Легенды Астолата

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Астолата » Путь в Авалон » Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти


Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти

Сообщений 91 страница 120 из 235

91

То ли от усталости, то ли еще почему, но постель из еловых лапок показалась Мелюзине очень даже мягкой. На листьях было бы гораздо неудобнее. Фея с удовольствием растянулась на ней, укрывшись теплым плащом Медраута. Хороший мальчик, пусть даже он делает это из каких-то своих тайных побуждений, а не по доброте душевной. Она вспомнила обломки, которые остались от табуретки после его выходки в ее покоях и улыбнулась. Желания мстить или вредить Медрауту абсолютно не осталось. Если, разумеется, он не выкинет в будущем чего-то подобного.
Но пока все было так идиллически...
Костер уютно потрескивал, родник невдалеке весело звенел, лес убаюкивающе шелестел листвой, Ланселот молчал - большего на сегодняшний вечер ей было не нужно.
Мелюзина закрыла глаза, и сон начал подкрадываться к ней, как игривый котенок к бантику... а через минуту фея уже сладко спала.
... Он уходил. Не оборачивался, не искал ее взглядом, чтобы в последний раз проститься. А она ничего не могла сделать. Все ее волшебство было бессильно и никому не нужно. Она даже не могла позвать его, потому что он не хотел этого. Шаг за шагом... все дальше и дальше... Не было сил смотреть на это, но отвернуться было невозможно. Его силуэт расплывался в наползающей из ниоткуда тьме.
Остановись! Посмотри на меня!
Вернись.
Но там, куда она смотрела, уже никого не было. Мертвой змейкой распласталась по земле алая лента. В порыве отчаяния Мелюзина швырнула в нее огнем. Лента запылала, но никак не сгорала. Она извивалась и корчилась в огне, но даже не потемнела. А потом поднялась в воздух и полетела к Мелюзине. Фея вскрикнула испуганно... и проснулась.
Костер, ночь, звезды - и никакой ленты.
Фея устало вздохнула и снова закрыла глаза. С такими снами она скоро сойдет с ума. Может быть, все же побороть гордость и тщеславие, и обратиться к Мерлину за помощью? Должно же быть какое-то средство... чтобы забыть.

+3

92

А во сне привиделась... Гвиневера. Она что-то быстро и взволнованно говорила, но голоса не было слышно. Она протягивала руки, словно прося о помощи. Но добраться до королевы не было никакой возможности - то впереди вырастала хрустальная стена, которую невозможно было разбить, то образ королевы таял, как туман, едва удавалось дотянуться до нее. Никогда еще Медраут не видел такого бестолкового и мучительного сна. И понимая, что все это ему снится, он все равно спешил вперед, испытывая чувство вины и желания обладать. Он уже почти настиг прекрасного призрака, когда Ланселот разбудил его, намереваясь сменить вахту.
Медраут посмотрел на него с неприязнью. Даже здесь умудрился все испортить этот святоша. Как будто знал, что ему снится.
Заняв место возле костра, Медраут некоторое время прислушивался к ровному дыханию своих спутников. Спят. Пошевелив веткой уголья, чтобы не прогорели, он задумчиво уставился на звезды, определяя направление, в котором завтра им предстояло направиться. Где спрятали Гвиневеру, он не знал. Но по обрывкам фраз и намека-полунамекам понял, что это где-то в Кернове. В самом деле, кому придет в голову искать королеву не у варваров-северян, а на родине короля? Там, откуда не ждут предательства? И все бы получилось, не вздумай Ланселот изображать из себя охотничью собаку, а Мелюзина - умелого следопыта. А ведь она и в самом деле шла верным путем. Впору было испугаться ее могущества, но поразмыслив, Медраут решил, что не такая уж она и могущественная. Если бы могла что-то, действительно, сильное, то сразу бы узнала и место, и похитителей. А так... ползти, как раненый барсук... это не тайное могущество.
Зевнув, Медраут взъерошил волосы, чтобы прогнать сон. Он опять взглянул на небо, да так и замер: прямо над лесом стрелой пронеслось что-то большое и светлое. Птица? Крупновато для птицы. Если, конечно, птицы еще не выросли до размеров коровы. Корова? Тут он хмыкнул. Нет, коровы не летают. И это хорошо.
Решив, что ему все привиделось спросонья, Медраут подбросил еще несколько веточек. Пламя весело заплясало, давая не только свет, но и блаженное тепло.
На своем ложе заворочалась Мелюзина, и вдруг вскрикнула. Медраут мигом подхватил меч, ожидая появления врага из ближайших кустов. Но все было тихо, а фея спала.
Едва не плюнув, Медраут положил оружие. Вот и бери бестолковых баб с собой. Если не выдадут криком, так перепугают, что твой призрак.
Небо постепенно светлело, стало светло-синим, потом серым, потом розовато-перламутровым.

+3

93

Ланселот открыл глаза когда первый золотой луч скользнул по опущенным векам. Странный сон, полный рваных безликих теней, и тяжелого холода, сон в котором понимаешь что надо проснуться, но отчего-то лень это сделать, потому что знаешь что придется засыпать заново. Он приподнялся, мысленно проклиная предрассветный холод - спину и плечи сковало словно ледяными обручами. Рассвет только-только разгорался над лесом, Мелюзина еще спала на подстилке из ельника, свернувшись под плащом из некрашеной шерсти а Медраут казался недовольным и хмурым - как и следовало ожидать после предутреннего караула. Да и самому рыцарю совершенно не хотелось встречать новый день притворной бодростью и весельем которого не было и в помине. Спрашивать все ли прошло спокойно - было бессмысленно, разумеется спокойно раз брат не разбудил ночью, да и сон достаточно поверхностный ничем не нарушен был. Поэтому Ланселот ограничился лишь спокойным приветственным кивком.
Мелюзина и не думала просыпаться, и прежде чем будить ее было время привести себя в порядок. Вода в ручье была ледяной и казалась еще холоднее чем вчера. Она унесла без следа остатки сонливости, и хорошенько растеревшись омоченной в воде тряпицей он почувствовал как прилив крови горячо и сильно разогревает тело, закоченевшее после сна на голой земле. Бритье холодной водой было удовольствием ниже среднего, он ощутимо порезался, и сложив все в мешок вернулся к костру уже натянув кольчугу.
- Разбудишь ее? - застегивая пояс спросил он у брата - Вы так хорошо беседовали вчера, что не думаю чтобы имело смысл с утра портить даме настроение маяча перед ее носом моей физиономией

+2

94

- Наконец-то ты взглянул на себя здраво, - хмыкнул Медраут, потягиваясь, чтобы размять затекшие члены. - Я рад, что ты понял, что лицезреть твою физиономию - сомнительное удовольствие.
Подойдя к Мелюзине, он осторожно постучал пальцем по ее плечу:
- Эй, госпожа фея! С добрым утром и пора вставать. У вас четверть часа, чтобы привести себя в порядок, умыться и побриться, - он все же не удержался, чтобы не съязвить, хотя и старался вчера произвести на Мелюзину впечатление. У него самого борода еще не росла, о чем Медраут тайно досадовал. Но досадуй или нет, а вырастить волосатость на подбородке или еще ино где - это по силам лишь богам. И даже здесь они благоволили Лансу.
Наскоро умывшись (не любил Медраут затягивать это дело) и поколдовав над котелком, в котором уже булькала вода с душистыми листьями, камелотский рыцарь спросил у Мелюзины:
- Что с вашей способностью взять след? Вернулось ли былое могущество могущественной феи, или нам придется наугад прочесывать всю южную часть Британии?

