращать ирландскую красавицу в лоно семьи. Ну вот нисколько не хочет.
- Забери наши вещи и постели, - сказал он Киану. - А потом сходи к леди Кигфе и попроси... нет, потребуй, черт побери, чтобы дала двух девиц из хороших семей. Девицы должны быть миловидны и благочестивы. Скажи, берем их, чтобы прислуживали знатной особе. Кому - не говори.
Сам он в комнату заходить не собирался, и понимал, что правильней будет не смотреть больше на Арин и не заговаривать с ней ни при каких обстоятельствах.

Отредактировано Торин (2015-08-19 03:23:45)

+2

66

Этот день, похоже, Айрмед отвела под бесконечное изумление для Арин. Сначала кормили с рук, потом исчезли... А теперь Киан вышел и вернулся с таким лицом, будто ирландка превратилась в лягушку. Он даже когда девчонка колдовала, залечивая рану, так себя не вёл. Вернувшись, здоровяк собрал постели и вещи лорда, забрал свои пожитки и ушёл. При этом опасливо посматривал на изумлённую рыжую.
Арин озадаченно проводила мужчину глазами, ничего не понимая. Через полчаса на пороге появились две знатного вида барышни и, смущаясь и переминаясь с ноги на ногу, сообщили, что лорд Торин прислал их служить госпоже. Ирландка опешила. Что с ним? Неужели... лорд Кадман, похоже, рассказал секрет рыжей целительницы. Вот откуда почтительно-опасливое отношение. Видимо, кто-то, кроме лорда и его людей, знал о происхождении Арин. Именно этот кто-то и придумал затею с подарком. Задрал бы Торин юбку пленнице - и всё, конец миру с Ирландией. Арин - и мир - спасло христианство Торина. Язычник бы не морочился приличиями, опробовал бы подарок в ту же ночь.
- Мне не нужно прислуживать, девушки, - отказалась ирландка. Девицы замялись, явно не желая идти на конфликт с лордом. - Ладно, можете остаться. Займитесь чем-нибудь, что ли. Вышивкой там...
Барышни радостно пискнули и зашебуршались в углу, где раньше спал лорд Торин. Вот кстати. Арин встала:
- Мне надо поговорить с лордом Торином. Где он?
- Но... он... - пискнула одна из девушек.
- Он не велел! - возразила вторая, посмелее.
- Не велел что? - холодно поинтересовалась Арин.
- Говорить... Он не хочет разговаривать, - путано заверещали девчонки. Ирландка пожала плечами и вышла. Ей надо было поговорить с лордом, и что он там велел - его дело. Отловленная в коридоре служанка послушно показала новое местожительство Торина. Арин поблагодарила девушку и медленно направилась туда, попутно обдумывая разговор. Вот не было печали, всплыл статус королевской родственницы... Она и дома-то вспоминала про принцессинскую шкуру, только когда король раз в год приезжал в их края. Суды там, налоги и прочие королевские дела. Тогда да, бал, приём и так далее. Но в остальное время Арин была обычной зажиточной девушкой герцогства. Занималась хозяйством, магией, следила за домом и полями. Какая принцесса, к лешему, в старом платье и с перемазанными травой руками? А вот теперь...
Неужели решит вернуть подарок домой? В жадные лапы Терло и мачехи? Только не это...
Постучав в дверь комнаты, за которой предполагался лорд Торин, Арин вошла, не дожидаясь разрешения.
- Лорд Торин, что всё это значит? - строго спросила она. - Сначала на меня кричат и подозревают. Потом охапками сыплются почести. В чём дело? Вам не кажется, что я имею право знать, что происходит?
И вот только пусть попробует не ответить!!!

