Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Путь в Авалон » Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти


Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти

Сообщений 151 страница 180 из 235

151

Костер еле теплился, когда Ланселот дошел до лагеря. Светловолосая спала, растянувшись на охапке еловых веток, Медраут дремал возле огня. Мелюзины нигде не было видно - возможно еще плавает, возможно отправилась куда-то - ведь и верно, сказала что до утра не появится. Что ж, в добрый час. Рыцарь подбросил веток в угасающий огонь, и оглянулся на спавшую девушку. Что же она такое? Вопрос не давал ему покоя, но дознаться сейчас было невозможно, и он очень сомневался что и Медраут сумеет понять более чем он сам - располагая столь скудными сведениями. Более того, зная брата Ланселот готов был выслушать поток едких комментариев начиная от "я же говорил" и до "не пьян ли ты, часом" Но тем не менее рассказать об услышанном ему следовало и незамедлительно. И рыцарь опустил руку на плечо Медраута, чуть сжимая пальцы.
- Просыпайся, брат.- очень тихо произнес он, садясь рядом - Надо поговорить.

+1

152

От прикосновения к плечу, Медраут мигом стряхнул дремоту. Первым делом он стряхнул руку, его разбудившую, а потом поворошил уголья в костре.
- А я и не сплю! - сказал он недовольно. Недовольство его было понятно - кому же приятно, когда тебя застали  в минуту слабости. Он даже был уверен, что Ланселот сделал это нарочно - дождался, пока он на мгновение смежил глаза и тут же появился, чтобы ткнуть носом, как нашкодившего щенка. 
На постели, что была приготовлена для Мелюзины, по-хозяйски расположилась крестьянская девица. Судя по позе, она давно и безмятежно спала. Самой Мелюзины не было, да Медраут и не слишком об этом жалел.
Сообразив время по звездам, он озлился еще больше. До рассвета было по меньшей мере часа три. Поговорить? Вот уж очень кстати - разговор ночью, посредине леса.
- Хочешь рассказать, что тебе привиделся сон, как ты спасаешь королеву? - желчно осведомился он, открывая флягу с водой и отпивая несколько глотков. Вода оказалась омерзительно теплой, и он тут же выплюнул ее Лансу под ноги.

+1

153

Вот уж чего Ланселот точно не намеревался делать, так это пенять на сон во время дежурства. Место пустынное, лошади на месте, оружие тоже, а значит ничего фатального произошло. Кроме того пытаясь сообразить как передать услышанный разговор он сам понимал насколько глупо и неубедительно будут звучать его слова. Полно - сам-то бы он разве поверил в подобный бред? То-то и оно. На выплюнутую воду он и вовсе не отреагировал, и отозвался вполголоса
- Вот уж правда было бы спокойнее считать это сном. - он вздохнул, прошелся пятерней по волосам как гребнем, но подобный массаж черепа все же не привнес в мысли желаемой ясности, поэтому заговорил как есть, не пытаясь подобрать верных формулировок
- Я слышал разговор этой вот девицы с Мелюзиной. Очень любопытный диалог. И в числе прочего - из разговора следовало, что королева и вправду в Замке Мечей, но девица вовсе не собиралась за помощью в Камелот. Напротив - ей зачем-то позарез надо пробраться в замок, но пробраться мимо охраны она не может. Вот и прибилась к нам - надеется что мы с тобой послужим отвлекающим маневром, а она тем временем преспокойно заберется туда. А кроме того.... - он помедлил, пытаясь облечь в слова все что пронеслось в голове от формулировки "человеческая королева", от жутких лязгающих звуков в голосе светловолосой, и вообще от всего тона ее разговора - Кроме того, она кажется.... не человек. Во всяком случае не обычный человек. Мелюзина, при всем ее высокомерии и заносчивости - говорила с ней на "вы", и в весьма уважительном тоне, а это не вяжется с ее обычным поведением, согласись.
Он промолчал и о "я попаду туда по воздуху", и про нечеловеческие звуки голоса, и о некоторых других деталях, полагая что подобную байку Медраут и вовсе запишет в разряд наиболее завиральных выдумок, и будет к слову совершенно прав.

+3

154

Сбивчивые речи Ланселота Медраут выслушал со вниманием, хмурясь, но не перебивая. Ах, знал бы его братец, как преобразилась "крестьянская" девица после его ухода! Но рассказывать об этом Медраут точно не собирался. Он еще не понял, на руку или нет были ему слова о скале в виде лягушки и прочий бред про белых драконов. И еще... очень не вовремя объявился братец, очень не вовремя. Покосившись на коней, что стояли живехонькие, и переведя взгляд на спящую девицу, Медраут спокойно сказал:
- В отличие от тебя, я сразу не поверил ни одному ее слову. У Мелюзины много тайн, может быть, это ее колдовство и заманило нас сюда, а ты, наивный, поверил, что уже близок к королеве. И я следом за тобой помчался в западню. Может быть, эти две чародейки решили погубить нас. Я читал, такое часто случалось в прежние времена.
Болтовню насчет "человека-не обычного человека" от отмел сразу. Чародейка. Фея. Колдунья. Вот кем могла быть эта светловолосая. И то, что она "случайно" набрела на них в лесу - тоже происки Мелюзины. Выходит, Мелюзина знала, кем похищена королева и где находится. Хорошо, что он отравил и ее лошадь. Теперь оставалось лишь дождаться рассвета.
- Сейчас она мирно спит, - он указал рукой на девицу, - а Мелюзина куда-то исчезла. Нам ничего не остается, как дождаться дня. Тогда и решим, что делать дальше. В любом случае, мы же с тобой не пустоголовые дураки, брат, чтобы брать замок штурмом, вдвоем против целого гарнизона.
Да, он даже назвал Ланселота братом, только бы тот не вздумал начать геройствовать до восхода солнца. Пока надо, чтобы он прижал задницу и посидел хоть немного на месте.
- Сделаем вид, что ни о чем не догадываемся, - прошептал он заговорчески. - Поймаем колдуний в их же собственную ловушку. Конечно, мы могли бы убить ее сейчас, спящей, но тогда не узнаем для чего и зачем она рвалась в замок. Нам надо вызнать ее истинные намерения, и намерения Мелюзины. Успокойся и отдохни пока. Я покараулю еще часа два, потом ты меня сменишь...

+2

155

Спокойный тон и логичные рассуждения вместо ожидаемого потока колкостей? Уж не захворал ли брат? Ланселот едва не улыбнулся этой мысли. Да когда тот - впервые за долгое время вновь назвал братом - и вовсе было впору ущипнуть себя чтобы проверить - не сон ли все это - начиная с разговора на озере. Легкое удивление вкупе со странным теплом, вперемешку с печалью - от внезапно накатившего ощущения прошлого, когда они действительно были братьями. Прошлое не возвращается - лишь вот так - редкими вспышками, и далеким эхом. Жаль, но... лучше чем ничего. Вслух же, проследив за взглядом Медраута на девицу, он ответил
- Пусть себе спит. Мелюзина плещется в озере и не появится до рассвета. А может и еще дольше. Только вот не думаю чтобы они собирались нас погубить. Девице нужно чтобы мы отвлекли охрану пока она проберется в замок, Мелюзине - тоже нужно в замок, а до того -останемся ли мы живы или погибнем - им попросту нет никакого дела. Собственно как и нам - до них обеих, так что все справедливо. - он поворошил палкой угли в костре, и невесело усмехнулся
- Любопытно - эта девица действительно считает нас способными на открытый штурм ворот лишь вдвоем?  Я никогда не отказывался от риска, но это не риск а бессмысленное самоубийство, и что самое главное - без единого шанса на удачу. Ты совершенно прав, надо дождаться утра. Я и рассказал тебе все это сейчас, а не утром - не для того чтобы что-то делать, а чтобы ты знал. Да и не для ее ушей этот разговор. Мы нужны ей - это очевидно, но и она нужна нам. Какой-то подземный ход... вот и побеседуем. При солнечном свете. 
Ланселот отбросил палку, и потянулся.
- До утра осталось не так уж долго, через половину часа и без того моя очередь караулить. Так что ложись-ка, поспи. Завтра нам обоим понадобится ясная голова.