+1

95

Она уже не помнила, когда в последний раз ее будили столь непочтительно. Ткнули в плечо, как будто какую-нибудь ленивую служанку. Остатки сна моментально покинули фею, и она уселась на своем еловом ложе, метая яростные взгляды в Медраута.
-  У меня, что усы за ночь отросли? - огрызнулась фея. - С чего это мне бриться?
Фыркнув презрительно, Мелюзина отправилась к ручью. Отошла подальше, разделась, потом, не приближаясь к воде, поманила ее к себе руками. От родника тотчас же в воздух поднялась трепещущая огромная водяная сфера. Подлетела к Мелюзине и пролилась на фею освежающим ливнем.
- Хорошшшо... - зашипела Мелюзина, встряхнулась и быстро оделась. Теперь она долго не захочет спать.
Мелюзина вернулась к костру, над которым уже висел котелок с какой-то травой. Над ним хлопотал Медраут, который за ночь где-то умудрился растерять всю свою галантность, которую так успешно демонстрировал вчера вечером.
- Я - не гончая, мальчик, - отрезала Мелюзина. - Я не беру след. Я умею его видеть. Восстановились ли мои способности? А давай, проверим?
И фея сделала несколько манипуляций, после которых котелок с кипящим варевом аккуратно снялся с палки и взлетел, оказавшись прямо над головой Медраута.
- Интересно, достаточно ли восстановились мои способности, чтобы удерживать его там? Может быть, сейчас силы мои иссякнут, и он опрокинется? Как ты думаешь?

+2

96

Возможно это показалось бы странным, что названные братья, между которыми, казалось бы - была неприкрытая враждебность, пусть и лишь с одной стороны - на привале вели себя совершенно спокойно. Стычки происходили лишь с Мелюзиной, тогда как не возникло никаких, обычных в случае мелких склок, разногласий относительно того кто собирает сучья для костра, провианта, очередности караула, приготовления завтрака и прочего. И с утра, пока Медраут варил чай из бодрящих трав- Ланселот седлал и взнуздывал всех троих лошадей, готовя их к дороге.
Краем уха он слышал разговор брата с феей и обернувшись увидел красноречивую демонстрацию того что силы феи вполне восстановились за ночным отдыхом. Только вот эта пижонская выходка заставила его лишь с невеселой усмешкой покачать головой. И это - могущественная фея? Вскидывается на каждое слово которое кажется ей не слишком почтительным. Кому как не им - чародеям, знать цену словам и уметь пропускать их мимо ушей, или на худой конец иметь хоть самое малое чувство юмора? Ну что такого сейчас сказал ей брат? "Взять след?" И что с того, как еще выразиться рыцарю который не имеет понятия обо всех этих магических фокусах? Равно как и шутка о бритье - неужели не ясно что была всего лишь шутка?
Попытки феи постоянно демонстрировать свое превосходство внушали ему не столько почтение сколько совершенно обратное - ему становилось смешно. И вместе с тем перспектива дальнейшего пути в обществе женщины готовой по самому малейшему поводу пытаться унизить своих спутников прибегая к магии - как это случалось уже второй раз - внушала раздражение.
Что угодно отдал бы сейчас Ланселот за обычного, умелого следопыта. Да и без него, имея верное направление он был уверен что они с братом сумеют отыскать королеву и безо всяких следопытов, все же юго-запад Корнуолла - это не Поуисс по своим размерам и уж тем более далеко не Север. Но сколько на это уйдет времени?! А значит придется мириться с ее присутствием. Но все же, Господи, до чего я хотел бы знать - чего не хватает этой женщине? Постоянно принижает других обычно тот, кто лишь подобным способом может почувствовать собственное превосходство, но почему она, фея?! 
А впрочем не все ли равно. Им предстоял дальнейший путь, а значит и фею надо было принять как данность, со всеми ее придирками - точно так же как он принимал и Медраута. Правда разница все же была. Острый язык брата - был лишь частью его натуры, привыкнув к этому за много лет, Ланселот просто не воспринимал за ним иной манеры общения. А вот Мелюзина... что ж в общении с ней придется лишь сдерживать раздражение, и держать себя в узде. А в первую голову - надо бы попытаться угомонить ее прямо сейчас, не ровен час брат ляпнет что-нибудь не подумав, а с феи и вправду станется опрокинуть ему на голову котелок с кипятком.
Муха была уже оседлана и взнуздана, вороной конь Медраута пофыркал принимая мундштук, но укусить умелые пальцы не сумел, и затягивая на нем подпругу рыцарь бросил, лишь мельком оглянувшись через плечо и не отрываясь от своего занятия
- Если ваши силы иссякнут, то прежде опустили бы вы, госпожа, котелок на прежнее место. Если он опрокинется - вы останетесь без чая, а долгая дорога без горячего напитка в желудке покажется вам не слишком приятной прогулкой.

+1

97

Похоже, фея была из любительниц пощекотать нервы. И ведь можно было бы схватить палку, двинуть по этому поганому котелку, а потом... Нет, палкой - почти благородную женщину... Это некрасиво. А вот наподдать угли, чтобы она повизжала и попрыгала, как козочка, пытаясь стряхнуть головешки с одежды - можно было бы. Но не нужно.
Медраут и бровью не повел, когда Ланселот попытался выступить в роли миротворца. Зато Мелюзину смерил взглядом от макушки до пят, разглядывая самым внимательным образом.
- Вот смотрю на вас, госпожа фея, и очень удивляюсь, - сказал он, растягивая слова, словно сидел не под угрозой кипящего дождика, а под солнышком, на полянке, поросшей маргаритками. - Доказываете, что вы не собака, а сами лаетесь, почем зря. Если сказал что-то для вас обидное - то простите. Меня учили, что не стоит обижаться, если тебя сравнивают с собакой. Мало найдется людей, столь же верных и отважных, как эти твари. Вы, похоже, и в преданности, и в смелости уступаете им, раз так обиделись.

+2

98

Как интересно... Ланселот решил заступиться за брата. А ведь судя по тому, что она видела и слышала, отношения между братьями были далеки от идиллических. Это проявление благородства или бескорыстной братской любви?
- Спасибо за беспокойство о моем желудке, сэр Ланселот, - с преувеличенной любезностью произнесла Мелюзина. - Я и не собиралась жертвовать этим чудесным напитком. Это была небольшая наглядная демонстрация. Надеюсь, я не зря ее устроила.
Медраут, конечно же, не мог промолчать. И высказался в своем стиле. Мелюзина негромко рассмеялась, и котелок, описав красивую дугу, опустился аккуратно на свое место.
- Ты наговорил столько чепухи, мальчик, я даже не знаю, с чего мне начинать. Во-первых, чтобы меня обидеть, тебе нужно очень постараться. Обижаются - уж прости за правду - на равных себе. А я не обиделась. Я только хочу научить тебя разговаривать с феями. Странно, что Озерная фея допустила такой чудовищный пробел в твоем образовании. А преданность и смелость... - тут фея скривилась, как будто хлебнула уксуса. - Это ваши понятия, человеческие. И надо сказать, они весьма и весьма туманные. Вы, смертные, так любите высокие слова... а на деле почему-то у вас выходит одна чушь. Ты сам-то кому предан? Готова поспорить, себе и собственным интересам. Или твой брат...
Мелюзина поморщилась и оборвала сама себя.
- Но сейчас не время и не место для затяжных философских споров. Если вы хотите, чтобы я снова увидела след, то помолчите и не мешайте мне.
Фея поднялась и направилась к тропе. Теперь она действовала осторожно, опасаясь возможных ловушек. Но пока что все было спокойно. Никаких подвохов она не заметила. След был на своем месте, правда, значительно потускневший, как будто его пытались уничтожить при помощи магии. Мелюзина насторожилась - значит, среди похитителей есть маг. Либо очень талантливый ученик мага. Но, к счастью, не слишком могущественный.
Фея вернулась к спутникам.
- Теперь мы можем ехать. Но у меня к вам, юноши, будет одна просьба. Когда мы настигнем похитителей, оставьте мне мага живым. Это ведь не сложно для таких смелых, благородных и каких там еще?.. ах, да, преданных рыцарей, правда?