+1

67

Появление ирландки застало Торина врасплох. Вот прямо так и сказать: страх, как боюсь разозлить твоих сородичей? Нет, эти слова недостойны лорда из бриттов. Собираясь с мыслями, он по-новому взглянул на личико Арин, которое даже покрытое загаром было гораздо белее обычных крестьянских лиц. Да и черты были тонкими, благородными. Как же он сразу не разглядел в ней особу королевских кровей?
- Почему ты не сказала, кем являешься на самом деле? - спросил он.
А сам подумал, что лучше бы она оказалась простолюдинкой. Знахаркой. Ведьмой. Даже заговорщицей и разбойницей. Все лучше, чем принцесса, да еще из Ирландии.
- Если бы ты ничего не скрывала, а поведала все начистоту - к тебе сразу было бы иное отношение, - он достал нож и принялся с излишним усердием полировать клинок. Это давало возможность не смотреть ей в глаза. - Как только ты поправишься, а мой брат вернется из Камелота, я отвезу тебя в Ирландию, к родным. Благородной девушке нужно жить дома, под защитой родственников, а не шляться по лесам в чужой стране.

+2

68

Торин, похоже, не ожидал появления бывшей пленницы. Хотя почему бывшей? Судя по всему, статус Арин не изменился. Только теперь собираются отвезти домой… В лапы Терло. На верную смерть.
Почему не сказала… А кому говорить? И зачем? И кто б ей поверил? Арин прошла в комнату и уселась на лавку. Говорить было трудно. Впервые за время знакомства они с лордом оказались на равных. Почти на равных.
- Потому что я убежала. И скажи я, кем являюсь, оказалась бы в опасности. Меня могли бы схватить, чтобы шантажировать отца, - горько поведала ирландка. – Тогда он ещё был жив. Лорд Кадман сказал, что отца не стало лишь год назад.
И она даже не смогла побыть с отцом последние его минуты… Потому что вынуждена была спасаться от ублюдка Терло и его матушки, которым непременно нужно было затащить девчонку под венец. Причём хотя бы с виду добровольно! Почему Терло не мог просто изнасиловать «сестрицу»? Кто его знает. Похоже, в завещании отца что-то такое написано.
- Ко мне и так нормальное отношение, - возразила девушка. – В этих землях я в безопасности… Была. До происшествия с подарком. Меня вполне устраивала жизнь замковой и деревенской целительницы. Ко мне относились как к обычной девушке, не лебезили и не заискивали. А что до тебя… Так бы ты и поверил, что голая девка, выброшенная тебе под ноги, - принцесса. Дома я только раз в год вспоминала о родстве с королём – когда тот проезжал наши земли. А так жила нормально.
Торин, похоже, решил добить пленницу. Домой? К родным? Под защитой родственников? Девушка побледнела и отшатнулась, словно её ударили.
- Под защитой родственников? – с ледяной горечью уточнила она. – Это каких? Которые пытались затащить меня под венец со сводным братом, чтобы захапать земли и владения моего отца? Которые отправили меня в монастырь, где я в день получала маленькую миску жидкой каши и редко – хлеб? Где одеждой была холщовая рубаха, а обуви не давали вовсе? Где я за год чуть не умерла? К этим родственникам ты меня отправить хочешь, лорд?
Кажется, Торин не слушал. Или не слышал. Арин сглотнула набежавшие слёзы. Только не домой. Только не в Ирландию! Как же… Что же делать?
- Не отдавай меня им. Пожалуйста… - моляще посмотрела на лорда девушка, сдерживая дрожь в голосе. Тонкие пальцы в волнении комкали подол платья. – Просто отпусти. Я уеду с лордом Кадманом. И ты больше никогда не увидишь меня. И мир с моей страной не окажется под угрозой – ведь меня никто не обидел. Да за эти пять лет, что я здесь, могло случиться всё, что угодно! Не случилось же. Не отдавай!
Неужели не дрогнет? Неужели правда отвезёт? Арин умоляюще смотрела на лорда, забыв в этот момент о темпераменте и гордости, обо всём, что составляло её характер. Она готова была молить Торина, упрашивать, только бы не отвозил в Ирландию, где её ждёт верная смерть. Норов рыжей ирландки притих, чувствуя, что пока не время. Пока можно попытаться добром… А вот если откажет – тогда держись, лорд бриттов!