+2

156

"Тебе-то уж точно, - мысленно ответил Медраут. - И голова, и лошадь, и везение в придачу. Да, твое знаменитое везение... Посмотрим, как оно выручит тебя утром".
Разумеется, он ни слова не сказал о том, что услышал от девицы, сейчас мирно дрыхнувшей под деревьями. Хоть и не был уверен в том, что ее слова правдивы и могут как-то помочь, но Ланс меньше знает - меньше помешает.
Он не стал спорить с предложением отправиться отдохнуть, ибо понимал, что в отличие от братца завтрашний день ему придется провести в седле. А тут нужны силы. Много сил.
Похлопав своего коня по холке, он устроился рядом с костром, завернувшись в плащ, и уснул так покойно, как могут спать люди, совершившие великое дело.

+1

157

Предрассветные часы тянулись долго. Несмотря на усталость, Ланселот не смог даже подремать. Взбудораженное всеми этими непонятными открытиями сознание, подхлестнутое к тому же близостью цели, знакомым возбуждением которое сопровождало его всегда перед какой-нибудь схваткой, и щемящей болью вкупе с удушающим гневом которыми отзывалась каждая мысль о королеве - попросту не могло найти себе покоя. Страх за нее перемешанный с мрачным стремлением разорвать в клочки тех, кто посмел причинить ей зло - гнал сердце в сумасшедшем ритме, мысли метались словно пленные птицы в слишком тесной клетке. Мучительная необходимость выжидать, каждая потерянная минута - тогда как всем своим существом он стремился вперед, к ней - было от чего лишиться покоя, и чем ближе и яснее становилась цель - тем труднее было удерживать самого себя - словно чрезмерно норовистую лошадь в жесточайшем железе. И несмотря на то, что он неподвижно сидел у костра, он рвался к ней, каждой клеточкой своего существа, и глядя то на умирающий огонь, то на насмешливо-спокойные звезды - мысленно торопил, погонял, упрашивал - скорее, скорее же!!!!
За час до рассвета его внимание привлек странный храп за спиной. Он обернулся и в прозрачном предрассветном тумане увидел как его гнедой неуверенно переступая задними ногами, и как-то странно напружинив судорожно выпрямленные передние - вытягивает шею и задирает голову. Ланселот поднялся, но не успел он подойти к лошадям - как заметил что и Муха выделывает почти такие же фортеля.
Он схватил гнедого за недоуздок, вынуждая того опустить голову, чтобы заглянуть в глаза. То что он увидел заставило его вздрогнуть - черные провалы вместо глаз - предельно расширенные зрачки в которых пропала темно-коричневая кайма радужницы, и призрачные полулуния белков показавшиеся под веками. Ноздри мерина оставались чистыми, губы тоже, но страшный храп становился все звучнее, и рождался казалось не в горле лошади а в ее груди, Ланселот ощупал шею, чувствуя как под его руками все сильнее напрягаются мощные мышцы и прижался ухом к левому боку. Вместо ровных, спокойных, медленных ударов - сердце мерина колотилось едва ли не чаще чем у него самого! Рыцарь нахмурился, и отступив на шаг, чтобы бросить взгляд на Муху - пронзительно свистнул в два пальца, чтобы разбудить брата.
Проклятье, почему? Расширенные зрачки, судорожное напряжение, учащенное сердцебиение, дыхание которое рвалось хрипом - не следовало быть семи пядей во лбу чтобы распознать отравление.
Но черт побери - чем?! Мы ведь так тщательно выбрали место для стоянки, в окрестностях нет ни болиголова, ни лютика, ни даже папоротника! Да и к тому же Нуар....  Вороной жеребец Медраута и вправду стоял рядом, явно возбужденный происходящим, и косивший глазами на своих внезапно заболевших сородичей - но тем не менее абсолютно здоровый!  Разве что прихватили что-то по дороге, во время тех коротких остановок, когда Мелюзина осматривала тропу в поисках следа?  Только этого еще недоставало!
- Взгляни - коротко взглянув на подошедшего брата произнес Ланселот указывая на лошадей. Гнедой тем временем уже гнул шею в судороге, едва ли не выпрямляя ее вертикально, а Муха огласив воздух сиплым, обрывающимся ржанием перекатилась набок, выпрямив все четыре ноги словно деревянные, и выгнув позвоночник. Ее ребра ходили ходуном, дико выкаченные глаза застыли. И пока гнедой, обладавший все же большей массой чем изящная кобыла - еще храпел, и изгибался в молчаливой страшной агонии - беспорядочно учащенное дыхание кобылы замерло и она затихла на траве. Следом за ней повалился и мерин, выгнутым позвоночником ударившись об землю и едва выдавливая воздух через медленно сдавливающуюся гортань.
Ланселот более не произносил ни слова. В те времена, когда люди начинали ездить верхом едва ли не сразу после того как учились ходить, жили бок-о-бок с лошадьми - их повадки, привычки и болезни были известны не хуже, а подчас и лучше чем человеческие. И он прекрасно знал что Медрауту не придется объяснять произошедшее.
Да уж... хуже не придумаешь. Две лошади пали - а до замка еще неблизко. К закату - сказала девица. Но то верхом. А пешком? По лесу, да с двумя женщинами? Или без них? Рыцарь едва не взвыл от досады - беда случившаяся с лошадьми заставила его ненадолго забыть о том что и с женщинами-то этими разбираться придется, и как еще продолжать путь - с ними или без них - и куда....

+2

158

Пронзительный свист поднял Медраута на ноги. Вскочил он, между прочим, быстрее, чем проснулся - привычка, приобретенная еще в юности. Он даже успел сцапать рукоять меча, и только потом оглянулся в поисках врагов. но никаких врагов не было, не считая Ланселота, бешено размахивавшего руками.  Вот и случилось то, что ожидалось. И конь Ланса, и кобылка Мелюзины пали жертвами ядовитой травы. На братца было жалко смотреть, он как будто постарел лет на десять.
Медраут подошел вальяжно, зевая и почесывая шею. Потом осмотрел обеих лошадей, присел на корточки, оглядывая морды, потом пожал плечами.
- Сожрали что-нибудь в дороге. Надо было лучше смотреть, а не спать в седле. А может, - он насмешливо покосился сначала на Ланселота, а потом на девицу, которая только-только начала просыпаться, - виной тому нечеловеческие силы. Но при мне к лошадям никто не подходил.
Он подошел к своему вороному и огладил его по бокам с видимым удовольствием. Его-то конь был в полном порядке.
- У хорошего хозяина и животина хороша, - изрек он. - И что теперь будем делать, о украшение камелотского рыцарства? Где, кстати, Мелюзина? Вчера она слишком поспешно оставила нас. Не думаешь, что это ее проделки? отравила коней и сбежала.

Отредактировано Медраут (2015-07-31 19:03:38)

+1

159

Ланселот лишь скрипнул зубами. Ответить на шпильку брата было нечего. И вправду в те минуты, когда Мелюзина останавливалась чтобы осмотреться, да и вообще почти всю дорогу он был слишком погружен в собственные мысли, и не слишком следил за конем. Да и Муха наверняка могла прихватить что-нибудь во время этих остановок. Медраут был прав. Но легче от этого не становилось. Он присел на корточки рядом с трупом гнедого и опустил ладонь на широкий лоб между остекленевшими глазами. Мелькнула мысль - а ведь он так и не узнал как зовут мерина. Выиграл его на турнире, да и воспользовался, не тратя времени на выяснения - потому что торопился в дорогу а Айле захворал копытом. Впрочем, значения это не имело никакого. В ответ на предположение брата он лишь пожал плечами
- Если бы Мелюзина вздумала отравить тебя или меня это бы меня не слишком удивило. Но чтобы она отравила собственную кобылу? Да и к чему фее возиться с ядом...  - Ланселот встал и посмотрел на светловолосую. Вновь со всей ясностью припомнился ночной разговор. Он покусал губу, размышляя и наконец сказал
- Королева в замке, это точно. Даже если мы сейчас каким-то образом явились бы под стены - взять замок вдвоем невозможно. Попусту сложить голову - а в Камелоте так ничего и не узнают, и будут продолжать искать ее в Поуиссе... Донельзя глупо. Надо передать весть Гавейну о Замке Мечей. Пока без лошадей добираться до берега.... Что ты об этом думаешь? Съездишь в Камелот с вестью о том где королева? Они прекратят ненужные поиски на севере, смогут послать сюда людей, и....
Ланселот не договорил. Он знал маленькую слабость брата - и предоставил ему самому представить какой авторитет приобретет тот, кто первым сообщит королю о местонахождении его супруги. Ему самому были достаточно безразличны и почести и привилегии - главным было спасти королеву, а уж кто получит лавры за это - было совершенно неважно. Больше всего его беспокоило что их поход закончится провалом, и в Камелоте так и не узнают ничего, будут искать на севере, а королева и дальше будет находиться в руках похитителей... мысль об этом была невыносима. Если королю станет известно местонахождение королевы - то можно с легким сердцем решиться на какой угодно риск, зная что в любом случае скоро к замку явится подмога, и ее выручат.... только вот согласится ли Медраут...