+2

99

Ланселот лишь покачал головой с невеселой усмешкой, застегнул пряжку и перешел к своему гнедому. Дальнейшие разглагольствования феи он слушал не оборачиваясь, пока взнуздывал и седлал мерина. Вся ее речь направленная - как впрочем и все ее предыдущие слова и поступки, на то чтобы указать "смертным" их место и возвеличить собственную персону     не вызвала в нем ничего кроме грустной иронии. Она действительно верила в то что говорила, и от этого ее впору было пожалеть. Чем может оказаться бесконечно долгая жизнь, если в ней нет ничего из того что придает смысла жизни человеческой? Бесконечной пустыней, заполненной лишь самоупоением? Зачем в таком случае нужна такая жизнь -пустая и скучная....
  Он вспомнил Владычицу Озера и словно теплая рука коснулась сердца. Ведь тоже фея, древнее, почти бессмертное и таинственное существо. А тем не менее - растила она их именно в тех идеалах о которых так пренебрежительно отзывалась Мелюзина. И никогда он не слышал от нее ничего похожего на бахвальство Мелюзины, никогда не видел чтобы она принижала кого-либо, демонстрировала свой дар по пустякам, и само обращение "смертный" даже представить в ее устах - у него не получалось.
Сравнивая обеих фей, Ланселот  волей-неволей задавался вопросом - чтО же они вообще такое. Им была доступна магия, странная, необъяснимая с точки зрения его веры, но от которой отмахнуться мог бы только слепой или глупец..  Доступна им обеим. Почему же они настолько разные? Быть может дело не в их таинственном могуществе, а в складе характера, в самой натуре - не феи, но женщины?  И если Владычица Озера ставшая для него воспитательницей, которую он даже про себя привык называть "матушка" была спокойной и мудрой женщиной, то Мелюзина казалась вздорной и заносчивой, и поневоле ассоциировалась с кошкой которую когда-то обварили кипятком.
Как бы то ни было - ни спорить с ней, ни доказывать что-либо он не хотел, ибо чем меньше сказано вслух слов - тем меньше шансов в очередной раз слушать ее менторские высказывания. Глухое, усталое раздражение пополам с жалостью - хуже смеси не придумаешь. Но в походе надо мириться со многим. Как бы не претило ему присутствие феи он не мог не признать того, что с ее помощью они отыщут королеву намного скорее чем если бы прочесывали местность наугад, отыскивая затертые следы и наводя справки. А значит - какой бы она не была - если она действительно поможет найти королеву - она будет заслуживать лишь благодарности. Ланселот не кривил душой, когда сказал что любому черту был бы благодарен если тот поможет отыскать след, и готов был впоследствии, если доведется, отплатить помощью за помощь и услугой за услугу.
Закончив седлать лошадей, и наскоро глотнув горячего чая рыцарь поднялся в седло, явно не собираясь ввязываться ни в какие споры или выяснение отношений. Дорога ждала, и все остальное было не важно.

+2

100

В ответ на вопрос феи Ланселот промолчал. То ли задумался, то ли не хотел разговаривать с Мелюзиной вовсе. Медраут выждал немного, но пауза затягивалась.
- Всенепременно, госпожа фея, - сказал он наконец, - и маг ваш, и его склянки-книги - все ваше. Но вот один вопрос меня беспокоит. А сколько похитителей едет вместе с магом? Вы это определить можете, о лучезарная? Потому что если их там отряд, то храбро погибать будет лишь мой братец. Я же предпочитаю действовать обдуманно и соразмерно своим силам. Биться с дюжиной рыцарей в одиночку? Благодарю покорно! Никогда не отличался тупым геройством.
Он сильно сомневался, что Малагант оставит его в живых, буде они встретятся при таких малоприятных обстоятельствах. А погибать, не узнав тайну своего рождения и не став первым рыцарем Британии, в планы Медраута не входило. Как не входило и разоблачение, если Малагант захочет втянуть его в игру с похищением Гвиневеры. А с него станется, с северного наглеца. Увидит их с Ланселотом и спросит: "Ну что, отправил камелотцев ложным путем, как я тебе сказал?" И да, придется тогда избавляться от свидетелей. От Ланса и от феи. Новое испытание для еще не совсем изжитой совести.
Уже убедившись, что Мелюзина ни черта не видела, а ведет их только сомнительным чутьем, Медраут несколько успокоился. По-крайней мере, немедленное разоблачение ему не грозило. А там можно что-нибудь придумать.

+1

101

- Точно сказать, сколько похитителей, я не могу. Чтобы их увидеть, мне нужно будет провести очень долгий и нудный ритуал, после которого я буду чувствовать себя еще хуже, чем после той проклятой ловушки, и это нас очень задержит. Могу сказать только, что отряд небольшой - для таких храбрецов, как вы, даже маленький. Едут быстро, пытались скрыть след от тех, кто умеет его видеть так, как я. Значит, они настороже и подозревают погоню. И боюсь, что впереди нас будет ждать еще какая-нибудь мерзкая магическая ловушка. Поэтому в пути, уж извините, но я буду молчать - мне нельзя ни на секунду ослаблять внимание. А на привале мы сможем продолжить нашу занимательную беседу.
Мелюзина вскочила на Муху, стукнула ее слегка по бокам пятками и направила по тропе, прищурившись и наблюдая за следом. На братьев она больше не оглядывалась. Теперь она чувствовала отголоски эмоций похитителей и королевы. Глухая, затаенная злоба.. Похоть, куда же без нее, раз похитили женщину... Жажда власти... интересно. Страх, паника, и в то же время горделивое достоинство - это королева. Она не умоляла и не просила пощады - это точно. Надо же, какая... Мелюзина качнула головой, пробормотав про себя что-то уважительное. А она-то считала королеву легкомысленной кокеткой. А в ней, как выяснилось, присутствовало немало достоинства. Ну, что ж, тем лучше для королевы, если она умеет держать себя в руках даже в такой отчаянной ситуации.
Они ехали и ехали, Мелюзина чувствовала себя разбитой и уставшей, но останавливаться было нельзя
Всплеск чужих эмоций неожиданно настиг ее. Гнев и ярость. И усилившийся страх... но в то же время с возмущением и негодованием... ее ударили, получается? Самоубийцы...
Мелюзина без предупреждения остановила Муху и спрыгнула с лошади.
- А вот это уже совсем интересно... Тут они останавливались зачем-то.
Со стороны Мелюзина сейчас и впрямь напоминала собаку, взявшую след, но она об этом не подозревала. Фея завертелась на месте, потом прищурилась, разглядывая кусты, разросшиеся невдалеке от тропы, и уверенным шагом направилась туда.
- Вот тут должно быть что-то. Яркий очень след... И я чувствую ее надежду... А вот теперь снова страх... И боль. По лицу-то зачем? - фея забылась, увлеченная поисками, и начала думать вслух.

+2

102

Дорога стлалась под копыта мерина, ехали быстро и в почти полном молчании - что вполне устраивало Ланселота, не желавшего ничего кроме того чтобы добраться до конечной цели путешествия, и по возможности без склок которые лишь задерживали в пути. Живописное озерцо к которому привело их чутье Мелюзины в другое время привлекло бы внимание, и желание сделать тут привал, выкупаться под водопадом... Но сейчас рыцарь лишь напрягся, когда фея спешилась и стала осматриваться. Останавливались? Зачем? Прикинув расстояние до Камелота Ланселот отбросил вопрос. Сменить лошадей, зачем же еще. А то что здесь нет следов - по крайней мере на первый взгляд - тоже не удивительно. Похитители опережали их уже не на три, а на четыре дня - учитывая все задержки предыдущего дня и ночевку. А уж если следы намеренно затирались... Странный парадокс - благодарить Бога за то что он послал им фею. Однако Ланселот был благодарен от всего сердца, хоть вздорный характер Мелюзины не внушал ему никаких иллюзий, но это к делу совершенно не относилось.
Но вот ее последующие слова заставили его похолодеть. "Надежду, страх, боль... по лицу-то зачем". Рыцарь так и застыл в седле, удерживая Муху за оголовье, чтобы не мешала поискам феи. Ему показалось что он ослышался, но...
- Вы хотите сказать... -  что это? Негодование? Сопереживание? Возмущение? Страх? Он сам не знал - что за ледяная лапа сжала ему сердце, и прокатившись снизу вверх к горлу прокатилась по нему пылающим комом. Собственный голос - ровный, словно неживой - показался сейчас совершенно чужим, хриплым, почти неузнаваемым
- Вы хотите сказать что кто-то посмел поднять руку на королеву?
Глупейший вопрос - ведь это же напрямую следовало из ее слов, но он не мог заставить себя поверить в это, хотя без тени сомнения верил в то что Мелюзина не будет лгать о том что касается следа и поисков. Но ему требовалось услышать это еще раз. Возможно - в другом контексте. Возможно - она скажет что-то что прольет больше информации...
"Кто это сделал? " - хотелось ему крикнуть. "- Не причинили ли ей иного вреда." Но он молчал, и лишь скрипнули перчатки на руках, удерживающих повод гнедого и оголовье Мухи, когда пальцы сжались в каком-то конвульсивном жесте стараясь подавить рвущиеся из сознания вопросы, и безумное желание немедленно расквитаться с теми кто посмел такое сделать.