Отредактировано Арин (2015-08-24 23:00:28)

+1

69

Вот так эти женщины и добиваются всего, что им нужно. Во время такой проникновенной речи, перемежавшейся слезами и просительными жестами, Торин едва не позабыл про нож. Ирландка так правдоподобно разыгрывала перед ним отчаяние, что он почти поверил. И поверил бы, но тут неловко коснулся лезвия и порезал палец. Боль - так себе, но и эта малая боль  подействовала отрезвляюще.
А может, его как крапивой прижарили слова Арин о том, что она уедет с Кадманом, и "ты больше никогда не увидишь меня".
Торин вскочил с ругательством, зажимая пораненный палец.
- Здесь тебе уже не быть в безопасности! - сказал он в сердцах. - Тебя обнаружили и впутали в премерзкую историю! Страшусь подумать, как поступили бы на моем месте восемь из десяти британских лордов! Не пытайся разжалобить меня. Я отвезу тебя в Ирландию. Женщина должна покорно подчиняться своей судьбе. Замужество - лучшее, что может произойти с благородной девушкой.
"И замужество укротит твой норов, - подумал он. - На месте жениха я выдрал бы ее за побег, чтобы неделю сидеть не могла. Хотя, жених, наверняка, давно женился. На другой. На обыкновенной девушке, а не на женщине-лисе".

+1

70

Он почти поверил. Почти послушался!!! Проклятая кровь!
Арин на миг закрыла глаза. Отказался. Глупый лорд. Не он годами избегал мерзкого "братца". Не его будут насиловать в первую - и хорошо если брачную - ночь. Не его убьют, едва родится наследник. Скотина. А ещё лорд... Надо что-то придумать. Сбежать, как можно скорее. К лорду Кадману или Эйвилу обращаться за помощью нельзя... Она снова одна, как пять лет назад. Айрмед, за что?
- Дома я тоже не в безопасности, - холодно ответила ирландка, сдерживаясь с трудом. Хотелось ударить Торина, расцарапать ему лицо. Бешенство клокотало в крови огненноволосой девы, туманя разум. - Я никому ничего не должна. Кроме отца. А его нет в живых. И не тебе решать, выходить мне замуж или  нет. Ты мне не отец.
Замужество - лучшее, что может произойти... Согласилась бы, кабы в женихах не Терло, ублюдок похотливый, перепортивший всех крестьянок в округе.
Арин повернулась и выбежала из комнаты. От лорда толку никакого. Нужно бежать.
По дороге в свою комнату ирландка запомнила образ одной из служанок. Забежала к себе, остановившись перед порогом. Оруженосца не было - слава богине. Переодевшись в наряд победнее, Арин взяла на руки Ринни и, придав лицу выражение поглупее, накинула на себя морок служанки. Семеня по ступенькам, она про себя повторяла легенду - мол, благородная госпожа попросила лисичку в лес отнести, в Ирландию она зверушку не повезёт.
Только бы получилось! Только бы не налететь на кого-то из христиан - серебро и крест при прикосновении способны повредить иллюзию. Тогда ничего уже не поможет - наденут на руки серебряные освящённые браслеты и прощай, магия...
И здравствуй, гибель от рук Терло...