+2

160

Очень интересно. Прямо ангельская доброта снизошла на братца. Медраут сделал вид, что занят своим конем (живым, между прочим, в отличие от некоторых), раздумывая, что ответить. Сказать вот прямо так: съездил бы, да страх как боюсь, что ты отмочишь какую-нибудь каверзу и вправду освободишь королеву? Так Ланселотика прямо здесь и удар хватит, от таких заявлений. Прикинуться, что отбыл в Камелот, а самому прямиком мчать к Замку Мечей? А как потом объясниться, почему отправился геройствовать (в чем, кстати, сам упрекал Ланселота), а не известил короля? Нет, ни то, ни другое не подходит.
- С чего ты взял, что королева в замке? - спросил Медраут. - Пока я не увидел ни одного тому доказательства. А твоя болтовня что ты что-то там слышал, - тут он предусмотрительно понизил голос, чтобы не услышала девица - мало ли, может не совсем Ланселот попутал, - это всего лишь болтовня. Хорош же я буду, если приеду к королю, нарушив приказ не оставлять тебя одного, да еще и преподнесу ему ложные сведения о королеве. Нет, не поеду я в Камелот. Давай-ка поразмышляем спокойно, на сытый желудок, а то я с утра плохо соображаю.
На самом деле он лукавил. Кто знает этого хитрого Ланселота? А вдруг он пожелает забрать его коня, чтобы добраться до замка? Медраут не был уверен, что победа останется за ним, дойди они до рукопашной. А вот прямо сейчас напяливать на Вороного седло и мчаться во весь опор - это тоже неумно. Надо поесть, умыться, да пройтись по кустам, наконец. Чтобы предстоящий путь был не в тягость.

+1

161

Проснувшись, Неметона не спешила вставать. Подперев рукой голову, она с любопытством и насмешкой наблюдала, как оба воспитанника озерной феи бродили возле сдохших коней. Ей самой до коней не было никакого дела, но смерть их была явно неслучайной. Оставалось только наслаждаться развернувшимся представлением. Ничего, чем тяжелее обстоятельства, тем легче господа рыцари согласятся на ее условия. Она может пообещать, что передаст весточку королеве, что спасение близко, а рыцари пусть покамест отвлекают стражу. Может, потом и весточки отпадут за ненадобностью.
Слова светловолосого ей понравились. Похоже, он поверил ей и не сомневался, что королева в замке. А вот его дружок почему-то не был столь доверчив. Это раздражало. Неметона подавила желание крикнуть: "Да там она, там! Чего ты боишься, человеческое отродье?!"
Перевернувшись на живот и уперев подбородок в сложенные руки, она навострила ушки, ожидая, что произойдет дальше.

+1

162

Ланселот лишь головой покачал. О том что королева в замке он не сомневался - особенно услышав ночной разговор. Хотя это не было сказано буквально - в речах светловолосой это упоминалось настолько как само собой разумеющееся, что он попросту принял это как данность. Но передавать разговор дословно - не было смысла. Медраут все равно услышит лишь то что захочет услышать. Впрочем в немедленном обсуждении планов и вправду не было нужды. Следовало привести себя в порядок - всем, прежде чем выступать - а значит и решить, куда именно и как...
Он поглядел еще раз на околевших лошадей, и снял седельные сумки с ветки, куда повесил их накануне, расседлывая коня. Возвращаясь к остывшему уже костру с ними он увидел что девушка уже проснулась и при взгляде на нее ощутил неожиданный холод, словно какие-то ледяные пальцы пробежали вдоль позвоночника снизу вверх и заставили поежиться. С необыкновенной ясностью он вспомнил ее ночное купание, лязгавшие, клокочущие нотки в голосе, делавшие некоторые слова поистине неузнаваемыми. А ведь с ней необходимо тоже кое-что разъяснить. Но как приступить к этому разговору он не знал. Кроме того ему было интересно как она себя поведет далее - ведь Мелюзина отказалась ей помогать. А значит помощи она будет искать у них с братом. Вот и посмотрим какими словами и под каким соусом она преподаст свои намерения. Поэтому совершенно нейтральным образом пожелав ей доброго утра, он положил у костра сумку с провизией купленной накануне на лесопилке, вынул из другой бритву и скрылся за деревьями. Подходить к озеру он сейчас не хотел, но совсем рядом протекал впадавший в озеро ручей а значит вполне можно было и умыться и побриться, да и кустов вокруг хватало.

+1

163

С утренними делами Медраут справился так быстро, словно торопился на королевскую свадьбу. И получаса не прошло, как он уже умылся, перекусил куском лепешки и полоской вяленого мяса, которые извлек из своей сумки, не озаботившись предложить девице и брату. Оседлав коня, он сказал, едва сдерживая вороного, которому не терпелось покинуть страшное место, где приняли мученическую смерть два существа, ему подобные:
- Вот что, я тут поразмыслил и решил, что прежде, чем доносить в Камелот сведения, ставшие нам известными лишь со слов крестьянки, лучше я поеду к замку. Разведаю, что там и как. А ты, братец, можешь дожидаться меня здесь или тащиться следом на своих двоих. Как тебе будет угодно. Но я бы посоветовал быть любезным с дамой, - он указал на светловолосую, - может, ее папаша ссудит тебе какую-нибудь клячу, а то что ты за рыцарь без коня? Поклон Мелюзине, если она осмелится вернуться!
Не дожидаясь ответа Ланса, он вскочил в седло и круто развернул коня, направляя его на юго-запад. Удача улыбается упорным. Эти слова он повторял уже не раз, и теперь они вдохновили его как нельзя лучше.
По мере того, как он удалялся от незадачливого братца, мысли его перетекали в иное русло. Что сказать Малаганту при встрече, как повести себя? Не легче ли прикончить его, пока не заговорил? Да, прикончить. Но только после того, как он расскажет о камее.

+1

164

Вот и рассчитывай на этих людей. Неметона только хмыкнула, когда темноволосый забрал единственного уцелевшего коня  - и был таков. Теперь ей нужно было решить, на кого из двоих сделать ставку. Впрочем, догнать всадника она всегда успеет, поэтому имеет смысл побеседовать с оставшимся. Ланселот. Да, Ланселот. Сейчас он обижен, раздосадован, зол, наверное. Самое время сыграть на этих чувствах.
Сев на куче лапника, Неметона поджала ноги, обхватив коленки руками.
- Ах, как нехорошо поступил ваш брат, сэр Ланселот, - сказала она, укоризненно качая головой. - Он решил один броситься на спасение королевы! Он смел, но все же не стоило отправляться в опасный путь в одиночку, да еще бросать вас посредине леса. Вы отправитесь за ним, доблестный сэр рыцарь? Или пойдете в деревню? Или... в Камелот?
Если он сейчас ответит, что пойдет к ее папаше искать коня или поспешит в королевский замок, придется с ним распрощаться. Просто загрызть. В память о том, как эти двое человечков отбили у нее законную добычу. Она тогда не получила ничего, на что рассчитывала - ни ссоры между людьми и красными драконами, ни древнего рога.
Загрызть этого и отправиться вдогонку за вторым.
Неметона размяла шею, покрутив головой туда-сюда и посматривая на рыцаря с полуулыбкой, готовая в следующее же мгновенье броситься вперед.