+3

103

Медраут ни у кого ничего выспрашивать не стал. Но в седле заерзал, как будто уселся на муравьиную кучу. Что это бормочет Мелюзина? Кто осмелится поднять руку на королеву? Она и нужна-то... А для чего она, собственно, понадобилась Малаганту? Этот вопрос они с северянином старательно обошли. Правда, Малагант дал слово, что с королевой ничего не случится. Не слишком-то Медраут ему поверил, но соблазн узнать о тайне рождения был слишком велик. И теперь груз сей был слишком тяжел для совести.
Вчера Мелюзина рассказывала слезливые истории о тяжкой замужней жизни Гвиневеры. Кто знает, может и сейчас фея давит на жалость, преследуя какие-то свои цели. Ну невозможно поверить, что она отправилась разыскивать Гвиневеру по доброте душевной.
Все это подумалось, а вслух сказалось иное.
- Чего ты встрепенулся? - бросил он Ланселоту, и даже недовольно поморщился. - Сейчас еще будем выяснять, что привиделось госпоже фее посредь леса. Нас интересует след, а не ее видения относительно того, что тут происходило. Она и сама не поручится за достоверность своих видений. Потому что если бы дело обстояло иначе, нам бы уже назвали имена похитителей, место, где их искать и причины, почему это произошло. А так... - он нарочито зевнул, прикрыв рот ладонью. - Бабьи сказки послушаем потом. А сейчас я хочу услышать, почему мы застряли именно здесь.

Отредактировано Медраут (2015-05-28 20:31:44)

+1

104

Зря она сказала это вслух... а, может, и не так уж зря? Ланселот уже готов разорвать на куски того несчастного, который посмел поднять руку на королеву. Переживает за Ее Величество... пусть почувствует к ней сострадание - как ее там в плену истязают... тем нежнее он будет с ней, когда они ее отыщут.
- Да, ее ударили, - кивнула она, нахмурившись. Все же, не по-мужски это как-то - бить женщину по лицу. Ну хочется шлепнуть - есть же иные, не такие нежные места. - Ударили грубо. По щеке. И это было здесь... А там...
Что было "там", Мелюзине договорить не дал Медраут. Она посмотрела на него снизу вверх, жалея изо всех сил, что сегодня была не суббота. Ее хвост ей бы очень пригодился сейчас - им так удобно сбивать спесь вот с таких вот наглецов... Но хвоста не было, и фея разразилась гневной тирадой:
- Может быть, за тебя еще съездить, спасти королеву и привезти ее сюда, чтоб ты с триумфом доставил ее мессиру? А ты полежишь где-нибудь на травке, отдохнешь, выспишься? Что за манера у смертных - ждать от фей немедленного чуда? Хочешь имена и место, где их искать? А чего тебе еще? Может, спину почесать? Или спеть-станцевать? В жизни не видела такого наглеца!
И Мелюзина, высокомерно фыркнув, повернулась к Медрауту спиной. Велико было искушение обрушить ему на голову какую-нибудь колючую ветку, полную шишек, но сейчас фею больше занимало другое.
- Они останавливались тут. И мне кажется, нам тоже следует здесь задержаться. К тому же, я то и дело перестаю видеть след. Как это ни странно, но феи тоже устают.

+1

105

Ланселот редко испытывал гнев. Настоящий, тяжелый, лишающий способности соображать и жаждущий лишь крови, ослепляющий гнев. Но вот сейчас его душило яростью, тем более страшной что она не находила себе выхода, и человек которого он готов был растерзать голыми руками - находился сейчас неведомо где, и что самое страшное - королева, все еще была в его полной власти. И одному Богу ведомо что он с ней делает....
От этих мыслей можно было рехнуться, он едва слышал слова брата и феи, но запоздало сообразив что означали ее слова лишь скрипнул зубами и молча соскочил с коня, цепляя за ветку поводья и Мухи и своего гнедого. Задержка. Еще одна задержка - тогда как следовало бы нестись без передышки, загоняя коня насмерть - чтобы догнать, настигнуть наконец похитителей... А вместо этого. Он с усилием перевел дыхание, заставляя себя сохранять хоть видимость спокойствия. Фея была единственной кто мог указать верную дорогу, благодаря ей они двигались не наобум а по следу, и несмотря на передышки которые ей требовались - шли в нужном направлении а не рыскали на удачу теряя время в неверных поисках. А потому следовало с этим смириться.
Только вот очередной перепалки им недоставало! Как будто и без того было мало задержек...
- Не принимайте всерьез слова моего брата, госпожа - проговорил наконец он, сдирая с рук перчатки - Неужели столь могущественная дама может принимать так близко к сердцу пустое острословие.
Ланселот бросил на Медраута мрачный взгляд, словно говоря "Уймись ты наконец!" но, понимая бесполезность попыток урезонить брата - вслух не сказал ничего. Вместо этого им завладела иная мысль и посмотрев на фею он спросил
- Какое время потребуется вам на восстановление сил? Если значительное, то я пожалуй поезжу немного по окрестностям пока вы отдыхаете.

+2

106

Надо сказать, что за ночь бдения и день езды Медраут так и не нашел выхода из того лабиринта, в котором очутился. Пока он мог лишь следовать за феей, которой вздумалось помогать смертным, и за братом, которому вздумалось в гордом одиночестве спасать королеву. И внезапно понял, как устал. Устал от всех этих тайн, от этой игры кто кого переговорит и кто кого убедит.
- Хорошо, привал - так привал, - сказал он покладисто.
Когда Ланселот заявил, что желает осмотреть окрестности, Медраут и не вздумал возражать. Хочется ему - пусть едет. Если сильно повезет - свернет себе шею где-нибудь в лесу. Или набредет на тех, кто свернет. И все сложности разрешатся сами собой. Нет героя - нет сказки о волшебных похождениях и спасении принцессы.
- А может фея приманить сюда пару кроликов? - спросил он у Мелюзины, срезая дерн, чтобы устроить кострище. - И вам и нам был бы сытный ужин.

+2

107

- Я бы не рекомендовала совершать далекие прогулки. Похитителей поблизости нет, но могут быть иные опасности. Те, на которые я не обращала внимание, концентрируясь на следе. Но я так понимаю, мои предостережения рыцарю не нужны, и он уже все решил. Как будет угодно храброму рыцарю.
Мелюзина бросила незаметный взгляд на Ланселота. Наверное, ему нужно развеяться, чтоб прийти в себя после услышанного. И почему это, интересно, у прекрасных, черноволосых и белокожих королев всегда полным полно защитников, а у нищих, беззубых, седых старух их вовсе нет? А ведь избивают этих нищенок регулярно. Порой и собаками травят. Так странно устроен мир...
Фея хмыкнула и повернулась к Медрауту. Тихий какой-то. И его, что ли, задело? Надо же, какие тонко чувствующие попутчики ей попались...
За свое спокойное поведение Медраут и впрямь заслужил хороший ужин.
- Приманивать кроликов я никогда не пробовала. И пытаться не стоит. Приманю еще кого-нибудь не того. Но я придумаю что-нибудь, разводи пока костер.
С этими словами Мелюзина скрылась в лесу, в том направлении, откуда она уже давно почувствовала воду.
***
Вернулась фея примерно через полчаса, с мокрыми волосами, усталая, но довольная. В руках она держала двух больших серебристых рыб.
- Думаю, на ужин нам хватит, - сказала Мелюзина и свалила свою добычу у костра. - У тебя ведь есть нож? Дай мне. Ее нужно почистить.