+1

71

Кровь все не унималась, и Торин волей-неволей отправился разыскивать местного врачевателя. Выяснилась премерзкая вещь: врачевателя здесь не было. Все давно пользовались услугами Арин, ирландки-ведьмы.
Леди Кигфа смотрела насмешливо. Торин без труда догадался, о чем она думала - он уже начал нести кару за неотомщенную смерть Алистера. От ее взгляда палец начинал зудеть еще сильнее.
- Ну так приведите знахарку! - вспылил Торин, позабыв, что сам приказал относиться к ирландке, как к благородной девице.
Слуги замялись, и он махнул рукой: сам к ней схожу.
Он шел по коридору замка, чувствуя, как гнев поднимается вместе с жолчью из печени и не находит выхода. Могла бы и перевязать его, раз такая добрая! Но нет, предпочла убежать. Он даже постучал в двери их прежней общей спальни, хотя вполне мог бы открыть дверь пинком. Арин не ответила, и это было понятно. Наверное, сейчас заливалась злыми слезами, что все получилось не по ее вольнодумству.
- Я вхожу, - объявил он громко и вошел.
Комната была пуста. Нехорошие подозрения закрались в душу, но Торин успокоил себя мыслью, что ирландка могла куда-нибудь выйти... Мало ли что ей понадобилось. Но тут взгляд его упал на веревочный поводок, которым ручная лица была привязана к столу, и он мгновенно все понял. Сбежала!
Замотав руку первой попавшейся тряпкой, Торин помчался к выходу, проклиная раззяву Киана. С ним он столкнулся возле кухни. Несколько тумаков и пинков мигом объяснили Киану, что произошло и он поскакал быстрей зайца поднимать людей.
- Обыщите замок сверху до низу, - приказал Торин, - а остальные - за мной. Она не могла далеко уйти!

Отредактировано Торин (2015-10-25 21:16:17)

+2

72

Арин медленно шла по лестнице, чутко прислушиваясь к звукам за спиной и впереди, в зале. То, что её отсутствие обнаружилось, стало ясно очень скоро: рёв Торина заставил стены замка вздрогнуть. А затем затопали многочисленные ноги - беглянку принялись искать. Арин заставила себя выпрямиться и идти так же медленно, удерживая на лице глуповатое выражение.
- Бетти, ты знахарку нашу не видела? - окликнул один из воинов, сбегая по лестнице. Ирландка хлопнула глазами:
- Так видела же, вот! - предъявила висящую на руках лису. - Она попросила зверушку свою в лес отпустить. А то, говорит, в Ирландии ей башку живо свернут. Жених у неё злой, говорит, - доверительно понизила голос. Парень нахмурился:
- Давно попросила? Её в комнате нет.
- Не, только что. Я ей вина принесла, а она там была, - честно "припомнила" Арин. - А в каморке нет? Госпожа собиралась трав в дорогу набрать.
Воин обогнал её и помчался в сторону кухни, где обустроила свою каморку с травами и зельями ирландка. Арин облегчённо вздохнула и заторопилась дальше.  До свободы ей оставалось пройти широкий двор замка. Помоги, Айрмед!

+2

73

Воины во главе с предводителем пронеслись по коридорам и лестницам, как осенний вихрь - сметая всех на своем пути. Торин самолично налетел на служанку, которая шлепала себе к выходу. Даже не догадалась посторониться, глупая курица! Он пробежал полных десять шагов и вдруг остановился. Лиса. Служанка несла лису.
Воины, бежавшие следом, тоже остановились, не понимая, почему их господин вдруг оставил погоню.
Торин же встал поперек коридора, уперев руки в бока и грозно поглядывая на неказистую женщину, тащившую зверя. Лиса вела себя на удивление спокойно, хотя Троину припомнилось, что первое время она все пыталась тяпнуть Киана за палец.
- Ты куда несешь зверя? - угрюмо спросил он.
Подумалось, что служанка уже давно сговорилась с ирландкой или действует по наущению вдовы, а значит, знает, где скрывается эта рыжая башка.
Воины надвинулись на служанку, как черные тучи на буковое деревце. Кто-то для верности схватил ее за шиворот, хорошенько встряхнув, чтобы не задерживала с ответом.