+1

165

Завтрак проходил в молчании, и то, что Медраут принялся седлать коня - Ланселота не удивило, ведь он же сам предложил ему уехать. Но вот слова, сказанные напоследок - буквально приморозили его к месту. К острому языку брата он давно привык, но вот эта тирада была уже другой. В ней сквозила не насмешливая язвительность как всегда, а открытое желание унизить и.... торжество. Или почудилось? Да нет... нет.... Двадцать лет имел Ланс возможность наблюдать своего брата и оттенки его голоса были знакомы лучше чем своего собственного. Но... Черт побери - почему? ПОЧЕМУ?
Он стоял молча, глядя вслед давно скрывшемуся за деревьями всаднику.
Медраут поехал к замку... зачем? После всех его иронических шпилек в адрес героев-одиночек? После того как постоянно и во всеуслышание высказывал недоверие тому что королева в замке? Вот так, взял, и один поехал "разведывать что да как"? Что там можно разведать - поглядев на стены замка издалека? И потеряв время за которое можно было бы привести помощь, и известить короля, и....
Король. Его распоряжение не разъезжаться. "Хорош же я буду, если приеду к королю, нарушив приказ не оставлять тебя одного". Медраут сослался на распоряжение короля когда ему предложили отправиться за подмогой, но с легкостью забыл о нем, чтобы отправиться к замку....
ПОЧЕМУ!?

Что это? Обида? Досада? Злость? Когда какое-то тяжелое, темное облако вползает в душу, сдавливает сердце в каменных объятиях и оседает, словно обращая собственное тело в камень. Когда ноги становятся невыносимо тяжелыми, и каждый шаг стоит неимоверных трудов, и не хочется даже думать. Ни о чем. А мысли тем временем так и кружатся черными воронами, перекрикиваясь пронзительными голосами, и не давая додумать ни одну из них до конца.
Слова Неметоны он услышал как будто издалека и поневоле вздрогнул от этого "решил один броситься на спасение королевы". Медраут? Один? Бред....
А тем не менее... разве не это он сделал только что? Несмотря на все свои слова, вечные нападки и иронию в адрес геройств в одиночку...
Почему? Решил выслужиться перед королем и оказаться героем, посрамив брата?

Вспомнился турнир. Настойчивое требование поединка, отчаянные стремления Медраута победить...
И удар в спину когда он понял что не одолеет.
Удар в спину.
Снова заныло у правой лопатки, словно только что вокруг был желтый песок ристалища и многоцветье ревущих трибун. И пронзительная боль чего-то острого, невероятно острого, выдернутого из глубокой раны.
Господи.... Да... это похоже на правду.
Ланселот принимал как данность постоянные попытки Медраута превзойти его, не поощряя и не злорадствуя. Так было почти всегда, и язвительные нападки, и постоянное желание уколоть побольнее - не задевали его, хотя он искренне не понимал почему то, на что он сам не обращал никакого внимания - так уязвляет брата.
Да... если Медраут решил выслужиться... что ж, это было бы понятно.
Только вот подспудно грызло еще кое-что. Мерзкое, липкое, черное ощущение всколыхнувшееся и словно бы прилипшее к душе. "Соперничество? Зависть? Ревность? " Мысли которые он перебирал у колодца в турнирном городке. Когда основанная на кое-каких словах брата догадка обдала сердце огнем и которую он тогда прогнал с таким трудом.
Господи... а если... если я был прав? Если эта горячечная, нелепая, безумная догадка, порожденная удушьем и болью тогда, у колодца - была верна?
Об этом не хотелось даже думать.
Думать вообще не было смысла.
Принимать следовало лишь одно. Брат оставил его посреди леса одного, с этой странной девицей, которая Бог весть что за существо, со сгинувшей невесть где феей и трупами павших коней. При этом - отправился не за помощью - а вперед, к замку, а значит...
Значит помощи ждать неоткуда. И действовать придется исходя из того, что имеется в данный момент.
А подумать о причинах поступка Медраута можно после. Если только вообще нужно о них думать.
Разве не это ты говорил себе, отправляясь с ним в дорогу? Что после полученного в спину удара будешь готов к тому что брат способен на... многое. Вот он и оказался способен. Не пытайся удивиться тому, чему не удивлен.
Хотя досадно. Непонятно.
И больно.

Ланселот медленно обернулся к девице, с усилием заставляя себя выдраться из тяжелого оцепенения и поглядел на нее - без любопытства, без симпатии и без неприязни.
Забавно.... почему все так легко усваивают этот иронично-насмешливый тон? Медраут понятно, он иначе не может. Но и Мелюзина.. а теперь еще и эта...
Он молча снял с ветки пояс с ножнами и неторопливо застегнув пряжку наконец произнес сухо:
- А вы беспокоитесь о том, что один послужит не столь надежным прикрытием, чтобы обеспечить вам проникновение в замок, госпожа? - Рыцарь почти цитировал ее слова, сказанные ночью на озере. - Отправлюсь к замку. Но прежде чем расспрашивать меня о моих планах - потрудитесь изложить ваши, и для начала - скажите кто вы такая. Без обиняков, мне сейчас не до игры в загадки.

+2

166

Забавно было наблюдать, как менялось выражение лица этого человечка. Забавно было бы узнать, что за мысли будоражили его воображение. Неметона не мешала движению мысли. Она была терпелива. И вот, он заговорил. И сказал совсем не то, что она ожидала услышать. Этим ответом человечек спас себе жизнь. По-крайней мере, на ближайшие двое суток - как раз столько ему понадобится времени, чтобы догнать конного. И намеки... какие-то намеки по поводу проникновения в замок... Неметона насупилась, исподлобья разглядывая рыцаря. Может, она проболталась во сне? Едва ли. Она болтала бы по-драконьему, а эти двое - пусть даже и воспитанники Озерной Феи, вряд ли преуспели в познании древнейших наречий Британии. Потом на ее лице появилась широкая улыбка. Так он подслушивал! Их с феей разговор у озера! Скорее всего, так и было. Интересно, многое ли сумел услышать? И многое ли понял?
- То, что ты идешь в замок - верное решение, - сказала она, растягивая слова. - И из твоих слов я понимаю, что ты бродил прошлой ночью возле озера? Я не заметила тебя. Это делает тебе честь. Немногие люди проходили мимо меня незамеченными. И немногие люди уходили от меня живыми.
Она поднялась, поигрывая концами волос.
- Ты требуешь, чтобы я назвалась тебе без обиняков? Ты смел и глуп. За такие требования следовало откусить тебе руки и бросить, как это только что сделал твой братец. Но мне тоже сейчас не до игры. Я хочу проникнуть в замок - это верно. Там находится кое-какой предмет, который дорог мне, как память о моих предках. Предлагаю соглашение: ты поможешь мне, я помогу тебе. Мне надо проникнуть в замок, тебе нужна королева. Поодиночке нам это не под силу, а вместе что-нибудь придумаем. А можем и не придумывать. Я просто догоню твоего брата и дождусь, когда он полезет в Замок Мечей. Ты спросишь, почему я сейчас разговариваю с тобой, а не мчусь к замку? Все дело в том, что ты мне больше симпатичен, чем тот, другой. Ведь когда-то он оставил мне вот это... - Неметона задрала подол платья, показывая лодыжку. На правой ноге пониже колена краснел длинный уродливый рубец от давней раны. - Удар мечом, верно? Ах, думаешь ты, как это мой великолепный братец, рыцарь и спаситель бедных девственниц, мог ударить мечом девицу?! А ведь ты присутствовал при этом. Позабыл? - она нарочито рассмеялась и отступила в тень деревьев. - Как коротка человеческая память... Ничего, я напомню.
Ничуть не смущаясь, она стащила с себя платье, а в следующее мгновенье перед Ланселотом стоял серебристый дракон. Тот самый, от которого несколько лет назад была спасена Вивиана. Драконьи пещеры, белокурая девица в лапах белых чудовищ, отчаянная вылазка и чудесное спасенье - подвиг, больше похожий на старинную сказку. Но так было. И доказательством тому - шрам на чешуйчатой лапе. Как раз туда пришелся удар меча Медраута.