+1

108

Ланселот выслушав фею лишь неопределенно мотнул головой. Привязав всех троих коней он достал из седельной сумки остатки провианта, положил на камень рядом с которым Медраут готовил место для костра. Он краем уха слышал что-то об ужине, кроликах и обещание Мелюзины, но обещания феи это обещания а кусок хлеба никогда не повредит. Не снимая кольчуги рыцарь поплескал в лицо водой из озера, отер шею, провел мокрыми пальцами по волосам и выпрямился оглядываясь. Привал... у них здесь был привал. "Ударили грубо. По щеке" - вновь прозвучала в ушах фраза феи и он стиснул зубы.
- Пойду наберу дров.
Густой подлесок сиял яркой майской зеленью, и быстро сомкнулся за спиной. Хвороста было мало. Немудрено - если они тут останавливались, и уж тем более если их тут ждала подстава с лошадьми - они подсобрали все что могли в округе пока ожидали. Едва заметная тропинка, кое-где сломанные ветви кустов словно тут пробиралось разными путями несколько человек - а может и олень продирался удирая от волка... Еще одна ветка, еще одна...
Наклонившись за очередной сухой веткой рыцарь замер. Тонкий, едва заметный металлический отблеск на бурой земле укрытой опавшей хвоей, прошлогодними листьями, и кое-где пробивавшимися сквозь этот ковер травинками.
Ланселот осторожно, словно боясь спугнуть морок опустился на колени, мягким движением, не глядя, положил уже собранные ветки где-то сбоку от себя и протянул руку.
Нет, не показалось! Серебряная шпилька в пальцах показалась каким-то посланием из иного мира. На секунду словно провалился в тартарары весь окружающий мир, заволокся полупрозрачным маревом, исчез и лес, и озеро, и Медраут с Мелюзиной оставшиеся где-то позади занятые каждый своим делом, исчез весь мир, и Ланселот словно бы завис в пустоте, рассматривая шпильку, которая сейчас стала единственным проводником обратно, к исчезнувшему миру.
К ней!
Лишь королева Британии и самые знатные дамы могли позволить себе шпильки из серебра.
Он бросил взгляд вокруг себя, и в паре пядей обнаружил еще одну. И еще.
Отчего только рассыпались они здесь? Намеренно ли пыталась оставить след королева? Или они выпали сами? "Ударили по лицу" Этим ли ограничилось, или.... Его воображению представилась такая сцена, что он едва не взвыл, и с размаха саданул кулаком по коре ближайшего дерева. Прекрати! Если бы с ней учинили что-то еще, Мелюзина сказала бы... возможно.. Или нет... или ее возможности не безграничны...
От этих мыслей можно было рехнуться, и даже тень мысли о том что королева во власти каких-то неизвестных могла подвергнуться насилию застлала ему взгляд алой пеленой и запульсировала кровью в висках, бешеным приливом гнева.
Нет.... оставаться спокойно наслаждаясь отдыхом на привале - при той бурлившей внутри, и не находившей себе выходя ярости было невозможно.
Ланселот спрятал шпильки, торопливо насобирал хворост и вернувшись к брату опустил охапку рядом с подготовленным местом для костра. Увидел как возвращается Мелюзина с рыбами. В другое время ее мокрый но довольный вид заставил бы его рассмеяться. Но не сейчас, и тень полуулыбки дернувшей уголок его рта отдавала горечью.
- Отличный улов, госпожа. Отдыхайте, я ненадолго.
И не вдаваясь более ни в какие подробности он отвязал своего мерина, поднялся в седло и направил его по тропе, пригибаясь под низко нависшими ветвями деревьев.

+2

109

Медраут проводил Ланселота подозрительным взглядом, машинально протянув Мелюзине нож. Пошел за дровами, а вернулся, будто узнал, что замок Озерной Феи спалили дотла белые драконы. И куда-то отправился. Верхом. Страх опять больно куснул за сердце. А что если... вызнал что-то? Но Медраут тут же прогнал подобные мысли. Вызнал? Здесь, посреди леса? Едва ли Малагант услужливо оставил пару-тройку сообщников, чтобы указали дорогу, буде Лансу вздумается прогуляться совсем в другую сторону, чем все остальные рыцари.
Тут он сообразил, наконец, что фея решила заняться чисткой рыбы и от души чертыхнулся, выхватывая у нее нож.
- Сразу видно, что вы дальше замков нигде не бывали, - заметил он, забирая у нее и рыбин. - И зачем только покинули свое теплое гнездышко и решили разделить с нами тяготы походной жизни? То есть, я вам, госпожа фея, очень благодарен, что вы ведете нас туда, куда вам кажется увезли королеву... Но вы точно не ошибаетесь? След-то вел на север, я и лоскут от платья Её Величества там нашел.
Рассуждая таким образом, он обмазал рыбин глиной, не потроша их и не счищая чешуи, и закопал в уголья, орудуя палкой, как кочергой.
Шорох в чаще леса заставил его вскинуть голову. Ланселот, конечно, обещал, что вернется вскорости. Но как-то слишком уж скоро он вернулся. Прислушавшись, Медраут не уловил ни стука копыт, ни лошадиного фырканья, ни даже шелеста ветвей, как если бы всадник ехал сквозь кустарник.
- Сдается мне, кто-то там засел, - сказал он одними губами, жестом призывая Мелюзину сидеть спокойно и не оглядываться. - Можете определить, человек там или зверь? Своим волшебным чутьем?

+2

110

Полетав в темноте вокруг замка, Неметона еще раз и от души прокляла этого идиота-песнопевца. Стоило бы откусить ему голову сразу, а не тянуть дракона за хвост! Теперь он был в замке, он знал, кто она такая, а ей не было туда ходу. Что он там болтал про королеву, которую похитили?.. Неметона поразмыслила, есть ли польза от этой вести. Нет. Зачем ей королева? Пусть себе сидит в высокой башне, как и положено похищенным благородным дамам. Сидит и ждет, когда ее спасут не менее благородные рыцари. А у нее, Неметоны, желания гораздо проще. Требовалось поесть, напиться и отдохнуть, чтобы завтра попытаться проникнуть в этот неприступный замок.
Она решила вернуться к тому самому озеру, возле которого обладатель древнего копья делал остановку, и где она припрятала одежду перед тем, как отправиться на разведку к замку.
Скользнув в озеро и шаря по дну в поисках пищи, Неметона вдруг обнаружила, что уже не одна. Кто-то еще нырнул в воду. Кто-то человеческий. Затаившись у дна, драконица следила за женским силуэтом. Это было что-то новое - человеческая женщина не боялась ни ночи, ни озерных тварей.
Неметона высунула морду из воды, чтобы проследить. Женщина возвращалась в лес, волоча двух рыб. Не иначе - на ужин. После недолгого колебания, Неметона вышла на берег и приняла человеческий вид. Нашла одежду и натянула платье, в котором щеголяла на турнире. И красные башмаки с пряжками. Волосы она отжала и завернула в узел, постаравшись пригладить нечесаные волосы.
Идти в башмаках по лесу вовсе не так удобно, как босиком, но Неметона старалась, поэтому двигалась тихо, так что ни  один сучок не хрустнул под ногой.
Вскоре она уловила запах дыма, потом увидела отблески костра, а потом - и людей, возле костра. Она непроизвольно клацнула зубами. Вот так встреча. Это были те самые, воспитанники озерной феи, что помогли красному дракону забрать заложницу. Двое мужчин и женщина. Не так просто они шляются по лесу. Напрягая слух, Неметона пыталась уловить смысл разговора. Хорошо, что эти слизняки не знают ее человеческого облика, а она-то их знает. И постарается поквитаться за неудачу.
Светловолосый уехал, а тот, отметину от чьего меча она до сих пор носила на лодыжке, остался у костра.
Идти в башмаках по лесу вовсе не так удобно, как босиком. И когда под ногой схрупало, темноволосый насторожился. Неметона вздохнула и выступила вперед, придав лицу самое жалостливое выражение.
- Пожалейте несчастную, добрые господа, - сказала она со слезами в голосе. - Разрешите найти у вашего костра тепло и защиту, благородный рыцарь!