+1

74

Арин уже мысленно планировала, куда пойдёт, выбравшись из замка Алистера. Под юбкой был приколот узелок с монетами, заработанными в деревнях, кулон от матери болтался на шее. Помощи от Кадмана уже не получить - скорее всего, за ним будут присматривать уже с двух сторон: люди и Терло, и Торина не оставят в покое человека, помогавшего беглянке. Жаль, конечно, память мамы. Но денег больше взять неоткуда, а ей надо снова искать своё место в жизни...
Оказалось, не надо. Толчок Торина едва не снёс девчонку, с трудом удержавшуюся на ногах. Ринни тревожно тявкнула, а сердце ирландки зашлось от отчаяния. Только не это! Ну почему они не задержались на несколько минут?
- Я... госпожа просила отнести лису в лес. Она не хочет брать её в Ирландию, - жалобно пролепетала Арин, с ужасом ощущая, как медленно тает личина, разрушенная прикосновением христианина. Рук тряхнувшего за шиворот воина ирландка уже не ощутила, сжавшись под взглядами Торина и его людей. Глаза защипало от слёз. Побег провалился. Восстановить личину она уже не успеет - похоже, тот, что держит за шкирку, тоже крещёный: там, где его пальцы касаются шеи, жжёт, словно огнём.
Лицо обдало лёгким холодком - так всегда истаивал морок, словно замороженный фрукт оттаивал на солнышке. Сквозь бесцветные тускло-серые волосы образа начала просвечивать солнечная медь, а блёклая кожа Бетти потихоньку уступала место белоснежным щёчкам и носу рыжеволосой знахарки. Арин опустила голову, осознавая, что проиграла.
Всё...

Отредактировано Арин (2015-10-20 00:53:25)

+1

75

Солдат, державший служанку за шиворот, отскочил с проклятьем, тряся рукой, словно обжегся. Торин едва сдержался, чтобы не помянуть дьявола и не попятиться, увидев наяву, как человеческая личина сползает с другого человеческого лица. Зато теперь все встало на свои места.
- Значит, госпожа хочет оставить лису здесь, в Британии? - спросил он обманчиво-мягким голосом, подходя к ирландке ближе, чтобы - не приведи ангелы небесные! - она не оборотилась голубкой и не выпорхнула в окно. А после этих фокусов с подменой внешности от нее всего можно было ожидать. - Возьмите зверя, выпустите в роще за замком, - велел он солдатам, через плечо. - Чтобы госпоже ехалось налегке.
Кто-то несмело шагнул, протягивая руку, чтобы взять лису за шкирку.

+1

76

- Нет! - вскрикнула Арин, отскакивая на шаг. - Не трогайте её!
Сжала лисицу так, что та протестующе вякнула и завозилась. Арин с отчаянием обвела глазами воинов и лорда. Слишком близко... не убежать. И морок уже не поможет.
Отчаяние придало сил. Ирландка выпрямилась и в упор посмотрела на Торина:
- Я сама.
Она умела проигрывать, и сейчас не стала реветь и скандалить. Глухая тоска заползала в душу, как змея в нору. Арин шагнула вперёд, чтобы пройти сквозь кучку воинов и выйти из замка, но не успела: к ней подошла Дивир. Леди видела, как сползла иллюзия, и поняла, что бедная девочка пыталась спастись от возвращения в Ирландию. Вдова Алистера ничем не могла помочь своей знахарке... хотя...
- Арин, можно, я возьму Ринни себе? - мягко улыбнулась леди бледной от горя ирландке. - Она привыкла к людям и не выживет в лесу одна...
А потом, может быть, ты вернёшься и заберёшь её, - без слов прозвучало в её предложении. Арин сжала зубы, чтоб не заплакать, и протянула лисёнка молодой женщине. Ринни не протестовала, словно почувствовав: так надо. Удобно устроилась на руках Дивир и грустно посмотрела на хозяйку, предчувствуя разлуку. Арин в последний раз погладила любимицу и, будто отрывая кусок сердца, резко развернулась и медленно побрела назад в замок. Небо словно обрушилось на рыжеволосую ведьму, мешая идти. На остатках сил Арин упорно шла, мечтая добраться до комнаты и остаться одной... в последние часы свободы.

Отредактировано Арин (2015-10-26 09:02:20)

+1


Вы здесь » Легенды Астолата » Хроника » Волком быть или ягненком, бойся участи любой!