+2

167

Рыцарь слушал ее с напряженным вниманием, пытаясь загодя, по словам разобраться в том -что она скажет далее, и что последует. Одно только "откусить руки" заставило его нахмуриться с мыслью - не оборотень ли эта девица, но чем дальше она говорила, тем больше в душу вползал какой-то странный холодок. И когда девица обернулась драконом - он отшатнулся, поневоле сжав руку на рукояти меча.
Белый дракон.... Не слишком крупное - не больше коровы, но великолепно вылепленное создание, серебристо-белая чешуя которого заискрилась под утренним майским солнцем, а взгляд прорезанных узкими зрачками глаз, заставил сердце на секунду замереть. Она была права - он помнил ее. Помнил эту хищную узкую голову на гибкой, изящно выгнутой шее, гребнистую спину, хвост, удары которого отшибали искры и осколки камней от стен пещеры, и крылья... крылья которыми наделил этих созданий Бог по какому-то непостижимому капризу открывший им небеса.
Много было на свете возможно белых драконов. Но отметину Медраута на своей лапе - мог носить лишь один. Точнее одна.
Тогда, после освобождения Вивианы он долго расспрашивал приемную мать - и о драконах и об их королеве, от нее узнал и о давнишней вражде, и от нее же узнал и имя королевы белых драконов. Которая сейчас стояла перед ним.
- Неметона... - выдохнул потрясенный Ланселот, не сводя с нее глаз. Неожиданность была так велика, что вытеснила даже естественный для любого человека очутившегося один на один с драконом - первый, инстинктивный ужас. А потом, когда схлынул первый шок - он так и не испытал страха. Все уже случилось. Она здесь, и уже незачем бояться. Рыцарь заставил себя разжать руку, стиснутую на рукояти меча.
- Что ж... мои поздравления нам обоим - наконец выговорил он вполголоса - Более странных спутников эта тропа пожалуй еще не видела.
Ничуть не опасаясь он опустился на камень и жестом предложил своей собеседнице устраиваться. Впору было усмехнуться от странной иронии. В начале путешествия он как-то обмолвился что будет рад хоть черту, хоть дьяволу, если он поможет отыскать королеву. Интересно же решила жизнь поймать его на слове - подбрасывая в попутчики вначале фею, а теперь и дракона.
- Значит, королева все-таки в замке. Хорошо. - он переплел пальцы на колене, не отрывая взгляда от узких зрачков дракона - Сомневаюсь что мой брат полезет в замок напролом, настолько чтобы отвлечь на себя копья и мечи. И уж тем более не сделает этого для тебя, так что не трудись догонять его. А вот я пожалуй действительно глуп в понимании вас обоих, но мне НУЖНО вытащить оттуда королеву. Сохранность собственной шкуры при этом меня не слишком заботит, если план будет успешным. Расскажи мне подробнее - что из себя представляет замок и его оборона, посмотрим, что можно придумать. Ты ведь наверняка знаешь больше чем могла рассказать случайно встреченным рыцарям "крестьянская девица".

Отредактировано Ланселот (2015-08-12 20:44:25)

+2

168

Да, он растерялся в первое мгновение. И испугался, пожалуй. Неметона улыбнулась бы, если бы драконы умели улыбаться. Ей всегда нравилось вызывать страх у людей, но не меньше понравилось и самообладание, с которым этот человеческий рыцарь приготовился ее слушать, да еще и советы начал давать - есть смысл догонять всадника или нет.
Снова приняв человеческий облик и натянув платье, драконица уселась на лапник, служивший ей постелью этой ночью, и принялась натягивать свои красные башмаки, старательно подвязывая ленты вокруг щиколоток.
Ему НУЖНО вытащить королеву! Почти смешно!
Неметона обулась, полюбовалась красной кожей и красивыми бантами (научилась-таки завязывать красиво), и безмятежно Взглянула Ланселоту в лицо:
- Признаться, я довольна, что ты меня узнал. У людей слишком короткая память, я уже говорила. Хорошо, что ты - исключение из правил. Договоримся сразу: я не стану помогать тебе спасать королеву. Я же не прошу тебя помочь мне достать из замка то, что меня интересует. Мне нужно пробраться в замок, чтобы внимание рыцарей было отвлечено. Видишь ли, я еще слишком молода и малосильна, чтобы справиться с целым гарнизоном рыцарей. А их там много, поверь мне. И все северяне - дикие и галдящие, как стая голодных чаек. С парой-тройкой я справлюсь, от остальных убегу, но моя миссия не будет выполнена. Мне надо время, чтобы найти то, за чем я иду, забрать его и исчезнуть. Что надо тебе - решай сам. Вытащить королеву на собственной спине или затащить тебя к ней - благодарю покорно! Я не пиктский тяжеловоз, чтобы поднимать ваши жирные, тяжелые тела. Я не могу повелеть своему племени напасть на замок, потому что... потому что не могу.
Она задумалась, наморщив лоб, не проговорилась ли где-то о копье? И не догадался ли Ланселот, что речь идет о таком артефакте, который дарует победу владельцу? Не захотел бы этот человеческий рыцарь прибрать такой ценный предмет к рукам... Пожалуй, про потайной ход следует промолчать. Хотя, какая ему польза от этого хода? Даже она не рискнула бы плутать по лабиринтам, залитым водой.
- Я могу передать вести от тебя королеве. Она заперта в башне, мне легко подобраться к окну ночью. Могу помочь тебе переплыть залив, чтобы добраться до стен замка. Он охраняется только у Тропы Мечей, у ворот, с остальных же сторон даже не выставляют охрану.

+2

169

Ланселот слушая ее почти машинально вынул из сумки точильный камень, извлек меч из ножен и принялся затачивать клинок. Оружие и без того было в порядке - Эгг следил за этим неукоснительно, и после турнира, когда рыцарь лежал раненый в доме герцога Гвентского - оруженосцу долгими днями было нечем заняться, и он весьма тщательно наводил остроту на лезвие, но за этим занятием думалось лучше. Кроме того от почти десятка дней бездействия клинок как казалось рыцарю словно бы спал, и его необходимо было разбудить, потому что из рассказа Неметоны явствовало - для этой стали скоро найдется много работы... Когда она упомянула что не собирается перевозить на себе "жирные человеческие тела" он едва не улыбнулся, не поднимая головы от работы. Сама мысль о том, чтобы человек мог оседлать грациозно выгнутую гребнистую спину дракона казалась почти кощунственной. Конечно драконы - существа холодные и жестокие, страшные в своей ярости, абсолютно чуждые роду человеческому, попросту другие, но не восхищаться их обликом мог бы разве что слепой... или трус.. Потому что лишь смелому человеку доступно трезво смотреть на тех, кто является или могут стать врагами, не обманывая себя недооценкой. Он слушал, вострил лезвие и размышлял, а когда она договорила - поднял на нее глаза.
- О каком потайном ходе ты говорила Мелюзине?

+2

170

О! Он и это слышал! Неметона стукнула зубами от досады. Раньше таких промахов с ней не случалось, а теперь она допускает оплошность за оплошностью. Наверное, из-за того, что слишком долго крутится среди людей. Людская глупость заразительна.
- Потайной ход... - она усмехнулась. - Забудь о нем. Даже я не рискну идти по нему, а ведь я могу надолго задерживать дыхание под водой. подземный лабиринт, который заливает водой по самый потолок. Если не знаешь дороги - ни за что не успеешь выйти. И хранитель моря заберет тебя к себе. А это ведь в твои планы не входит? Будь с нами та фея, что путешествовала с тобой и твоим братом - она смогла бы там пробраться. Ведь она наполовину змея. Холодная, речная змея, которая заманивает одиноких путников к лесным озерам и топит там тех, кто поддастся на ее сладкие речи. не для того ли она вела вас к озеру чаши?
Драконица намеренно нагнетала на рыцаря страх и сомнения. Мелюзина отказалась ей помогать. Хорошо бы еще и не мешала. Кто знает, послушается ли ее Ланселот, если фее взбредет в голову отговаривать его от похода на Замок Мечей.