+3

111

Неужели Ланселот думает, что если будет сновать вокруг их стоянки, то сделает что-то полезное? Но, видимо, молодому рыцарю никак не сиделось на месте. Приподняв бровь, Мелюзина проследила за тем, как он удаляется, и задумалась о чем-то своем. Но то, что проделал с пойманной рыбой Медраут, очень быстро вывело ее из глубокой задумчивости.
- И что же это будет, интересно? - вполголоса сказала фея, с сомнением глядя на то, как Медраут хоронит рыб в углях, - Я не хочу есть непотрошеную рыбу, к тому же еще и с чешуей. Не настолько я еще проголодалась.
Она обошла вокруг костра, выбирая себе уютное место, в конце концов уселась напротив  Медраута, внимательнее, чем обычно, глядя на его лицо.
- Я не всю свою жизнь провела в замках, юноша. Бывала я в таких местах, которых ты в самых страшных своих кошмарах не видел... и в этом твое счастье, - в голосе феи не было привычного высокомерия, он был ровным и спокойным. И вдруг, без всякой видимой связи с предыдущим высказыванием она попросила:
- А покажи-ка мне тот лоскут, что ты нашел. И объясни, почему ты все время хочешь повернуть на север?
Она не понимала еще, зачем ей это было нужно, но чувствовала, что с лоскутом королевского платья что-то не то... Однако ей не дали хорошенько подумать и разобраться в своих ощущениях. Поскольку она постоянно теперь была настороже, ожидая какого-нибудь колдовского подвоха или ловушки, то уловила в чаще едва слышный шорох. Затем он стал четче и громче. К ним приближался кто-то... Кто?
- Не зверь... - неуверенно ответила она на вопрос Медраута. - Похоже, человек...
Но до чего же странный был приближающийся человек... В нем было что-то, что пугало Мелюзину... и в то же время притягивало. Но страннее всего было то, что тот, кто приближался, был абсолютно недосягаем для ее магии. Фея уже начала не на шутку опасаться, что проклятая ловушка навредила ей гораздо сильнее, чем она думала.
Создание, явившееся из лесу, оказалось обычной девчонкой. Но Мелюзина уже привыкла не доверять внешнему виду, поэтому придирчиво осмотрела гостью по-своему. И вновь наткнулась на что-то холодно-вежливое, неприступное, словно скала, и к тому же равнодушное...
Мелюзина, склонив голову, посмотрела на Медраута. Пустит ли он бедняжку к костру? Обратились-то к нему...

+1

112

У Медраута даже рука дрогнула, когда Мелюзина принялась допрашивать его по поводу северного пути. Но неприятный разговор прервала появившаяся девица. Выглядела она так, словно за ней гналась парочка драконов - помятая, лохматая, хотя и пыталась, видать, придать себе надлежащий вид. Появление ее настораживало. Медраут незаметно взялся за рукоять меча, который лежал рядом с ним. Не раз бывало, что следом за невинной девицей из леса выскакивала шайка головорезов. Поэтому он не слишком прислушивался, что там лепетала нежданная гостья, а старался уловить какие-то посторонние шумы и шорохи - из чащи, куда в одиночку отправился Ланселот. Но все было тихо и спокойно, и фея не спешила улетать в небо легким облачком, а продолжала сидеть у костра, как ни в чем не бывало.
Только тогда Медраут перевел взгляд на пришлую. Достаточно миловидна, выглядит испуганно.
- Что с вами случилось, уважаемая госпожа? - спросил он без особого интереса и почтения. - Заблудились... или потеряли в лесу нечто особо драгоценное?

+1

113

Темноволосый ничуть не изменился. Неметона едва не заскрежетала зубами. Подозрителен, как и раньше - подозрителен. Но надо отдать должное, его подозрительность зачастую играла ему на руку. Вот и сейчас - прежде всего сцапал меч и готов уже рубить направо и налево. Зачем здесь воспитанники озерной феи? Драконица видела лишь одну причину - ищут королеву. Ну не глупцы ли? Поехали вдвоем сражаться с армией в неприступном замке!
- Я не заблудилась и не потеряла ничего ценного, - ответила она проникновенно, протягивая руки то ли к огню, то ли к рыцарю. - Я из рыбацкой деревни, что неподалеку. А здесь оказалась волей случая и стала свидетелем страшного преступления! Такого страшного, что мне до сих пор не по себе... Так много пережить для слабой девушки - это выше моих сил. Позвольте мне остаться здесь, а завтра я поспешу в Камелот, чтобы сообщить нашему королю о том, что знаю, где похищенная королева...
Она уронила руки и даже всхлипнула, исподтишка наблюдая, как темноволосый примет ее слова. Женщина интересовала ее меньше. Какая-то слабая женщина, ничем не примечательная. Поди и взята в дорогу для утех, чтобы не скучно было таскаться по пустынным дорогам и коротать ночи, таращась в темноту.

+1

114

Тут впору было дрогнуть не только второй руке, но и сердцу впридачу. Тем не менее, Медраут и виду не показал, что услышанное чем-то его взволновало, только взгляд стал пристальнее.
- Плохие вести ты принесла, - сказал он. - Садись к костру, обогрейся. Мы накормим тебя и не дадим в обиду. А ты расскажи, что знаешь о королеве.
Он, конечно, беспокоился насчет того, что эта девица может понарассказать, но пусть уж лучше болтает сейчас, когда ее могут услышать лишь он и Мелюзина, чем в присутствии Ланселота.
Разворошив уголья, он с преувеличенным усердием занялся рыбой, проверяя, затвердела ли уже глина.

+1

115

- О, как вы добры, господин рыцарь! - воскликнула Неметона со слезами в голосе. - Какое счастье, что я встретила вас и вашу прекрасную спутницу! Но здесь так опасно разгуливать в одиночку...
Она села на бревнышко рядом с женщиной и застенчиво улыбнулась. Огонь был ей вовсе не мил, но приходилось потерпеть такое неуютное соседство.
- Никогда не забуду тех страхов, что я натерпелась, - пожаловалась она, - сердце остановилось, а потом я так бежала, так бежала... Королеву увезли в замок на берегу моря. Там много солдат и они охраняют все подступы, входы и выходы. Я встретила в лесу смелого юношу, он спешил на помощь нашей бедной правительнице. Такой смелый, такой глупый... Его ранили на моих глазах, схватили и забрали в замок. наверное, он уже мертв... Ах, если бы вы могли спасти и его, и бедную королеву... Но одному это не под силу, доблестный рыцарь. Поэтому я спешу в Камелот, чтобы король собрал войско и поспешил на помощь. Но это так долго для моих слабых ног, - она выставила из-под платья красные башмаки с лентами. - Когда я думаю, как тяжело в плену нашей нежной и бедной королеве, мне становится еще страшнее...
Говоря так, Неметона внимательно наблюдала за темноволосым. Не надумает ли он броситься спасать королеву? Если затеять переполох на мосту, то и в замок можно будет проникнуть с меньшим риском. Если бы сопляк решил проявить геройство, как бы это облегчило ее задачу! А может, светловолосый захочет поиграть в неуязвимого спасителя? Вот было бы славно...

+2

116

Неожиданная гостья из леса нравилась Мелюзине все меньше и меньше. Не так давно фея сама прикидывалась беспомощным мальчишкой, который что-то видел и что-то знает. А эта...
Слишком много знает.
И куда королеву увезли, и как замок охраняется... Еще и какого-то юношу приплела...
Фея обернулась к ней, пытаясь увидеть хоть что-нибудь, но словно наткнулась на невидимую стену. Нехорошо... подозрительно... странно...
Но она не солгала в одном: она действительно была здесь одна. Это, по крайней мере, Мелюзина точно могла сказать. Но кем же надо быть, чтобы в одиночку пробираться через лес в Камелот?
- Как тебя зовут? - спросила фея, - Что за случайность привела тебя на место преступления и что именно ты видела? И почему не увидели тебя?

+1

117

Оказавшись в одиночестве Ланселот ощутил несказанное облегчение, несмотря на то что неотступные мысли о королеве жгли как огнем. Все же слишком тяжко было ехать в обществе Мелюзины и Медраута, не зная на что способны эти двое в следующую секунду - от безобидной пикировки до очередных "демонстраций" вроде котелка с кипятком. А сейчас, когда его окружил лишь шумящий зеленью лес, груз давивший на спину хмурым взглядом брата исчез. Выбравшись на более ли менее протоптанную тропу он заломил несколько веток как это обычно делается на охоте, чтобы найти обратный путь, дал шпоры коню и помчался галопом, пригибаясь к лоснившейся гнедой шее. Он не искал следов, и не собирался осматривать чащу. Сейчас он искал людей. Кого угодно - лесорубов, угольщиков, детей собирающих хворост. Лес рано или поздно должен был закончиться - такие широкие тропы обычно за собой оставляют телеги и он не сомневался что тропа выведет его к какому-нибудь обитаемому жилью.
Сколько еще дней придется провести в дороге было неизвестно - а сейчас он отдал Мелюзине и Медрауту все, что осталось от прихваченного из Камелота продовольствия. Есть ли запасы у его спутников он не знал, но и интересоваться не хотел. Надо было раздобыть еще припасов на троих, а кроме того - найденные в кустах шпильки позволяли теперь осуществить мысль которая не давала ему покоя весь сегодняшний день.
Королеву увезли на юго-запад, в этом теперь не было никаких сомнений. Гавейн попросил дать знать как только он что-то разузнает, а всех голубей увезли с собой отправлявшиеся на север рыцари.  Что бы ни думал о нем Медраут - Ланселот вовсе не был одержим мыслью разыграть из себя героя-одиночку, и не льстил себе мыслью что способен справиться с целым отрядом. Но похитители опередили их на целых четыре дня, и куда бы они не везли королеву, то наверняка уже достигли своего убежища, а там, наверняка более чем хорошая охрана. Отступать даже перед целым отрядом он бы не стал, но в таком случае,  в случае его гибели, королева все равно останется в руках похитителей, и король по-прежнему будет искать ее где-то на севере. А значит... значит надо было послать весть в Камелот.
Он гнал коня все быстрее и быстрее, деревья мелькали, сливаясь в сплошные полосы, и он уже видел впереди широкий просвет там где они расступались. Тропу перекрыло бревно лежащее по диагонали - наверняка свалившееся с телеги лесорубов. Рыцарь сжал коленями бока гнедого, тот легко перемахнул через препятствие и через несколько минут вылетел из леса на довольно широкую поляну, посреди которой стояло дощатое строение. На первый взгляд рыцарь удивился тому что домик стоит так одиноко, но в следующее мгновение услышав скрежещущий звук металла по дереву понял свою ошибку. Хотя дымок над срубом лесопилки все же поднимался - повидимому тут не только пилили лес, но и жили, чтобы не тратить время на дорогу до деревни и обратно.
Пока он рассматривал лесопилку, навес и штабеля досок наваленных под ним - гнедой обрадованный запахом дыма и жилья - совершенно самостоятельно прибавил шагу. Слева от домика стояла телега запряженная парой низкорослых мохноногих лошадок, и еще одна пощипывала траву чуть в отдалении. Вокруг нее бегала крупная черная собака, которая учуяв запах чужака мгновенно навострила уши и кинулась навстречу пришельцу, оглашая воздух пронзительным лаем. Шум пил стих, и из-за навеса вышел кряжистый, заросший бородой до самых глаз мужик, отиравший руки о грубые штаны, а следом еще один - в противовес первому - тощий и долговязый, с изжелта-бледным лицом. На пороге домика показалась женщина в переднике и почти тут же скрылась обратно.
Ланселот спрыгнул с седла, повел мерина в поводу, и подойдя поближе оглядев обоих спокойно склонил голову
- Мир вам, добрые люди.
- И тебе не хворать - чуть помедлив отозвался здоровяк, с подозрением оглядывая кольчугу, дорожный плащ, притороченный к седлу щит и меч у бедра. А долговязый принялся озираться, словно прислушиваясь - не вылетит ли из леса еще десяток всадников. - Что надо-то? Нечасто к нам рыцари захаживают.
- Хотел бы купить у вас хлеба на дорогу. - Ланселот не стал ходить вокруг да около.
- И только? Вы откуда едете-то сэр? - с еще большим сомнением поинтересовался кряжистый а долговязый отшагнул назад, оглядываясь на колоду со вбитыми в нее топорами. Настороженность и опасливость так и зависли в воздухе. Н-дааа, не балует местный лорд своих смердов похоже...
- Послушайте, я один. Еду из Камелота. И действительно хочу лишь купить еды, а также попросить об услуге. И за то и за другое хорошо заплачу - рыцарь вынул из седельной сумки мешочек с монетами подбросил его на ладони.
Оба лесоруба переглянулись и здоровяк у которого хмурое недоверие мешалось с заинтересованностью наконец кивнул -
- Ну это другое дело. - и тут же заорал так что уши заложило - Эдна, поди сюда!
Из домика вновь высунулась женщина в чепце и переднике и испуганно-вопросительно уставилась на мужчин. Узнав о требуемом она вновь скрылась в домике но почти тут же появилась обратно, таща мешок с разрезанным пополам ржаным круглым хлебом, диаметром чуть ли не с тележное колесо и ломтем солонины. Следом за ней выскочил и с любопытством уставился на рыцаря вихрастый мальчишка лет двенадцати, настолько похожий на Эгга, что Ланселот невольно улыбнулся. 
- Еды у нас немного, но чем богаты... - начал было здоровяк, но рыцарь молча оборвал его, протягивая на ладони серебро. У всех троих вытянулись лица а мальчишка восторженно взвизгнул. И воспользовавшись этим рыцарь обратился уже непосредственно к здоровяку
- Еще у меня есть поручение. Если выполните просьбу - заплачу золотом.
Женщина поглядела на него со странной смесью страха и радости и притянула к себе мальчишку. Двое мужчин переглянулись.
- Что за просьба-то? - тон здоровяка был еще настороженным, но уже без враждебности. Ланселот вынул одну из шпилек
- Вот это надо доставить в Камелот сэру Гавейну. И сказать, что сэр Ланселот велел передать о том что юго-западный след - верный. Что я не знаю пока еще - куда он приведет, и еду дальше.
- Сталбыть сэр Ланселот это получается вы. - здоровяк вынул из его пальцев шпильку которая в его ручищах казалось рассыплется в первую же секунду. - Я - Перт, а это - он кивнул на тощего - Тревор. Что, и правда заплатите? Без обмана?
- Заплачу - Ланселот чуть сощурился - Но, любезный Перт - полагаю ты догадываешься что будет если взяв деньги вы меня обманете и не выполните поручения? Я ведь узнаю о том, непременно узнаю.
- Еще бы не догадываться - Здоровяк сплюнул в траву - Все справим в лучшем виде. Вон постреленок мой живо до Камелота доберется, и кобылка имеется добрая. Только вот деньги вперед.
- Да уж, не от хорошей жизни все мы стали недоверчивыми - усмехнулся рыцарь, протягивая золотой ауреус. - Если донесете поручение - обещаю, получите еще один. А если нет...
- Передать сэру Гавейну, эту штучку, и сказать что вы, сэр Ланселот велели передать что юго-западный след верный, и что вы пока не знаете куда он заведет и едете дальше - шустро встрял в разговор мальчишка, ловивший каждое слово и азартно подпрыгивавший на месте. От интереса и любопытства он похоже растерял всю приличествующую смердам настороженность и уничижение в присуствии рыцаря, и из слов отца явственно заключил что ехать предстоит именно ему.
Тяжелая рука здоровяка отвесила мальцу подзатыльник, от которого тот кубарем покатился по траве, и вскочил в нескольких футах левее хохоча во все горло, а Перт усмехнулся уже спокойно. Теперь и он уже избавился от колючей ершистости.
- Язык без костей, смотри, доведет до беды. А вы, сэр рыцарь, не беспокойтесь. Выполнит бесенок просьбу вашу. Прямо сейчас его и отправлю.
- Благодарствую. - Ланселот не стал затягивать общение. Забросил мешок с хлебом и солониной на спину гнедого, кивнул всем четверым, и поднялся в седло - Мира вам, добрые люди.
- Доброго пути - отозвался в ответ Перт, женщина неловко присела, но рыцарь уже не смотрел, и развернув мерина помчался обратно.
Выполнит ли мальчишка его поручение, дойдет ли весть в Камелот и когда? В том что выполнит - рыцарь мог не сомневаться. Смерд бы не осмелился обмануть рыцаря, во времена когда и за меньшее выжигали порой целые деревни. И хотя с правлением Артура подобные бесчинства почти прекратились, но были вполне возможны, и смерды хорошо это знали. А вот когда? Они были в пути уже два дня. Мальчишка доберется до Камелота куда быстрее, потому что ему не придется искать дорогу, но навряд ли быстрее чем за сутки. И невесть сколько времени понадобится Гавейну чтобы уразуметь услышанное и принять меры. Да и станет ли он вообще принимать эти меры, не сочтет ли слова Ланселота похвальбой мальчишки желающего доказать свою правоту? Возможно и это, но... Он должен был отправить эту весть. И даже в случае если попытка спасти королеву будет стоить ему жизни, ее все равно найдут и освободят. А ничего бОльшего ему и не требовалось.
Найти место в котором он выехал из леса труда не составляло, хотя гнедой был явно не в восторге от того что они вновь углубляются в чащу. Но его мнения, увы, никто не спрашивал. Галопом обратно по просеке, высматривая вехи которые оставил по пути, и уже шагом, обратно через заросли Ланселот еще издалека почувствовал запах дыма. И вскоре уже спешился рядом с двумя другими лошадьми, снимая с седла мешок.
А вот когда он вышел к костру - его брови поползли вверх от изумления. Девица? Откуда она тут взялась у их костра? Но не задавая пока вопросов он подошел поближе и опустил на камень мешок с со своей добычей. Нехитрая еда - хлеб да солонина, но в дороге и это не помешает.  Молча наклонил голову, здороваясь с незнакомкой и адресовал брату и Мелюзине вопросительный взгляд