+2

171

Мелюзина - наполовину змея? Как это? - мелькнуло в голове, впрочем Ланселот кажется уже потерял способность удивляться.  После того как собственный брат ударил его в спину, королеву похитили среди бела дня, фея вела их по магическому следу, а белокурая девица на его глазах обернулась драконом - пожалуй его уже навряд ли что -то могло удивить или тем более напугать. Он даже не стал доискиваться - что имела в виду драконица назвав фею речной змеей, и уж тем более не воспринял жуткую историю о заманивании к озерам, хотя не так уж давно сам побывал в объятиях твари которая занималась тем же - у Астолатского источника. Правда ли Мелюзина тоже оборачивается во что-то змееподобное или нет - его сейчас не слишком занимало. Да и к озеру фея их не привела, и уж тем более не заманивала - стоянку они устроили в стороне, и к озеру он последовал не по ее подсказке, а просто потому что решил выкупаться, и выстирать одежду. Поэтому он никак не отреагировал на душераздирающие подробности описанные Неметоной и сосредоточившись лишь на том что сейчас имело значение продолжал точить меч, обдумывая услышанное. Дышать под водой он не умел, а значит потайной ход был не для него. По воздуху Неметона его перенести не сможет, да и не захочет, пройти охраняемой Тропой Меча... может быть и сумел бы - первую половину пути, даже с учетом охраны - узкая дорожка не позволит стражам использовать численное преимущество, но подойдя на расстояние полета стрелы от стен он неминуемо превратится в мишень для множества стрел, и на этом его миссия будет закончена. Что оставалось? Переплыть залив? Лодку заметят со стен, даже ночью - выходит вплавь. Он содрогнулся, вспомнив корнуольские приливы и бурные, темные воды. Не под силу такое человеку, немудрено что остальные стены не охраняют. Впрочем.... Неметона сама обещала помочь, а плыть держась за плывущего рядом дракона - совсем не то, что в одиночку. И пожалуй понадежнее чем утлая лодчонка, несмотря ни тяжесть кольчуги, щита и меча, которые можно связать в единый узел, который хоть и будет тяжел, но зато не будет сковывать движения как если бы был равномерно распределен по всему телу.
- Тогда тебе действительно придется помочь мне добраться до острова вплавь - произнес он вслух, продолжая свое занятие. Мерное "вжик, вжик, вжик" служило странным аккомпанентом спокойному голосу. - Весть королеве... в окно... Хм.... Весть не поможет нам пробраться внутрь. Разве что.... - Ланселот остановил руку с камнем на середине клинка, и вновь поднял на драконицу взгляд
- Высока ли башня? Вместе с запиской ты поднимешь веревку и просунешь ее в окно. В записке я попрошу ее закрепить веревку за что-нибудь, и поднимусь к окну по стене. А потом втащу и тебя - если ты вновь обернешься человеком. Так - попадем внутрь оба. А там.... - он на несколько минут замолчал, сделав не глядя несколько взмахов. Что дальше? Логика подсказывала простое решение - спустить оттуда королеву вниз по веревке и выбраться самому. Но в этом случае - во-первых - он ничем не поможет Неметоне, а во-вторых - даже если и спуститься к наружной стене, к самой кромке воды - куда деваться потом, да еще и с измученной пленом женщиной? Без помощи дракона обратно им не переплыть, а Неметона не станет помогать. Нда... Войти в замок еще полдела. А вот как выйти? Через окно нельзя. Выходит.... Через дверь. Попросту - с боем пройти по коридорам? Самоубийственная затея, почти для любого, но... Серые глаза на секунду вспыхнули. Ланселот никогда не кичился вслух своим умением владеть мечом, но знал, что несмотря на молодость ему найдется мало равных. И даже неравенство сил его не слишком пугало. 
Северяне. "Дикие и галдящие". Да, он знал таких вояк, при дворе и на турнирах - повидал их предостаточно. Такая орда была поистине страшна на поле битвы или в общей схватке, но пожалуй в данном случае это было выгоднее чем втрое меньшее количество вояк попроще. В Замке Мечей он никогда не бывал - но все замки строились из расчета, который позволил бы обороняющимся сдерживать превосходящие силы противника - как за стенами, так и в случае битвы внутри. Коридоры были тесны и узки - с тем, чтобы штурмующая армия - как бы ни была велика была бы вынуждена действовать в ограниченном пространстве, и даже маленький гарнизон мог бы остановить или по крайней мере надолго удерживать во много раз превосходящий натиск. А уж северяне, с их размашистыми ударами и привычкой к простору битвы - в тесных коридорах будут лишь мешать друг другу. Да и ночью не ожидающие нападения изнутри охранники не станут бродить по коридорам большими отрядами. Небольшие караулы, как это делается всегда. Одиночные,парные или максимум по-трое... Через такие заслоны умелый воин сможет пройти как нагретый нож сквозь ломоть сыра. И даже если рано или поздно услышат шум и сбегутся - в тесном пространстве многочисленный отряд будет лишь мешать друг другу. Единственное, что могло его легко остановить - если возьмут в клещи - пройдя каким-либо другим коридором обойдут схватку и ударят со спины. Но... в башнях обычно не бывает обходных ходов. Из тех же соображений что диктовали архитекторам необходимость толстых стен, узких коридоров и расширяющихся наружу бойниц. Но даже если он и сумеет пробиться к выходу, да хоть во двор, хоть к любому оконцу в первом этаже.. Что потом?
- Когда мы окажемся внутри - я отвлеку охрану. - наконец продолжил рыцарь. - Надеюсь на достаточно долгое время, чтобы ты смогла сделать что захочешь. Но есть одно "но". Я попрошу у тебя помощи еще кое-в чем. Надеюсь не откажешь - мы все же действительно не попадем в замок друг без друга.

Отредактировано Ланселот (2015-08-14 01:32:23)

+2

172

Некоторое время Неметона мрачно обдумывала его слова. ТО, что он не собирается погибать ради ее великой цели - это сразу было понятно. Но побег с королевой предусматривал тайность, а ей нужен был переполох, суета, драка или погоня, на худой конец. Чтобы никто не обратил внимания на женщину, которая шныряет по замку. Там были женщины, драконица видела их, поэтому ничего не стоит выдать себя за одну из служанок, не слишком-то они там приглядываются к низшим. Помочь добраться вплавь, поднять веревку - вполне возможно, под покровом ночи. А потом? Они удирают тайком и опять помогай уже двум человекам плыть через залив? Нет, это в ее планы не входит. Но рыцаря и не надо посвящать в ее планы.
- Сделаем так. Я помогу тебе добраться до стен замка с той стороны, где окно королевы, - сказала она медленно. - И веревку подниму, чтобы ты мог забраться в башню. Если королева не будет вести себя, как безумная, и не испугается воды, я помогу вам двоим добраться обратно до берега. Вы сбежите, рыцари из замка обнаружат пропажу и бросятся в погоню, и это даст мне время найти то, за чем я пришла. Твоя задача, - она усмехнулась, - не попасться преследователям хотя бы в течение дня. Мы договорились?

+2

173

Ланселот отложил точило. Такого великодушного предложения от той, которая всегда была им врагом - он никак не ожидал. Неужели ей настолько нужно это нечто, что она ищет? Любопытно что это. Он едва было не согласился - сразу, не задумываясь, но потом вспомнил еще кое-что и с досадой прикусил губу. Ее предложение было бы наилучшим выходом из положения, но....
- Мы договорились в любом случае - со вздохом произнес он вслух. - Ты не справишься без меня, я без тебя, а детали не столь важны. То, что ты предлагаешь - было бы наилучшим выходом, но... слишком много "но". Королева в плену уже несколько дней. Бог знает как ее содержали и как с ней обращались, в состоянии ли она будет выдержать путь через пролив. И потом... Талиесин. Он ведь тоже в замке. Если он еще жив - боюсь королева откажется бежать, оставив в руках похитителей того, кто рисковал жизнью ради нее и неминуемо поплатится за ее побег. И еще.... - еще Медраут.- добавил он про себя мысленно. Направился к замку? Зачем? Просто высматривать или попытается совершить что-то отчаянное? Как бы не влип он в беду, похуже чем Талиесин...  Надо бы узнать что с ним, добрался ли до замка, или уехал... но вслух он этого говорить не стал, сам понимая насколько бредовым и непередаваемо глупым в чужих ушах будет его беспокойство о человеке, который без зазрения совести оставил его одного в лесу, и отправился дальше один. Не говоря уже о турнире. Да, это было глупо, он и сам это понимал, понимал, что будучи сказанными вслух эти слова будут за версту казаться слащавым лицемерием, бесхребетностью, да чем угодно... только не тем, чем они были на самом деле. Но объяснить свое отношение к брату, объяснить двадцать прожитых лет, разделенное на двоих сиротство, маленькие радости и огорчения, годы, девиц, хлеб и воду, а пару раз случалось - и кровь... объяснить все это - посторонним? Тогда как даже Медраут с легкостью обо всем позабыл? Нет уж... Ланселот так и не договорив отер меч промасленной тряпицей и вдвинул его в ножны.
- Решим на месте. Если будет возможным сразу же спуститься через окно и воспользоваться твоей помощью чтобы переплыть пролив - я дам тебе достаточно времени, потому что надеюсь не попасться вовсе. Но если по какой-либо причине этого не получится - я попытаюсь пробиться оттуда мечом. И в этом случае ты тоже получишь время. Только вот если меня убьют там - и королева так и останется в плену - пообещай отнести весть в Камелот - о том, в каком именно она замке и у кого. Я отправил гонца с указанием направления, но точное указание будет куда лучше. Согласна?