+3

118

- О! Еще один доблестный рыцарь! - затараторила Неметона. - Целых два доблестных рыцаря - теперь я ничего не боюсь!
И она вздохнула с таким облегчением, словно встретила родных братьев после долгой разлуки.
- Меня зовут Линет, добрая госпожа, - ответила драконица женщине. Что-то слишком требовательно эта женщина расспрашивала. - Я живу здесь, в деревне неподалеку, поэтому оказалась тут вовсе не случайно. Мы возвращались с камелотского турнира. Мой почтенный батюшка, моя почтенная матушка и двое моих братьев. Возле самой деревни мы нашли раненого юношу, он лежал на дороге, истекая кровью. Мы добрые христиане, поэтому не могли бросить его в беде. Он пролежал у нас два дня, бредил и порывался идти спасать кого-то. Я приглядывала за ним, и вот вчера вечером он пришел в себя. Он сказал, что его зовут Талиесин, что он поэт королевы, и что королеву похитили. Он говорил, что знает похитителя и спешит на помощь королеве. Он был ранен, но все равно поднялся и пошел к побережью, там стоит замок соседского лорда. Мой почтенный батюшка сказал, что я отвечаю за раненого, я не могла оставить юношу и пошла за ним. Он был очень слаб, но такой смелый! - Неметона врала увлеченно, то заливаясь слезами, то печально качая головой, всем своим видом показывая, как она сожалеет и переживает за барда. - Мы дошли до озера, что за теми дубами, а там на юношу напади воины. Их было трое, и с ними была красивая дама в зеленом платье. Я успела спрятаться, я знаю все тропки и потаенные места в этом лесу и на много-много дней вокруг. А юношу и даму забрали в замок. И теперь я спешу в Камелот, чтобы рассказать об этом королю. Он отправит храбрых рыцарей и освободит королеву и ее смелого барда. Подумать только! Он один бросился на помощь нашей несчастной королеве! А ведь у него не было ни меча, ни кольчуги, ни коня... Не то что у вас, доблестные рыцари.
Она замолчала и выжидающе посмотрела на воспитанников озерной феи. Что-то теперь скажут?

+2

119

Слащавый тон девицы заставил Ланселота усмехнуться. Он неторопливо стянул кольчугу, поморщился ощущая как липнет к телу рубаха и сел у костра, слушая ее вполуха. Но услышав имя Талиесина вскинул голову и устремил на девушку пронзительный взгляд. Талиесин! Ну конечно же он сопровождал королеву, но поскольку Гавейн уверял что все кто входил в ее свиту были найдены убитыми - он как-то решил что бард тоже погиб. И теперь, слушал очень внимательно. Что-то не вязалось во всем этом. Преувеличенные восторги по поводу храбрости барда выглядели так нелепо что он поневоле задался целью - зачем девица так явно лжет. Он знал барда, и приятельствовал с ним, и прекрасно знал что уж кем-кем а храбрецом его бы не назвал никто. Но с другой стороны... откуда она знает его имя? И несколько других несоответствий так явно бросались в глаза что он не смог смолчать
- Забавно...- медленно произнес он наконец. - Давно я не слышал столь явной лжи но при этом так перемешанной с правдой. Уж не знаю кто вы на самом деле, но мне крайне любопытно - что из сказанного на самом деле правда. Разумеется никакая вы не деревенская жительница, и совершенно не держите путь в Камелот. Где это видано чтобы смерды могли позволить себе башмаки с пряжками. И уж в крайнем случае - если могут позволить себе башмаки то уж точно не пускаются в двухдневный конский переход - пешком. Только вот знаете, леди, меня совершенно не интересует кто вы на самом деле, и зачем все это плетете.
Он протянул руку над огнем, словно оглаживая пламя, и продолжал так же спокойно, не отрывая взгляда от белокурой незнакомки
- И для чего изображаете Талиесина героем-одиночкой, хотя я его знаю. Могу предположить даже что вы каким-то образом связаны с похитителями и собираетесь завести нас в ловушку, только мне и это безразлично. Но мне интересно только одно - куда увезли королеву. Замок у побережья... это который? Я слышал лишь про один который находится где-то в этих краях - Замок Мечей.

+1

120

Медраут слушал разговор очень внимательно, постукивая щепкой по глиняной оболочке. Теперь оставалось лишь помалкивать и ждать, что произойдет дальше. Сначала он досадовал на брата, который невесть зачем решил свернуть к югу. Потом взбесился на Мелюзину, которая вздумала сунуть нос не в свое дело. А теперь появилась эта девица, которую стоило бы придушить еще при рождении. Глядишь, сейчас выйдет из леса Малагант с королевой на плече и заведет светский разговор.

+2


Вы здесь » Легенды Астолата » Путь в Авалон » Рыцарь телеги и Рыцарь ненависти