+2

174

- Согласна! - немедленно ответила Неметона. Она уже считала себя хозяйкой положения и принялась по человечески охорашиваться, приглаживая волосы и. - Только на своих двоих ты прибудешь к замку дня через три, если не больше. Не думаешь ли ты, о благородный рыцарь, - она не удержалась от колкости, - что тебе следует раздобыть коня? Здесь к югу пролегает дорога от села к селу. А не пойти ли тебе туда и не забрать ли у первого встречного всадника его лошадь? И мне быстрее, и тебе приятнее. Пока ты добываешь лошадь, я могу разведать, что ждет нас впереди. Если будешь ехать строго на запад, то доберешься по римской дороге до старой арки. Там я буду ждать тебя. Может быть, даже с вестью от королевы... Вдруг мне удастся увидеть ее?
Пока рыцарь будет занят поиском коня, драконица намеревалась нагнать того, кто уехал раньше. Нет, разговоров с ним не предвиделось, но если тот глупый рыцарь будет настолько уж глуп, что полезет в замок, искомое можно было найти раньше, а значит и безлошадный будет без надобности.

+2

175

Ланселот улыбнулся, представляя себе камелотского рыцаря, требующего какую-нибудь клячу у путника, проезжающего из села в село. Да еще учитывая что крестьяне в большинстве своем на лошадях не ездят - в лучшем случае на телегах, ослах да мулах - забавная же нарисовалась ему картинка. Но говорить об этом драконице он не стал.
- Если тебе удастся ее увидеть - это хорошо, но постарайся чтобы она не видела тебя - произнес он вслух, вытряхивая из мешка все лишнее. Идти по меньшей мере часть дороги придется пешком, и незачем тащить на себе лишнюю поклажу - Если завидев тебя она испугается, или просто удивится, вскрикнет и привлечет внимание... не в наших интересах чтобы хоть кто-нибудь в замке знал о том, что в окрестностях летает дракон. Усилят караулы, приволокут на стены скорпионов...
Рыцарь поднялся на ноги и подхватил изрядно похудевший мешок, в котором осталась лишь бритва, свернутый плащ, моток веревки, мешочек с монетами, да пара ломтей хлеба. У дерева, под которым все еще лежали трупы лошадей - так висело на толстом продольном суку его седло, стоял щит, прислоненный к стволу. Ланселот с невеселой усмешкой похлопал по луке седло, в котором ему больше не ездить - слишком тяжело, да и бессмысленно было брать его с собой, и поднял щит. Перекидывая гьюж через плечо, он оглянулся в сторону озера.
- С Мелюзиной тебе лучше попрощаться самой. Полагаю вы поймете друг друга лучше. До встречи.
Он кивнул девушке - так неторопливо, что при желании этот жест можно было счесть за короткий поклон, и направился сквозь кустарник - по той тропинке по которой ехал накануне.

Отредактировано Ланселот (2015-08-18 17:29:28)

+2

176

Неметона не стала кланяться, зато когда рыцарь повернулся к ней спиной - погримасничала ему в ответ. Чешуя и волны! Он и вправду считал ее кем-то вроде крестьянской дурочки. Чтобы она показалась человеческой королеве в истинном облике!.. Ха-ха. Развернувшись на запад, Неметона углубилась в лес, рыся через валежины со скоростью хорошей лошади. Конечно, человеческое тело - это не драконье, но кое-что и оно могло. Прощаться с Мелюзиной!.. Еще чего! Пусть женщина-рыба сидит себе в озере, сколько ей сидится, и не вздумает мешать, если ей вздумается вмешаться.
Лететь Неметона опасалась. Лишнее внимание ни к чему. Нагнать всадника она сможет и в сумерках. Нагнать нагонит, но показываться на глаза не станет. Сначала надо посмотреть, что он будет делать и как себя поведет.
В полдень ей попалось лесное озерцо, в котором Неметона от души наплавалась и хорошо потрапезничала.
Она даже поспала несколько часов, разомлев от сытости.
Едва солнце скрылось за горизонт, драконица учуяла солоноватый морской запах, значит, побережье близко. Скинув одежду и припрятав ее под камень, Неметона приняла истинный облик и взмыла над верхушками деревьев. Отсюда Замок Мечей был, как на ладони, и можно было спокойно наблюдать за происходящим.

+2

177

К замку мечей Медраут выехал не к полуночи, как прочила ему странная лесная дева, а в сумерках. И надо сказать, замок ему совсем не понравился. Еще он подумал, что не зря Малагант притащил королеву сюда. При известном запасе пищи и воды  замок может превратиться в нешуточную крепость. Пожалуй, это была самая неприступная крепость во всей Британии. Узкую тропку, ведущую к воротам, то и дело захлестывали волны. Море было неспокойным, хотя на небе не виднелось ни облачка.
Спешившись и привязав коня, Медраут намотал на руку кусок белой ткани, что возил в сумке, если понадобится перевязать раны, и пошел к воротам размахивая тряпкой над головой. Знак должен быть понятен любому - рыцарь пришел с миром. Так Медраут надеялся не получить стрелой в живот еще до того, как станет известно, кто он такой и зачем сюда прибыл.
Как он и предполагал, бойницы тут же ощетинились стрелами. Навскидку, охранников было пятеро, но остальные могли пока не выдавать себя.
- Мне нужен Малагант, - крикнул Медраут, - скажите, что я пришел узнать о камее!
В ответ из бойницы свистнула стрела и вонзилась в землю у самых его ног.
- Что творите?! - заорал Медраут, отпрыгивая. - Говорю вам, мне нужен Малагант! Позовите его, и...
Он едва успел отскочить еще на шаг, а не отскочил - сапоги точно были бы испорчены. Забыв о гордости, рыцарь Камелота припустил по тропе, как заяц, не дожидаясь следующих выстрелов. Добежав до коня, Медраут остановился, переводя дыханье. Выходка гарнизона замка его взбесила.
- Вот значит, как ты себя повел, предатель! - процедило он сквозь зубы.
Но удача улыбается упорным, это он знал. И сдаваться не собирался.

+2

178

По субботам солнце всегда очень медленно скатывалось за горизонт. Гораздо медленнее, чем в другие дни недели, и этим несказанно выводило из себя фею. Но наконец-то последний слабый луч пробежал по воде, по верхушкам деревьев - и Мелюзина выбралась на берег. С ногами и без хвоста. Она отыскала свою одежду, торопливо оделась, кое-как отжала волосы и заторопилась на знакомую поляну. Отсутствие спутников ее не удивило. Не стали ждать, бросили. Ничего, она найдет их быстро.
- Муха! - позвала Мелюзина. Но, несмотря на то, что обычно изящное создание прибегало на зов хозяйки немедленно, сейчас оно где-то задерживалось. Обиделась, что ли?
- Муха, я жду! - в голосе феи послышалось нетерпение. Но в ответ она услышала только монотонный шум леса.
Мелюзина нахмурилась. Лошадь у нее была непростая. Несколько заклинаний и зелий - и получилось отличное выносливое животное, которое не терпело под седлом никого, кроме хозяйки. Украсть ее было невозможно. И где бы она ни была, она всегда являлась по первому зову.
Фея вздохнула, уселась у погасшего костра, закрыла глаза и сосредоточилась. Если Муха ушла недалеко, Мелюзина ее почувствует. И сама найдет.
Отвратительный запах ударил фее в нос, и она вскочила. Зря она до предела обострила все свои чувства. Но зато теперь печальная судьба Мухи была очевидна.
Лошадка пала, причем пала она не от естественных причин. Ее отравили. Мелюзина издала вопль, который, если бы его услышали, смог бы напугать даже самых смелых. Жуткий вой, в котором смешались и желание отомстить отравителю, и жалость к живому существу, которое было искренне привязано к фее.
Жизнь лошади она ценила гораздо выше жизни человеческой. И убийство своей лошади она не простит. Убили бы лучше какую-нибудь из ее служанок! Да пусть хоть всех! Но Муху...
У нее были такие теплые, такие доверчивые глаза. Она была сладкоежка, обожала печеные яблоки. И всегда так потешно фыркала, когда подбирала лакомство с липкой ладони Мелюзины... И потом, в знак благодарности, клала свою тяжелую голову фее на плечо... и шумно дышала теплым в самое ухо. И теперь какой-то урод отравил ее!
Мелюзина торопливо припоминала слова заклинания и чертила пальцем сложные узоры прямо на остывшей золе. Сейчас она увидит отравителя своей Мухи...
Новый вопль пронесся над лесом. Когда его отголоски затихли в дальней роще, в озеро с громким плеском обрушилась жаждущая мести фея. Немного покружил водоворот там, где она нырнула - и лес вздохнул с облегчением. Крикливое и злобное создание оставило, наконец, его в покое.
Фея появилась в море, на почтительном расстоянии от Замка Мечей. Появилась вовремя, чтобы заметить, как нагло шествовал к воротам замка ее самый злейший в мире враг. И еле сдержала себя, чтобы не броситься на него сразу же. Нет, он будет мучиться долго, он будет знать, почему умирает, и все время, пока он будет корчиться от боли, она будет рядом... Теперь главное - его поймать.
В замке, видимо, он был не самым желанным гостем. Мелюзина злобно оскалилась, когда увидела, как его там встретили. И поспешила к берегу, чтобы не потерять гаденыша из виду.

+3

179

Дорога, которую галопом, верхом на гнедом он проделал менее чем за час - сейчас отняла у него больше трех. Там где конь пролетал, перемахивая через свалившиеся на тропинку сучья и стволы, не замечая выбоин и коряг - пешком идти было тяжело. Уже к концу первого часа Ланселот впервые в жизни почувствовал - как тяжела оказывается кольчуга - вес которой он никогда не замечал, как оттягивает пояс меч, и как безумно неудобно и тяжело тащить щит идя пешком. Копье разумеется с собой взять он даже и не подумал - еще чего, в пеший поход, когда и без того веса хватает. И благодарил мысленно гьюжевый ремень, который позволял не тащить чертову железяку в руках.
Дальше и дальше - по тропинке по которой проскакал он накануне. Рыцарь и сейчас встречал оставленный им для самого себя знаки которые оставлял - заламывая там и сям веточки, как на охоте - чтобы найти быстро и без помех обратный путь. Кто бы мог подумать что ему понадобится вновь прийти сюда.
Деревья расступились, но еще не менее четверти от кромке леса до лесопилки через широкое пространство огромной поляны. Там уже вовсю шла работа, и все те же кряжистый, заросший до самых глаз здоровяк Перт и тощий, долговязый Тревор - пилили бревна на доски. А жена Перта - Эдна - сидела на ступеньках, перебирая в решете сухой горох. Ланселот удивился бы тому - почему засели в памяти их имена - обычных, случайно встреченных людей, поговорив с которыми лишь раз - больше не намеревался встречаться. А вот надо же - осталось... и вышло так что нужда снова к ним привела. Только вот не паслась на лужайке верховая лошадь и не было мальчишки похожего на Эгга. Ну да, вчера ведь сам послал его с донесением в Камелот, и отправил вместе с ним шпильку королевы в доказательство своих слов. Что ж, оно и неплохо...
- Мир вам, люди добрые.
Как и вчера - потянулись они навстречу - с опаской, но потом, узнав вчерашнего гостя - расслабились и даже заулыбались.
- А-а-а это вы. А постреленок мой ускакал таки вчера, сразу как вы уехали сэр- с довольным видом прогудел Перт, упирая руки в бока - видимо полагая что рыцарь явился проверить - выполнили ли его поручение.
- Благодарствую. Послушай-ка дружище Перт- не скажешь ли где мне поблизости найти какую-никакую лошадь? - Ланселот не стал ходить вокруг да около. - Сколько до ближайшей деревни?
- Поблизости? - здоровяк растерянно поглядел на своего долговязого приятеля и продолжил неуверенно - Н-нет.... до ближайшей... сколько, Тревор
- Две лиги до ближайшей - тот сплюнул на траву - Да оспа там, сэр рыцарь. Ее теперь за милю кругом, да по наветренной стороне обходить. А до следующей все восемь, это еще без крюка.
Ланселот лишь зубами скрипнул. У этих бедолаг верховой лошади не было -он это видел, а свою гужевую лошадку они не продадут, это ясно - ведь она - их способ заработать. Зачем нужен пиленый лес, если нет возможности везти его на продажу. Разве что заплатить за нее вдесятеро - чтобы они соблазнились возможностью заработать на сделке? Но во-первых он сомневался что у него хватит наличности, а во-вторых - они явно не пользовались седлами, а ездить в кольчуге и со щитом - на одной лишь попоне означало съехать вместе с ней как только лошадь мало-мальски вспотеет. Он так задумался что не сразу понял что Перт его о чем-то расспрашивает, и лишь теперь вскинув голову поглядел на него с вопросительным выражением. Тот понял, и переспросил
- Говорю - почему спрашиваете? Что за нужда у вас в деревне? Коли снова провизия нужна, так мы от своих запасов пока поделиться можем...
- Нет... Мне лошадь нужна. Да что угодно - на чем можно передвигаться быстрее чем пешком. - Ланселот устало опер щит острым концом в землю - Мне нужно к Замку Мечей. Как можно скорее.
Лесорубы переглянулись. Что-то явно происходило в их умах, и осторожность мешалась с желанием заработать. Что ж, ни за то ни за другое нельзя винить человека. 
- Ну... у нас телега есть. Можем отвезти вас... - наконец выдавил Перт, и тут же поспешно добавил - Да только чтобы никто не знал что это мы отвезли...С лордом связываться не с руки, а он гостей не любит
Телега?
На телегах люди не ездили. Даже крестьяне. Это считалось невероятно позорным - в телегах возили лишь висельников на казнь. Да тела, снятые или упавшие с виселиц.
Рыцарю Камелота ездить на телеге?! Неслыханно...
Но что еще оставалось делать? Идти пешком до побережья, да еще под тяжестью хоть и минимального, почти незаметного когда едешь верхом - но все же тяжелого снаряжения? Неметона права - он будет там своим ходом в лучшем случае дня через три. Мелькнувшая мысль - любопытно, какими бы комментариями разразился бы Медраут увидев его на телеге? Улыбка выползшая на лицо сама собой заставила губы сжаться от горечи и досады - вспомнив последнюю выходку брата. Это были уже не безобидные издевки и едкие шуточки.... Поехал к замку...
Как жгучей крапивой прошлась по сердцу эта мысль.
- Согласен. - сказал он вслух. - И я заплачу за ваше беспокойство.
Да, всегда лучше заплатить. Бескорыстие хорошо когда оно искренне, и проявлять его человек каждый волен добровольно и по своему усмотрению. Но рассчитывать что кто-то другой будет бескорыстен, и что-то сделает для тебя - ни за что взамен - было глупо. Давно. Хотя когда-то он и верил в эти сказки... в бескорыстную помощь других людей...
Последняя фраза произвела магическое действие - Перт просиял а Тревор направился к маленькой лошадке щипавшей траву. И пока они запрягали, Ланселот выпил воды, да прихватил с собой небольшой мех с водой, не зная встретится ли вода пресная в лесах у берега. Солнце давно перешло зенит - когда скрипучая телега выкатилась с поляны и углубилась в лес- медленно, подскакивая на каждом ухабе, и жалобно стеная ступицами колес. На козлах сидел Тревор. Было бы там место для второго человека Ланселот бы охотно устроился рядом с ним, хотя козлы телеги были немногим менее позорны, но все же.... Но место было лишь на одного - и рыцарь, опустив к ногам свой щит стоял в телеге удерживаясь за высокий головной борт, и проклиная неторопливость этой клячи. Но все же это было быстрее чем пешком...

Отредактировано Ланселот (2015-08-22 19:24:29)

+1

180

Вдоволь насмеявшись над тем, как сопливого спесивца встретили в замке, Неметона взяла направление на восток. От этого темноволосого не будет толку. Поэтому придется поставить на удачу светловолосого. Они договорились встретиться у римской арки, и теперь драконица летела туда. К полудню или к вечеру (если повезет меньше) рыцарь должен добраться до условленного места, а потом предстоит непростая ночь. Неметона усмехнулась, предвкушая, что произойдет в людском замке с ее появлением.
Времени было предостаточно, поэтому можно спокойно поохотиться, насытиться и отдохнуть, пока спаситель королевы не изволит появиться.

+1


Вы здесь » Легенды Астолата » Путь в Авалон » Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти